Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Если соберем деньги, а потом уйдем, нас полмира проклянет». Пермский проект Playkey вышел на ICO

3 ноября 2017, 10:20

«Если соберем деньги, а потом уйдем, нас полмира проклянет». Пермский проект Playkey вышел на ICO
Фото: kinopoisk.ru
1 ноября облачная игровая платформа Playkey вышла на ICO — публичную продажу собственной криптовалюты. Она будет называться PKT - Playkey Token. Компания собирается привлечь инвестиции для развития платформы облачных игр за счёт децентрализации. Чтобы разобраться со всеми подводными камнями, мы пообщались с представителем компании Анной Лапшиной.

***

— Расскажите для наших читателей к чему вы хотите прийти? Что за «децентрализованная форма?

— Текущая форма — централизованная, только на серверах. Децентрализованная — это будущая форма, которая подразумевает рост всей инфраструктуры за счет того, что любой майнер, с наличием нормальной GPU (графический процессор — Properm.ru) и нормальным игровым компьютером, может сдавать его в аренду и выступать в роли мини-сервера. Если никто не играет, то ты занимаешься просто майнингом криптовалюты, переключаешься в режим основного майнинга.

— Почему сейчас?

— Решили не сейчас. Идея пришла еще весной. У нас ребята очень активно интересуются всеми новыми технологиями. Сейчас, чтобы найти серверы для Playkey, нужно провести огромное количество переговоров, потратить большое количество денег. Мы предъявляем к серверам очень высокие требования: требования по безопасности, требования по аварийному питанию, по охлаждению — GPU-серверы очень греются. Последний дата-центр с которым мы подписали крупный контракт был во Франкфурте, который находится за толстенной дверью. Во времена Госбанка здание Дата-Центра использовалось для хранения денег и золота. У них очень высокий стандарт безопасности.

Основная идея — масштабироваться. Сейчас сервис растёт всё больше и становится популярнее в силу экономических причин. Наша основная проблема в поддержании темпа наращивания серверов и игровых мест параллельно росту количества игроков — это практически нереально, потому что количество игроков увеличиваются быстрее. Поэтому мы приходим к помощи краудсорсинга.

Старт продаж 1 ноября. Бесполезно начинать в августе рекламную кампанию и рассказывать: «Ребята, мы выходим на рынок криптовалют». Просто бесполезно. То количество ICO, которое существует на рынке — это такой сильный информационный шум, что тебе непросто выпрыгнуть из этого шума: «Я здесь!» И рассказать, как минимум, почему ты клевый и тебе можно доверять.

— Есть ведь и другие варианты развития. Кроме того, за пользование продуктом, вы получаете деньги от пользователей.

— Именно блокчейн позволяет максимально прозрачно и открыто заняться краудсорсингом и масштабироваться в мире. На текущий момент нас очень ждут в Корее, а там, если на исследования посмотреть, на игры тратится больше всего денег. (Согласно исследованию Newzoo, в 2017 году геймеры Южной Кореи потратили свыше 4,2 млрд долларов. Это шестой по величине игровой рынок в мире с более 25 млн игроков — Properm.ru).

— В Корее тоже проблема с компьютерами?

— У них актуальна тема дешевого сервиса и тема дорого апдейта оборудования. Эта тема актуальна для всего мира, а не только для России.

Появление новых майнеров с GPU-компьютерами требует максимально безопасных и экономически выгодных договорённостей об условиях сотрудничества. Вариантов, кроме того как сделать это на смарт-контракте и на крипте, больше нет. Невозможно сделать универсальный фиат (реальные подкрепленные государственными обязательствами деньги наподобие доллара или евро — Properm.ru) для всего мира и заинтересовать майнера из США тем же, что и майнера из Австралии — у них разные валюты, территории, интересы, уровень жизни.

Наша задача — максимально уравновесить техническую составляющую, обеспечить систему, которая будет всё это связывать. Мы выступаем неким надзорным органом, который обеспечивает всю техническую составляющую, даёт необходимые инструменты, предоставляет смарт-контракт.

Тут накладывается ещё другая история — в том же Китае запретили ICO вообще. Для того чтобы сейчас с Baidu (лидер среди китайских поисковых систем — Properm.ru) согласовать открытие рекламного аккаунта, тебе нужно убрать все слова ICO, все слова биткоин — всё связанное с криптовалютой.

— То есть это какие-то особенности? Если вы переходите на китайский, то убираете всю вкладку ICO?

— По идее мы не имеем права рекламироваться на китайском рынке вообще. Но по опыту ICO, которые уже закончились, знаем, что азиаты очень активно вкладываются. Собственно почему и появилась регуляция на рынке Китая — народ начал вкладываться во всё подряд и государство сказало стоп.

— Какую сумму вы хотите собрать?

— В зависимости от предоставляемых сейчас скидок, условий партнёрства, персональных договорённостей, в зависимости от рынка — сумма варьируется от 40 до 70 млн долларов. Более того, когда мы рассчитывали бизнес-модель весной, мы учитывали другую стоимость эфира (криптовалюта Ethereum (эфириум, эфир) — очередная альтернатива биткоину — Properm.ru).

После юридического запрета в Китае эфир очень резко рухнул вниз вместе с биткоином. В какой-то момент возник риск и нужно было пересчитывать бизнес-модель, которая рушилась из-за резкого понижения стоимости криптовалюты, на которой мы базируемся. Наша криптовалюта базируется на протоколе эфира. Мы пересчитали стоимость перед стартом ICO — снизили стоимость и вышли на пре-ICO уже с фиксированной суммой, которая не может меняться, так как это будет чревато жесткой потерей доверия.

— Сколько своих средств вы вкладываете?

— В любом случае есть процент токенов, который отдается команде. Это мотивационная составляющая для того, чтобы собственная команда работала на увеличение стоимости токена в дальнейшем. Насколько я помню, есть запрет на вывод токенов командой в течение ближайшего года. В принципе одно из правил.

— С какой суммой к вам можно придти?

— На пресейле — от шестидесяти эфиров, это 17 тыс. долларов. Все пресейлы для фондов, они не предназначены для физичиских лиц. Фонды приносят сразу большую сумму денег, они видят перспективу и понимают, что нужно вкладываться. А вкладываться большой суммой более целесообразно. Рост криптовалюты обусловлен и экономическим ростом, и ростом потребности в продукте, и вовлечением других участников рынка, и тем, что криптовалюту уже нигде не купить по начальной стоимости, а можно купить только на бирже. Естественно, продаваться она будет уже по более высокой стоимости, но в зависимости от состояния внутри продукта эта стоимость будет также подниматься до потолка и опускаться.

Сейчас игры на криптовалютных биржах это вообще отдельная тема — там происходит ад и содомия, и соваться туда без какой-то специальной подготовки я бы не рекомендовала. Сейчас многие бросились играть с мыслью о том, что это лёгкие деньги и нужно успевать, пока эта сфера не регулируется государством.

— ICO уже началось. Какие сроки, какие цели ставите?

— Выпущено сто миллионов токенов (PKT), сейл которых начался 1 ноября и продлится до конца месяца, до 30 ноября. По окончании основных продаж, если часть токенов остаётся непроданной — она сгорает.

В продажу у нас поступает только 60% из всех эмиссионных, остаётся контрольный пакет для Playkey. Часть уходит на расходы по развитию команды, часть на маркетинг. Маркетинг естественно требует крупного вложения именно потому, что успех нового продукта во многом зависит от узнаваемости в мире.

— То есть постепенное развитие с получением денег за пользование серверами затянуло бы развитие. Или или еще есть что-то скрытое?

— Ничего скрытого нет. Когда вы хотите молока, вы идете в магазин и покупаете его. Просто находите магазин, в котором есть нужный товар. Технология сейчас появилась и нам подходит как никогда. Сейчас очень много участников рынка приходят в ICO в формате: «Блин, какой-то хайп, можно быстро понабрать денег. Пойду тоже схожу, что-нибудь сделаю».

Другой вопрос, что есть ряд проектов, для которых блокчейн внутри механически не нужен. Там можно и без блокчейна реализовывать. Но у нас без блокчейна просто не быть.

Нам нужно сейчас обеспечить всю прозрачность за счет того, что взаимодействие между майнером и игроками было максимально проконтролировано. А мы же не можем за каждым майнером бегать и вести учет. Соответственно, это используется в технологии блокчейна, технологии смарт-контракта, с которым происходит все взаимодействие.

— К вопросу о прозрачности. Я прихожу, даю вам 17 тыс. долларов. Что получаю взамен?

— На кошелек вы получаеете непосредственно токены. Когда приходишь покупать золото в банке, выдают либо слитками, либо документами, что у есть какое-то золотое обоснование. Так же и тут. Я плачу эфирами — одной из криптовалют, перечисляю на тот же самый эфирный кошелек. Обратно получается PKT. Грубо говоря, вы обмениваете одну криптовалюту на другую. Но ваша криптовалюта PKT также, как доллар, будет со временем расти. А может не расти, может падать. И тебе просто нужно в нужный момент просто понять, для чего тебе вообще эти PKT. Тебе нужны инвестиции? Тогда ты просто сидишь, как хомяк, и ждешь, пока оно вырастет.

А потом выставляешь через какой-то момент эти PKT-токены и выводишь их в фиат. Ты выводишь их и получаешь деньги, но это получается дороже, чем когда ты их купил на самом ICO. ICO — это самая дешевая стоимость, которую можно будет купить.

— Вы говорили про заключение контракта.

— Смарт-контракт непосредственно для основной продажи. Он призван пересмотреть огромное количество механизмов событий, которые могут существовать.

— Почему вы сейчас реализуете ICO?

— Потому что инструмент есть, нужно идти. Будет этот инструмент ошибкой — окей, тогда мы поймем, что там была ошибка и исправим. Это все равно что одеть в новенькое чистое ребенка и выпустить его погулять. Он все равно придет чумазый. Бесполезно его постоянно пытаться переодевать. Так же и тут. Если идешь по бизнесу, совершаешь ошибки, важно очень быстро понять — ошибка — сделать для себя выводы и идти дальше. Споткнулся, поднялся, бежишь дальше.

Да, действительно, сейчас огромное количество тех, кто выходит и занимается scam`ом (мошенничеством — Properm.ru). Для того, чтобы не попасться на уловку мошенников, сначала подумай, куда ты несешь деньги. Сядь, изучи вопрос: команда вообще этим продуктом раньше занималась? Или я придумал ICO и решил продавать помидоры, хотя был до этого парикмахером?

Посмотрите на эдвайзеров — они тоже должны иметь реальное отношение к проекту и помогать команде развиваться. Нужно смотреть на команду, продукт, гуглить, где команда участвует, какие были спикеры. Реально погружаться в тему, чтобы максимально себя обезопасить.

— Есть ведь примеры мошенничества, более мелкие но есть.

— Не помню точно, но одни собрали порядка 10 тыс. долларов просто за счет того, что скопировали визуально лендинг одного из ICO, выложили на этом лендинге свой собственный эфирный кошелек, адрес которого на индексовской странице публикуется. И собирали на эту страницу. То есть они нормально ICO прокачали. Человек приходит, он вроде визуально видит что нормально — и вкладывается.

— Сколько ни посмотришь, сколько наград там ни выиграете, всегда есть вероятность, что вы просто соберете деньги и испаритесь. Ну, не испаритесь — просто ничего не получится.

— Репутационно помрешь. Если с тысяч собираем деньги, а потом: «Мы пошли»? Нас полмира просто проклянет.

Для нас репутация — это практически все на текущий момент. Просто мы настолько уже завязаны с серьезными партнерами, игровыми правообладателями, data-центрами, майнинг-фермами через того же Дейва Карлсона (создатель крупнейшей майнинг фермы GigaWatt — Properm.ru), что мы по сути своей репутацией начнем пакостить репутацию другим крупным партнера.

— Еще нюансы?

— Выбор времени не только зависит от ресурсов, чтобы команда была на рабочих местах в компьютере, была готова защищаться от DDos-атак, например. Были случаи, когда стартапы собирали крипту, тут же через полчаса взламывался их кошелек, деньги переводились непонятно куда. Ребята вроде бы собирали деньги, а нету денег, просто увели из-под носа.

Это тоже риск, от которого вообще никто не застрахован. Можно провести огромное количество тестов по безопасности. Это, конечно же, делается и у нас. Но мы прекрасно понимаем: на 100% этот риск исключить никто не может.

— Как работает конкуренция в этом плане? Вы сильно зависите от того, насколько другие хотят вырасти? Например, вы собираете 70 млн, другие — 150. Как-то это на рынке именно компьютерных игр вас может обрушить?

— Во-первых, на рынке компьютерных игр Playkey — это полностью децентрализованная платформа. В этом плане мы сильно впереди всех остальных потому, что стали первой в России и мире облачной игровой платформой именно с этой бизнес-моделью, которая вышла на ICO.

Есть еще несколько продуктов, которые вроде ставятся как наши конкуренты. Те же PlayStaion Now, например. Но это разные вещи, разные бизнес-модели, абсолютно по-разному происходят и работают. Мы не можем сказать, что это наши конкуренты на текущий момент.

Kinopoisk.ru