Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
6847 +70
Выздоровели
4851 +41
Умерли
302 +3
Properm.ru
«Кейс варяга» и социометрия. Эксперты проанализировали итоги рейтинга влиятельности персон Прикамья Мы попросили экспертов в политической сфере прокомментировать результаты рейтинга оценки влиятельности персон Пермского края от Properm.ru. Оценки экспертов получились столь же полярными, как и результаты самого рейтинга. По-разному оценили и реалистичность результатов, и состояние политической системы Прикамья и её болевые точки. Но сошлись в том, что подобные замеры интересны, дают повод для размышлений и их нужно продолжать.

«Кейс варяга» и социометрия. Эксперты проанализировали итоги рейтинга влиятельности персон Прикамья

27 декабря 2019, 17:30

«Кейс варяга» и социометрия. Эксперты проанализировали итоги рейтинга влиятельности персон Прикамья
Фото: Properm.ru
Мы попросили экспертов в политической сфере прокомментировать результаты рейтинга оценки влиятельности персон Пермского края от Properm.ru. Оценки экспертов получились столь же полярными, как и результаты самого рейтинга. По-разному оценили и реалистичность результатов, и состояние политической системы Прикамья и её болевые точки. Но сошлись в том, что подобные замеры интересны, дают повод для размышлений и их нужно продолжать.

Политолог Алексей Чусовитин увидел в рейтинге демонстрацию застоя и «смерть» публичной политики: «Рейтинг показывает, что в регионе на данный момент нет политической борьбы и политических конфликтов. Все субъекты рейтинга сторонники одного политического курса и позиционирования. В рейтинге нет чужих. Соответственно, нет системных политических конфликтов. На языке политологии это принято называть «застоем». Элиты не продуцируют альтернативные пути и способы решения проблем. Конфликты соответственно, носят лишь аппаратный характер. Вывод: реальные проблемы региона отдельно, а аппаратная борьба отдельно».

Анализируя качество политической системы Прикамья, политолог находит сходства сегодняшнего времени с периодом губернаторства Виктора Басаргина.

— Система (важнейшее свойство этой системы — безструктурность) политического влияния времени Максима Решетникова структурно соответствует системе политического влияния времен Виктора Басаргина. Например, кейс варяга, когда привлеченные из других регионов люди мгновенно становятся влиятельными и затем мгновенно эту влиятельность теряют. Следовательно, региональная политическая система не считает их субъектами, а привычно адаптирует их к своим нуждам. Это кейс должности, который автоматически дает человеку некую виртуальную влиятельность, при этом реального влияния у этого человека нет, так как он функция политической системы.

Несмотря на в целом стабильную, хотя и аморфную политическую систему, которую мы видим по итогам рейтинга, есть и особенности. Сразу несколько экспертов отметили низкие оценки которые получили депутаты Госдумы и сенаторы от Пермского края. Евгений Сапиро считает это проявлением общего отношения к системе российской законодательной власти.

— Привычными и, увы, грустными особенностями подобных рейтингов остаются низкие — во второй полусотне, места большинства членов Федерального собрания РФ. Нельзя не отметить, что зачастую такая оценка в большей мере определяется не столько недостатками работы конкретного сенатора или депутата, сколько резким падением оценки гражданами дееспособности всего российского парламентаризма, от федерального до муниципального, который давно и прочно лег под исполнительную власть.

Специалист по избирательным технологиям Андрей Денисенко предполагает, что дело все-таки в том, что депутаты «отрываются» от своих регионов:

— Грустно, что депутаты Госдумы, сенаторы и общественные активисты заняли столь невысокие места, хотя и это отражает реальную картину дел. Пожалуй, самый значимый информационный повод, созданный представителями региона в Федеральном Собрании — это заявление в Фейсбуке Алексея Бурнашова о сложении полномочий. Пермские же сенаторы — и Андрей Климов, и Алексей Пушков больше работают над своим весом на внешнеполитической арене, чем в Пермском крае.

Позиции силовиков в таблице так же по-разному оценены экспертами. Евгений Сапиро: «Неожиданными оказались высокие места силовиков. О том, что это не случайность, а тенденция свидетельствует высокая «кучность» занимаемых ими мест». Андрей Денисенко считает такой результат закономерным: «Логично, что силовики оказались по влиянию сопоставимы с группой крупного бизнеса — это и общероссийская тенденция и отражение последних историй с уголовными делами, в которых оказывались замешаны представители разных ветвей власти».

Алексей Чусовитин обращает внимание на точки, которые могут впоследствии стать основами для системных конфликтов: «В регионе есть четыре субъекта, которые являются потенциальными политическими катализаторами. Ими являются: Андрей Кузяев, Дмитрий Скриванов, «Лукойл», Юрий Уткин. Некоторые из них находятся не на своем месте рейтинга. Некоторые слишком быстро падают или растут. Некоторые отсутствуют (пустота тоже информативна). На мой взгляд, именно эти персоны могут стать стержнями будущих системных конфликтов.

Наши эксперты разошлись во мнениях насколько рейтинг Properm.ru точно отражает реальность. Андрей Денисенко считает что результаты отражают реальную ситуацию: «Рейтинг, на мой взгляд, получился максимально близким к реальному положению дел. В целом, проект получился интересным, хоть и субъективным, как все рейтинги. Будет интересно понаблюдать, как позиции участников будут меняться в динамике».

Людмила Ознобишина, политконсультант:

— На мой взгляд, рейтинг по 10-ти балльной шкале лишь на пять баллов соответствует реальности. Кто-то переоценен, кто-то наоборот недооценен. Причем поражает разбег оценок, те, кто в первой десятке, вполне в реальности могут быть даже не во второй, а в третьей десятке. Сказалось возможно присутствие в рядах экспертов тех, кто давно уже, лет 10 точно отошел от пермской политики, но живет еще теми категориями десятилетней давности. Поэтому этот рейтинг для меня стал скорее зеркалом нашего экспертного сообщества, чем реальной политической картины.

Об отражении взглядов участников на реальность говорит и руководитель пермской редакции «ФедералПресс» Михаил Майоров. Он считает, что мы видим «срез картины мира» тех, кто голосовал: «Результаты рейтинга где-то предсказуемы, где-то неожиданны, а с какими-то я просто не могу согласиться. Но это объяснимо, так как эксперты пытались объять необъятное: ранжировать акторов из самых разных сообществ, представляющих широкий спектр организаций от НКО до федеральных структур с территориями ответственности от своего рабочего кабинета до региона в целом. В силу такой неоднородности у экспертов не могло быть единой методологии оценки, каждый выстраивал свою систему координат».

Михаил Майоров:

— Мне кажется, рейтинг отражает не столько реальные расклады, сколько срез картины мира в понимании экспертного сообщества, отобранного организаторами исследования. В этой картинке отражаются и политес, и пермские мифы трех последних десятилетий, и социально-экономические особенности региона, и степень публичности тех или иных персон. Все это служит любопытным предметом для анализа.

Короче выразился эксперт Владимир Прохоров: «В таблице много несуразиц, но это не несуразицы таблицы, это несуразицы сознания экспертов. Или подсознания».

И последнее. Пытаясь понять почему эксперты отдали людям «команды Трутнева» довольно высокие места в рейтинге, даже если те отошли от активной деятельности или работают в других регионах мы обратились к социологу Олегу Лысенко.

«Механизмы лояльности, — ответил социолог, — в социологии и психологии есть такой тест: социометрия. Ученикам дают бумажки и просят их написать трёх друзей из класса, кого они бы позвали на день рождения. Кто набрал больше всего голосов, тот и лидер в классе. То же самое и здесь. Поздравляю, вы провели социометрию в масштабах края».