Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
20382 +299
Выздоровели
13915 +285
Умерли
941 +16
Properm.ru
Вся муниципальная рать… Скандал внутри городской думы демонстрирует общую слабость властей Перми В классических «герметичных» детективах проницательный сыщик Ниро Вульф или Эркюль Пуаро собирает участников событий, демонстрирует им противоречия, вскрывают внутренние посылы, и участники (например, члены одной семьи) высыпают на шокированного читателя весь запас накопленных в шкафах скелетов. Выглядит иногда комично, чаще трагично. Ситуация скандала с Юрием Уткиным (нет, он, конечно, не в роли Пуаро) вскрывает старые проблемы всей пермской городской власти, главная из которых - слабость.

Вся муниципальная рать… Скандал внутри городской думы демонстрирует общую слабость властей Перми

Вся муниципальная рать… Скандал внутри городской думы демонстрирует общую слабость властей Перми
Фото: Properm.ru
В классических «герметичных» детективах проницательный сыщик Ниро Вульф или Эркюль Пуаро собирает участников событий, демонстрирует им противоречия, вскрывают внутренние посылы, и участники (например, члены одной семьи) высыпают на шокированного читателя весь запас накопленных в шкафах скелетов. Выглядит иногда комично, чаще трагично. Ситуация скандала с Юрием Уткиным (нет, он, конечно, не в роли Пуаро) вскрывает старые проблемы всей пермской городской власти, главная из которых - слабость.

Сам сюжет из жизни народных депутатов напоминает, скорее, не детектив, а старинные комедии нравов. Разногласия в Пермской городской думе весной этого года вылились в несколько странных решений Юрия Уткина. Это привело к параличу работы парламента в важный момент первой волны коронавируса. Попытки депутатов как-то разрешить противоречия привели к еще большему углублению конфликта. Все продолжилось публичной поркой господина Уткина в тонах, близких к оскорбительным, и юридически небесспорным снятием его с должности.

Полномочия возложили на Дмитрия Малютина. Вице-спикер за господина Уткина подписал все решения думы, включая снятие того с должности. Уткин пошел в суд, Малютин пошел в прокуратуру. Ночью 12 ноября некто сменил замки в приемной к кабинетам председателя думы и руководителя аппарата. Юрий Уткин к себе в кабинет попал, руководитель аппарата нет. Все эти действия сопровождались разнообразными высказываниями, намеками, жалобами и апеллированием к вышестоящим инстанциям. Выглядит…, да не очень это выглядит, если честно. Будет и продолжение.

На самом деле, причины нынешних событий надо искать в 2015–2016 годах. В 2015 году еще прошлый состав городского парламента (многие из депутатов, кстати, работают и сейчас) утвердил новый Устав Перми. Ключевая позиция — пост главы города — переместился из думы в мэрию вместе с полномочиями. Если раньше должность главы занимал председатель гордумы (и избирали его коллеги-депутаты), то теперь официально город возглавляет глава администрации. А избирает его некая комиссия, в которой роль и избирателей, и депутатов весьма призрачна.

То есть, и без того перекошенная в сторону исполнительной ветви система муниципальной власти стала дисбалансной. Роль администрации возросла почти до абсолюта, полномочия думы оказались минимальными. Скажем откровенно, практически любое решение городского парламента мэрия может обойти, либо безболезненно игнорировать. Потому что Начальник — это когда у тебя бюджеты, право назначать и увольнять. А если нет — нет.

Так вот с переходом должности главы в администрацию, городская дума перестала быть Начальником. Это хорошо видно, если внимательно почитать раздел Устава города под названием «Компетенция Думы» («компетенция», Карл, а не «полномочия», именно так и написано). Реальных полномочий там до обидного мало.

Как мне кажется, осознание изменившейся ситуации приходило ко всем сторонам процесса постепенно. Год за годом менялись тон и стиль взаимоотношений мэрии и думы. Если отследить изменения за несколько лет, видно, как администрация все больше ощущала себя «барином», а дума свыкалась со статусом «зависимой».

Очень хорошо это видно по ситуации с транспортной реформой. Аргументы и слова депутатов сильно напоминали «глас вопиющего в пустыне», а позиция мэрии «Васька слушает и ест». Решения-то дума все равно принимала, какие надо администрации. Только сейчас, когда мэрию зажало в угол миллиардными убытками, администрация вспомнила о совместной работе и, конечно, о солидарной ответственности.

К чему этот экскурс в недавнюю историю? Представляется, что понимание своей политической недооцененности вместе с невозможностью повлиять на реальную ситуацию выплеснулось в форме внутреннего конфликта. Только вот точкой приложения выплеснувшегося напряжения стала не администрация города, что было бы логично, а коллеги. Добавим, к этому процессы, связанные с самоизоляцией и оп-па… Вместо спокойного политического диалога имеем свару в стиле «Вороньей слободки» или шумных бракоразводных процессов.

Одна сторона игнорирует коллег, ругается с аппаратом, блокирует любые даже самые логичные решения, вскрывает замки. Другая инспирирует вульгарную и пошлую травлю в пермских телеграм-каналах с оскорблениями, за которые в иную эпоху отрезали не только уши. Все это конечно роняет и без того небезупречную репутацию городского парламента.

Парадокс в том, что исполнительная власть города, которая, по мнению некоторых экспертов, ощущает себя выигрывающей от скандала, на самом деле проигрывает. Сместившийся политический баланс последних лет и так сделал мэрию вялой. Нет нормальных политических рефлексов, притупились инстинкты. Решения принимаются поздно, либо не принимаются вообще. О кадровых ротациях и вовсе говорить не приходится. Без сопротивления мэрия Перми «обрюзгла и ослабла». Ну кто-нибудь мог представить лет семь назад просто вслух произнесённую инициативу «отдать полномочия по градостроительству Перми в ведение краевого правительства»? А между тем, это не только произнесено, но и ушло в виде законопроекта в Заксобрание края. Согласно документу, у мэрии Перми отбирают: все, что касается генплана Перми; утверждение ПЗЗ и документации по планированию территории города; выдачу разрешений на строительство и ввод в эксплуатацию объектов.
И что мы слышим по этому поводу? Ничего. А ведь отдать градостроительство — это все равно, что отдать на сторону часть суверенитета.

По идее, сейчас для защиты своих исконных полномочий думе и мэрии стоило бы забыть о разногласиях. Но нет. Выигрыш в тактических ссорах представляется более важным. Только вот победителями окажутся совсем другие люди и ведомства. Конечно, если невеликий скандал о делении места председателя думы со всеми подробностями уйдет к федералам, Прикамье в очередной раз станет посмешищем. Но это дело временное, посмеялись и забыли. А вот утерянные полномочия обратно возвращать придется долго и тяжело.

Год назад на заседании Пермской городской думы, когда на голосование ставился вопрос о повышении цены проезда в общественном транспорте депутат Александр Филиппов сумрачно произнес: «Коллеги, если мы сейчас утвердим это решение, это будет означать потерю политической субъектности для думы». Вряд ли политик предвидел нынешний ход событий, который более напоминает бразильскую мыльную оперу, нежели политические баталии. Но слова Александра Филиппова оказались почти пророческими. Только касаются они теперь не только думы, но и всей системы муниципальной власти Перми.


Оцените материал