Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
95950 +451
Умерли
5733 +25
Привито V2
607134 +1175
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Ограниченные пермские парламентарии. Чем запомнились пять лет работы VI созыва Пермской городской думы В 2019 году на пленарном заседании думы депутат, а ныне глава Свердловского района Перми Александр Филиппов сумрачно произнес уже знаменитое: «Коллеги, если мы сейчас утвердим это решение, это будет означать потерю политической субъектности для думы». Два года спустя VI созыв городского парламента закончил свою работу, так и не решив ни для избирателей, ни даже для себя вопрос места муниципального парламента в сегодняшней системе власти. Есть ли еще это место? А может быть его заново надо «выгрызать»?

Ограниченные пермские парламентарии. Чем запомнились пять лет работы VI созыва Пермской городской думы

25 августа 2021, 07:30
Колонка

Ограниченные пермские парламентарии. Чем запомнились пять лет работы VI созыва Пермской городской думы
Фото: Properm.ru
В 2019 году на пленарном заседании думы депутат, а ныне глава Свердловского района Перми Александр Филиппов сумрачно произнес уже знаменитое: «Коллеги, если мы сейчас утвердим это решение, это будет означать потерю политической субъектности для думы». Два года спустя VI созыв городского парламента закончил свою работу, так и не решив ни для избирателей, ни даже для себя вопрос места муниципального парламента в сегодняшней системе власти. Есть ли еще это место? А может быть его заново надо «выгрызать»?

«Вы ничего сама не решаете, поэтому все вас так любят».
Эдуард VIII, из сериала «Корона»

Последнее пленарное заседание городского парламента VI созыва (24 августа 2021 года) ничем, по большому счету не отличалось от других. Депутаты в маленьких окошках системы видеоконференцсвязи, ставших привычными за последний год. Врио председателя Пермской городской думы Дмитрий Малютин ведет заседание с уже привычными интонациями председателя совета дружины. Есть в его стиле некоторое сходство с Дмитрием Губерниевым, согласитесь. Этакий неувядающий оптимизм с толикой пафоса.

Как обычно, интересное и долгое обсуждение пришлось на первые вопросы. На этот раз вице-мэр Алексей Грибанов докладывал о готовности школ города к началу учебного года. Депутаты привычно задавали острые вопросы, чиновник привычно уклонялся от конкретики. Выступили все, кто был активен последние годы: Надежда Агишева, Денис Ушаков, Арсен Болквадзе, Павел Фадеев, Вероника Куликова, Владимир Молоковских. Из «активистов» не было Ильи Лисняка и Александра Филиппова, но они сняли с себя полномочия. Обсуждение длилось полтора часа и привычно закончилось резолюцией: «принять к сведению». На следующие 54 вопроса повестки депутаты потратили два часа, что тоже привычно. И последние 20 минут прощались друг другом, говорили правильные хорошие слова. Рефлексии и анализу прошедших 5 лет никто время уделять не стал. И правда, зачем о грустном?

В 2015 году еще V состав городского парламента утвердил новый Устав Перми. Ключевая позиция — пост главы города — переместился из думы в мэрию вместе с полномочиями. Если раньше должность главы занимал председатель гордумы (и избирали его коллеги-депутаты), то с этого момента официально город возглавляет глава администрации. И без того перекошенная в сторону исполнительной ветви система муниципальной власти стала дисбалансной. Роль администрации возросла почти до абсолюта, полномочия думы оказались минимальными. Скажем откровенно, практически любое решение городского парламента мэрия может обойти, либо безболезненно игнорировать. Потому что Начальник — это когда у тебя бюджеты, право назначать и увольнять. А если нет — нет. С переходом должности «главы» в администрацию, городская дума перестала быть Начальником.

Большую часть своей рабочей пятилетки VI созыв городского парламента провел, пытаясь свыкнуться с новым статусом. Сначала депутаты по привычке (а многие перешли из V созыва в VI) давили на мэрию и торговались за достижения компромиссов в решениях. И в администрации, опять же по привычке, сначала даже следовали прежним правилам. Но постепенно, все это перешло в ритуальную плоскость. Будучи по факту Начальником, но соблюдая политес, чиновники мэрии во главе с Дмитрием Самойловым перешли в режимы «Васька слушает да есть» или «собака лает, караван идет». Депутатам позволялось вволю критиковать доклады и выступления вице-мэров и самого главы города, но все ключевые решения принимались в администрации города без оглядки на точку зрения городской думы. Впрочем, большинство парламентариев с удовольствием играли в эту странную игру. Им виртуально выказывали уважение, они взамен виртуально протестовали, но всегда сдавались.

Депутаты практически безучастно пропустили оптимизацию системы образования города, бесконечные игры мэрии в вопросах строительства. Безропотно позволили чиновникам резвиться в благоустроительных подрядах, проглотили реформу НТО. Дружно поддержали трехкратное повышение ставки налога на землю в частном секторе с великой фразой Ирины Горбуновой: «Я успела провести эксперимент на жителях микрорайона Садовый, у которых тоже есть свои участки, и они спокойно восприняли это повышение». Прикрывали ситуацию, когда соответствующие блоки мэрии проваливали инвестиционную программу и строительство объектов инфраструктуры. А уж отчаянное предложение Натальи Росляковой в 2019 году купить в каждый подъезд по три лопаты, чтобы жители сами чистили тротуары и улицы от снега, выглядело как самоубийственный рывок в защиту «облажавшихся» руководителей департамента благоустройства.

Взамен, кроме статуса, депутатам оставили благоустройство дворов в своих округах, некоторое влияние на бюджет города. И пожалуй все. Идеи, даже бесспорно разумные, в мэрии предпочитали не замечать. Например, чтобы продавить бесплатную парковку для многодетных в центре города потребовались (внимание!) 3 года и смена главы города.

Определенный перелом произошел два года назад с началом транспортной реформы. На тот момент глубина идеологической пропасти между парламентариями и администрацией Перми побила рекорд Марианской впадины. Мэрия, как кажется, сильно потеряла и в компетентности, и в оценке реальности, олицетворением чего и стала реформа. Непродуманный и не просчитанный проект продвигали с грацией бегемота и пренебрежением английской аристократии к аборигенам Африки. Взамен получили сложившуюся активную группу городских парламентариев и сотрудников аппарата Думы, которая подвергла жесткой и обоснованной критике каждый шаг. Хотя и тогда большинство думы думало в стиле высказывания Натальи Мельник: «…у нас на следующий год выборы. Вот мы сейчас решим кадровый вопрос, а новые кадры ничего не изменят. А мы в каком виде будем?»

Весной 2020 года кризис самоидентификации городской думы, понимание своей политической недооцененности вместе с невозможностью повлиять на реальную ситуацию выплеснулись в форме внутреннего конфликта. Свара старинного русского стиля «Воронья слободка» закончилась вовсе не изгнанием Юрия Уткина из рядов. Пока депутаты и чиновники с наслаждением выплескивали накопившуюся энергию в конфликте, они спокойно пропустили инициативу «отдать полномочия по градостроительству Перми в ведение краевого правительства». Речь сейчас не пользе или вреде этого решения. Речь о той самой субъектности. Отдать градостроительство — все равно, что отдать часть суверенитета.

В итоге сейчас мы имеем довольно странную, хотя и закономерную ситуацию. Решение об ослаблении Пермской городской думы шестилетней давности в конечном итоге привело к общему ослаблению всей системы муниципальной власти в краевой столице. Администрация города фактически вошла в вертикаль региональной исполнительной власти. Тактически, это может и хорошо, но стратегически вряд ли. Получается, что единственным представителем и выразителем именно городских интересов, остается муниципальный парламент. Но все тем же решением самой думы об Уставе города, полномочий отстаивать эти интересы у Думы осталось с гулькин нос.

Вот в Великобритании ограниченная монархия, когда королева царствует, но не правит. А у нас теперь ограниченный пермский парламентаризм. И у нового состава Пермской городской думы будет серьезный выбор. Депутаты могут принять позицию Елизаветы II: «Править — не моя работа. Но моя работа — обеспечить надлежащее управление». А могут, конечно не делать ничего, приняв ритуальную роль.

Но как известно от тех же британских монархов, бездействие — самая тяжелая работа.


Оцените материал
5 2 14 64