Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Заседание коллегии минкульта умышленно превратили в балаган»

13 декабря 2012, 11:05

«Заседание коллегии минкульта умышленно превратили в балаган»
А экспертная группа «Культура» ничего полезного губернатору предложить так и не смогла. К такому выводу пришел эксперт Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев.

Расширенное заседание коллегии краевого Министерства культуры, которое прошло еще в прошлую пятницу, 7 декабря, до сих пор остается горячей темой для обсуждения. На этот раз своими мыслями поделился эксперт пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев.

По словам Аверкиева, почти все озвученные мнения можно было свести к трем позициям:
Первая позиция: «пермский культурный проект» — «наше всё», поэтому «проект» нужно продолжить по заветам уже отбывших культуртрегеров, лишь очистив его от излишней конфликтности и одиозности. Знаменем этой позиции стал профессор Владимир Абашев, руководитель экспертной группы «Культура».

Вторая позиция: «фу, какая гадость этот ваш Гельман и его современное искусство». Жлобское вторжение московских культуртрегеров на пермскую территорию сформировало в Перми своего рода субкультуру «ненавистников современного искусства». Соответствующая публичная ксенофобия стала важным компонентом самореализации для многих пермских «деятелей культуры» и просто «интеллигентных людей». Таковыми были большинство «выступлений из зала» на этом странном «экспертном обсуждении».

Третья позиция: «люди бьются за бюджет», как метко обозначил её, изящно сославшись на гётевского персонажа, губернатор Виктор Басаргин. Биться за бюджет людям, конечно, нужно, даже обязательно, но всему свое время и место. На этом же «экспертном обсуждении» большинство ораторов, вслед за ненавидимыми многими из них «культурными революционерами», безбожно путали экспертную миссию с лоббистской. Апофеозом «экспертной битвы за бюджет» стало гневливо-жалостливое выступление члена экспертной группы и одновременно председателя Пермской краевой организации Российского профсоюза работников культуры Ирины Становкиной, которая пропела бесконечно банальную в своей правдивости песню о мизерных зарплатах бюджетников от культуры».

По словам эксперта Пермской гражданской палаты, весь итоговый перечень предложений экспертной группы при губернаторе свелся к «классическому списку ведомственных пожеланий в духе «обеспечить-улучшить-усилить». Например: «Предусмотреть меры по повышению уровня профессиональной компетенции кадров в учреждениях культуры», или — «Рекомендовать органам местного самоуправления в рамках исполнения Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» обеспечить повышение заработной платы работников муниципальных учреждений культуры и доведение к 2018 году средней заработной платы работников муниципальных учреждений культуры до средней заработной платы в регионе».

Игорь Аверкиев:

В конечном счёте, расширенная коллегия превратилось в некий странный гибрид ветхозаветного партхозактива и митинга противников и стеснительных сторонников «пермской культурной революции».

Как предположил пермский общественник, возможно «превращение экспертного совещания в бюрократический балаган» было задумано организаторами для того, чтобы отвлечь внимание от того, что экспертная группа «Культура» ничего полезного губернатору предложить так и не смогла.

Игорь Аверкиев:

Завершая заседание расширенной коллегии, Виктор Басаргин предъявил публике и некоторую идеологическую позицию. Примерно такую: независимо от того, кто как относится к «пермскому культурному проекту», он является «нашей платформой, с которой мы будем стартовать в любом случае». Я бы несколько переиначил: не «пермский культурный проект» является платформой для новой культурной политики, а ситуация, созданная этим «проектом» в Пермском крае. Разница существенная.

Список интересных вопросов, ответов на которые, по мнению Аверкиева, на заседании коллегии так и не прозвучало:

Что делать с «наследством» «пермской культурной революции»? Что оставить как есть, что переформатировать, что забыть?

Какие проблемы в пермской культуре следует считать главными, чтобы сконцентрировать на их решении внимание и ресурсы властей (помимо всеобщего повышения заработной платы и поголовного переобучения всех всему)?

Каковы приоритеты новой культурной политики в каждой культурной сфере, в каждом перечне культурных объектов, направлений и институтов?

Что делать с теми культурными объектами и институтами, на нормативное существование которых бюджетных денег в необходимом объёме нет и никогда не будет?

Откуда взять много внебюджетных денег на стремительно деградирующее культурное наследие края и многое другое?

Как преодолеть убожество менеджмента в пермской культурной отрасли?

Как преодолеть предопределённую второсортность и местечковость (за небольшим исключением) пермского художественного образования?

Как избавиться от «коррупции симпатий», мафиозности и клиентельности при распределении государственных ресурсов и преференций в сфере культуры?

Что делать со многими или даже с большинством культурных учреждений, которые постепенно превратились в своего рода богадельни, без какой-либо реальной культурной миссии, с гарантированными ставками и рабочими местами, в которых государство содержит мало кому нужных людей, не несущих другим людям ничего прекрасного и высокого, даже интересного?