Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Махотка, луковик и 18 метров огня. Удивительные факты о «Кунгурской керамике»

23 августа 2017, 10:00
регион

Махотка, луковик и 18 метров огня. Удивительные факты о «Кунгурской керамике»
Фото: Properm.ru
Кунгурская гончарная лавка давно стала местной достопримечательностью. Сюда заезжают автобусы, везущие туристов по «официальным программам», сюда заезжают самостоятельные путешественники.

Редкий, и от этого приятный, факт — это не магазинчик с сувенирами из Китая, почти весь товар здесь производства местной фабрики со 170-летней историей «Кунгурские народные промыслы».

На втором этаже гончарной лавки небольшой выставочный зал. Почти двухметровый самовар и такой же воздушный шар, невероятной красоты и оригинальности предметы быта — все это сделано здесь, все это награждено и отмечено на профильных выставках по всей России. А первый этаж — есть где разгуляться покупателям. Для кухни, для дома, для сада, для интерьера и декора — женщины могут бродить здесь часами. Что там: даже мужчины нет-нет, да и начнут искать взглядом подарок для любимой бабушки.

«Эко посуда» — гласит табличка на большой витрине, заполненной рустикальными посудинами, порой даже не ясного назначения. Здесь представлена линейка старинных предметов быта, получивших второе рождение. Банки под овощи и крупы, емкости — солило, луковик, махотка, баклага, кубышка — для каждого предмета указано аутентичное название. «Наши предки знали, как лучше. Вот из таких кружек и молоко, и морс, и пиво — в разы вкуснее», — рассказывает о коллекции «Из глубины веков» сам владелец «Кунгурских народных промыслов» Александр Кобелев.

Гончарный промысел зародился в Кунгуре еще в 17 веке. Первую фабрику по производству глиняной посуды открыл купец Иван Аксёнов в 1847 году, а после появились и завод глиняной посуды, и фаянсовая фабрика. В 1932 году в Кунгуре была образована полуфаянсовая артель облразнопромсоюза, в 1956 годуполуфаянсовая артель была реорганизована в завод керамических изделий. Завод проработал до 1998 года. Тогда, двадцать лет назад, он был объявлен банкротом и мог пропасть навсегда. Предприятие спас Александр Кобелев, открыв цех ЗАО «Кунгурские Народные Промыслы» на арендованной у завода площади. Отсюда и началась новая страница в жизни предприятия. Сейчас «Кунгурская керамика», входящая в «Кунгурские народные промыслы», является одним из четырех предприятий, производящих керамику в России. Предметы быта и искусства из Кунгура занимают пятую часть всего российского рынка.

Среди поводов для гордости у Александра Кобелева включение в список «100 лучших товаров России». Награду ему вручал Юрий Трутнев. «Он тогда сказал, что люди по глине ходят, а мы из нее произведения искусства делаем и деньги», — вспоминает владелец производства. И рассказывает о втором поводе для гордости — уникальности производства.

Предприятие само добывает сырье (красную глину), у них есть карьер, лицензия на добычу, платит за разработку карьера. Само подготавливает сырье к использованию на производстве (превращают обычную глину в гончарную), само делает продукцию, разрабатывая эскизы, коллекции, само продает. Есть гончарное производство (20–30%), есть литье, формовка. Оборудование импортное (итальянское, в основном), так как в России не делают хорошего оборудования. Гончарные круги самодельные, потому что те, которые продаются, не подходят.

«На производство организуем ежедневные экскурсии, есть просто экскурсии, есть с мастер-классом, можно посидеть за гончарным кругом и даже что-то сделать самому. Надо видеть восторг людей, когда из куска глины получается чудо! » — рассказывает Александр Кобелев по дороге в цеха. За ним отправляемся на небольшую экскурсию, знакомиться с производством.

В глинозаготовительном цехе из карьера глина поступает в мельницы, там перемалывается, обезвоживается, процеживается. Для разных линий производства — глина разной плотности, на формовочный станок одна, для гончарного круга другая.

В гончарном цеху на круге делаются крынки, горшки для цветов и другие предметы. На гипсовом донышке гончарного мастер распределяет глиняный калачик, вертится гончарный круг — за минуту вырастает горшок, всегда до определенной высоты. А потом ему нужно придать форму по определенным стандартам и полностью разгладить поверхность — еще пара минут. Потом на готовый предмет может быть нанесен рельефный узор, множество их разработаны художниками предприятия. За одну смену мастер может сделать до 100 горшков, но, конечно, не сидит на одном ассортименте целый день. Что именно будет делать гончар, зависит от заказов на предприятии. «Заказов у нас много, а мастеров мало», — говорят на производстве.

Огромный ассортимент изделий (горшки, блюда, жаровни и многое другое.) делаются в формовочном цехе, станков здесь десятки. Глина формуется в гипсовых формах, достать готовое изделие можно лишь через 24 часа после высыхания. Далее происходит оправление изделия: затираются все швы, поверхность разглаживается.

Цех литья — в нем делают и большие формы (скульптуры, фигуры, ландшафтный декор) и миниатюрные тонкостенные изделия (наборы для специй, аромалампы, подсвечники, чайные домики, оросители и другое). Здесь жидкую глину заливают в формы-шликер, получая фигуры нужных обтекаемых изгибов. Есть фигуры литые полностью, а есть и составные.

Готовые изделия до обжига проходят через роспись. Ангоб — это белая глина с добавлением красителей. Оттенки получаются естественными, приятными глазу. Роспись ведется «грушами» и кистями. После росписи изделие отправляется на первый обжиг, потом покрывается глазурью и отправляется на второй обжиг, после которого рисунок проявляется во всей красе. Для напыления используется стенд с краскопультом, где краски все те же ангобы. Есть и подглазурная роспись, которая производится между обжигами, а исключительно декоративные изделия расписываются акриловыми красками.

А еще есть процесс молочения — такая посуда пользуется сейчас большой популярностью. После двух обжигов предмет окунают в молоко и вновь отправляют в муфельную печь на 300 градусов. Такие предметы после обжига действительно пахнут молоком, а вид имеют словно «под дерево». Чем выше жирность молока, тем более темный оттенок можно получить (а аромат изделия при этом будет очень аппетитный, слегка «подкопченый»).

Вся продукция проходит два обжига. Первый — утильный, при температуре 900 градусов. Второй — политой, на 1020 градусах, для запекания глазурей. Печь, через которую проходит вся продукция, — 18 метров огня, две линии. Люльки с изделиями заезжают в печь медленно, и выезжают также, чтобы глина нагревалась и остывала постепенно. Уже остывающие изделия медленно движутся по конвейерной ленте на склад. Удовольствие от прикосновения к остывающей керамике огромное.

«Земля, вода, огонь — все от природы, натуральное, вот и весь секрет, почему керамика сейчас снова становится востребованной и популярной, — объясняет возникшие эмоции завпроизводством. — Люди тянутся к корням, вспоминают секреты предков по хозяйству, уходят от бездушных пластиков обратно к натуральным материалам. Вот та коллекция «Из глубины веков» сейчас очень востребована, это показатель».

Возвращаемся в гончарную лавку. Узнаем узоры, увиденные на производстве. Узнаем предметы, увиденные на просушке и в печах. Вспоминаем про «земля, вода, огонь — вот и весь секрет». Изучаем витрины и ценники (сильно радуемся!), и сам по себе составляется wish-list.

«Нам блинницу, вот те подсвечники, банку для лука и тарелочки», — гулять так гулять, а кошелек легчает меньше, чем на тысячу рублей. Блинница подарена бабушке, подсвечники стильно вписались в спальню, лук не портится в новой глиняной банке, а завтрак из новых тарелок, хранящих тепло печи, заряжает на весь день. И стали очень нужны молоченые махотка с кисельницей — есть повод вернуться в Кунгур.