Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Взаимосвязей нет? Про туризм, бизнес и природный парк «Пермский»

29 декабря 2017, 14:00

Взаимосвязей нет? Про туризм, бизнес и природный парк «Пермский»
Фото: visitperm.ru
В условиях дефицита «развития туризма» в Пермском крае известие о создании природного парка нарисовало в фантазиях пермяков аналоги природных парков на Южном Урале и в Башкирии. Разбираемся, почему анонсированный природный парк совсем «не про туризм».

Осенью 2017 года было анонсировано, что в состав природного парка войдут 33 особо охраняемых природных территории, которые включают и любимые пермяками памятники природы Каменный город, Усьвинские столбы, Ветлан, Полюд и другие объекты. Только в Положении о создании природного парка «Пермский», уже согласованного Министерством природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края, про туризм — ни слова.

«На территории природного парка обеспечивается охрана сложного природного комплекса, представляющего экологическое, культурное или рекреационное назначение», — сказано про цели в Положении о создании парка.

 — В границы особо охраняемой природной территории входят земли лесного фонда. Природный парк занимает площадь 125 498,0 га и расположен Горнозаводском, Красновишерском, Гремячинском, Чусовском муниципальных районах, Лысьвенском городском округе Пермского края. Территория, занятая природным парком, является особо охраняемой природной территорией регионального значения и образована без изъятия у пользователей, владельцев и собственников земельных участков, расположенных в границах территории природного парка.

 

Статус «особо охраняемой территории»

Потому что труднодоступные участки еще сохранили почти что первозданные природные комплексы и экосистемы. Кстати, на территории природного парка произрастает 37 охраняемых видов растений, из которых 4 вида занесены в Красную книгу Российской Федерации, 9 видов занесены в Красную книгу Пермского края, 23 вида внесены в Приложение к Красной книге Пермского края. Однако техногенная и сельскохозяйственная деятельность, а также активное лесопользование дают мало шансов природе на восстановление ресурсов.

Есть проблемы с техногенным загрязнением территорий: выход кислых шахтных вод Кизеловского угольного бассейна в пределах Усьвинского участка, комплекс источников Первоуральско-Ревдинского промышленного узла (Свердловская область) в бассейне реки Чусовой. А в придачу — туристы, «высокая рекреационная нагрузка» природных объектов в долинах рек Усьва, Чусовая, Вишера.

Что означает особый режим охраны?

Парк будет поделен на зоны особой охраны, рекреационную и хозяйственной деятельности. В зоне особой охраны будет запрещена любая деятельность, влекущая за собой изменение исторически сложившегося природного ландшафта, снижение или уничтожение экологических, эстетических и рекреационных качеств природного парка, нарушение режима содержания памятников истории и культуры. Также среди запретов:

  • промысловая охота и рыбалка, любительская охота;
  • промышленный сбор и заготовка дикорастущих плодов, грибов, семян, цветов и иные виды пользования растительным миром;
  • проезд и стоянка автотранспорта;
  • замусоривание территории, захоронение мусора;
  • организация туристских зон со стоянками, установка палаток, разведение костров;
  • строительство зданий, сооружений и линейных объектов, не связанных с обеспечением режима особой охраны территории природного парка, а также размещение новых видов хозяйственной деятельности

Однако здесь можно будет проводить санитарные рубки леса, ограниченную научно-исследовательскую деятельность, организовывать экологические тропы и даже посещать территорию в научных, учебных, познавательных целях по согласованию с дирекцией природного парка.

В рекреационной зоне будет запрещено все то же самое, а в придачу:

  • скалолазание и альпинизм с использованием природных объектов;
  • спортивные мероприятия, связанные с шумовым и химическим загрязнением воздуха (водные гонки, мотогонки, автомобильные гонки и т.п.);
  • размещение новых видов хозяйственной деятельности (за исключением деятельности, связанной с организацией отдыха, проведения культурно-массовых, оздоровительных, просветительских мероприятий, развитием познавательного туризма, информированием населения).

Зато здесь разрешат любительскую и спортивную охоту (с лицензиями), любительскую рыбалку по установленным правилам, места стоянок туристов с палатками и кострами, обустройство площадок для размещения транспортных средств, а также посещение туристами оборудованных маршрутов, экологических троп и смотровых площадок.

Фото: visitperm.ru

Это был краткий пересказ Положения о природном парке «Пермский» на 38 страницах. Как все уже поняли, про туризм здесь лишь в упоминаниях «можно» и «нельзя». Действительно, ведь краевым туризмом занимается вовсе не Минприроды.

Отсюда и может начаться совсем другая история про природный парк «Пермский», ведь памятники природы на его территории приводят в полный восторг жителей всех соседних регионов. Казалось бы, с таким потенциалом развивать туризм на севере Пермского края проще простого. Но едут далеко не все — далеко (на самом деле нет), долго (с ремонтом дорог время пути сократилось почти в два раза) и соверешенно нет инфраструктуры. Вот здесь — чистая правда. И с этого места — поподробнее.

Иремель, Таганай и Оленьи ручьи

А еще Зюраткуль, Мурадымовское ущелье, Шульган-Таш и другие природные парки близлежащих Башкирии и Челябинской области — как пример для пермских «двигателей» туризма. Эти регионы поняли, как сделать так, чтобы туристы из соседних регионов ехали и ехали любоваться красотами природных парков.

В природных парках, образованных вблизи памятников природы, особо охраняемых природных объектов, установлены КПП, проложены оборудованные природные тропы, оборудованы туалеты и зоны отдыха. Это может делать только государство (федеральные, региональные, муниципальные власти), и оно сделало. Башкиры преуспели в том, что сделав минимальную инфраструктуру в природных парках, они стимулировали предпринимательство к открытию рекреационных «бизнесов».

К примеру, территория возле озера Кандрыкуль получила статус природного парка, само уникальное озеро является основным объектом охраны и изучения, поблизости обитает краснокнижная флора и фауна. А еще на берегах Кандрыкуля ежегодно отдыхает более 15 тысяч человек. Все начиналось с минимального благоустройства местными властями, банальной уборки мусора и одной лишь турбазы. Сейчас их там — 64.

Бизнес понимает, что это территория, которая привлекается к себе туристов за счет действий региональной власти. Здесь предложение порождает спрос. И на Кандрыкуль, и в Мурадымовское ущелье, и в другие парки туристы едут все равно и в любом случае. В этой ситуации можно управлять процессом, возглавлять его и направлять в правильное экономическое русло. Или закрыть глаза, думать, что ничего не происходить, и ждать, когда сгниют ступеньки на единственной лестнице.

Ветлан, Каменный город и Плакун

Ветлан, Полюд, Каменный город, Усьвинские столбы, Колпаки, водопад Плакун и другие — они есть, но хозяина у них нет. Так же нет инфраструктуры, информации, зато есть горы мусора и броуновское движение туристов.

Пример с камнем Ветлан показателен. После несчастного случая, когда при подъеме по лестнице погибла женщина, сама эта старая лестница была демонтирована. Негласный запрет на подъём. Хотя можно было бы и лестницу отремонтировать, и указатели поставить, что подняться к шикарным видам, показанным в фильме «Хребет Урала», можно с другой стороны, по волшебному лесу (немного дольше, но совершенно безопасно).

Фото: visitperm.ru

Нужно сделать природные жемчужины Прикамья максимально доступными и максимально «раскрученными»? Нужно. Что может помочь? Неожиданно — конкуренция территорий. И привязка ответственности за работу природных парков к работе глав территорий, которым по силам сделать круглогодичный подъезд и подвод электричества.

Природный парк сам вряд ли будет кормить район, ведь, по примеру Башкирии, все парки там являются дотационными МКУ. Но зарабатывает там бизнес, который туристов встречает, кормит, развлекает, продает вязаные носки. И еще является работодателем (или самозанятостью) и налогоплательщиком. В общем, не самый худший сценарий для территории, где находится природный парк. К тому же в Прикамье памятники природы сплошь на экономически-депрессивных территориях.

Фото: visitperm.ru

Сейчас в Пермском крае идет передача туристической отрасли от Минспорта. Развивать разрешенное в рекреационной зоне природного парка «Пермский» предстоит, по всей видимости, Минкульту.

По данным Properm.ru, между двумя ведомствами уже прошла встреча, где было решено, что цели Минприроды по охране территории и грядущие цели Минкульта не противоречат друг другу. Да и финансирование туризма на ближайшие пять лет будет увеличено почти вдвое, с 29 до 50 млн рублей. Станет ли природный парк «Пермский» привлекателен для серьезного потока туристов, или Пермский край так и будет знаменит лишь Кунгурской пещерой и речными теплоходными круизами? Время покажет.