Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Укротитель крокодилов из Перми: «Родные считали, что моя профессия — это затяжная попытка суицида»

30 июля 2018, 10:32
интервью

Укротитель крокодилов из Перми: «Родные считали, что моя профессия — это затяжная попытка суицида»
Фото: Виктор Михалев
Григорий Воронов - профессиональный укротитель крокодилов. О том, почему его профессия считается экзотичной, и как не попасть крокодилу на зубок, он рассказал в интервью Properm.ru.

— Вообще все началось с первой встречи со змеей. Как сейчас помню, очень долго искал змею. Нашел на даче в Кунгурском районе. В лесу клубком лежали две гадюки. Я тогда учился во втором классе. Восемь лет. Только-только прочитал учебник по биологии за седьмой класс, откуда и узнал, что в Предуралье водятся змеи. И пошел ловить. Я знал, как выглядит эта змея. И когда поймал этих двух гадюк, был в полном восторге. После этого еще много змей переловил, ящериц. Но интерес к ним не исчез и до сих пор.

— Как их держал? В особом помещении?

— Обычно в квартире. Делал дырочки в крышах банки или аквариума, и туда их складывал. Всех выловленных рептилий кормил по-разному: кого букашками, некоторых — мышами, ящерицами. 12 лет только этим и занимался.

— Почему начал заниматься крокодилами?

— В 2010 году я познакомился с местным герпетологом (биолог, изучающий рептилий) Олегом Рицковым, владельцем третьей по величине в стране коллекции рептилий. У него тогда жили змеи, вараны, в том числе, и кайманы. Несколько лет я работал у него лаборантом, ухаживал за коллекцией, участвовал в разработке методик содержания и разведения редких рептилий. Там я и познакомился с крокодилами. У него жил самый маленький крокодил в мире— гладколобый кайман Шнайдера. Одно время были и крокодилоые кайманы. Один из них и укусил меня в живот. Схватил за кожу сквозь одежду и держал около 30 минут. Челюсти разжать было невозможно, поэтому я его обманул — снял с себя футболку вместе с кайманом, можно сказать, еще легко отделался. Но после этого случая я укусов не боялся. Укусы — это часть нашей работы.

— Как ты попал на крокодиловую ферму?

— Работая у Олега, я познакомился с владельцем крокодиловой фермы Евгением Чащиным. Он пригласил меня к себе на работу в Екатеринбург. Ферма у него большая — на ней живут около 150 крокодилов. Там еще и другие рептилии есть: вараны, игуаны, змеи.

На ферме работа, в основном, велась с нильским крокодилом. Большими крокодилами занимались зоотехники, маленькими — я. Но когда дело доходило до отлова, тут мы все вместе заходили в бассейн с крокодилами. Первый раз ловить в бассейне крокодилов, которые в длину достигают четырех метров да еще и весом в 300 кг, было боязно.

Первого крокодила, к которому я залез в бассейн, звали Умка. Он был очень агрессивным, бросался на людей и жутко хлопал челюстями в воде. Я должен был, орудуя шестом, добиться того, чтобы он развернулся на 360 градусов. Для этого мне надо было понять геометрию его тела, узнать, как он реагирует на прикосновения. В итоге, я заставил его развернуться.

В работе с рептилиями самое важное — это язык ее тела. По положению хвоста, лап можно понять, будет он набрасываться на тебя или нет. Поэтому укрощение крокодила — это, по сути, его приручение. Что само по себе не очень сложно, так как крокодил с биологической точки зрения является родственником птиц, и умнее большинства пресмыкающихся. Он отличается от змей и ящериц тем, что запоминает людей. Поэтому, чтобы он начал спокойно реагировать на тебя, надо постоянно с ним работать. И работа эта заключается в том, чтобы как можно больше времени проводить рядом с животным.

На ферме мы показывали шоу для посетителей. Голову в пасть крокодилу, конечно, не засовывали, а руки запросто, гладили, ездили на нем верхом, целовали в носик.

— Почему не решались на страшный трюк с головой?

— Во-первых, для этого нужен крокодил покрупнее. Во-вторых, выполнять этот трюк надо осторожно. Если не дай бог, капелька пота скатится крокодилу на нижнее небо, произойдет рефлекторное схлапывание челюстей со страшной силой, и он может расколоть вам череп. У дрессировщиков в Тайланде такие случаи периодически случаются. Я видел, как крокодил отрывал укротителю руку. Наша задача заключалась в том, чтобы сделать что-то классное и не попасть крокодилу на зубок.

— Посетителей на таких представлениях было много?

— Все крокодиловые выставки посещаются, но сезонно. Как-то у нас была выставка рептилий в клубе «Квант». В один день на нее пришли 50 человек, а в другой — пять.

— У людей интереса нет?

— Интерес был всегда. Но взаимодействие рептилий и приматов — это очень древняя тема. Большинство людей пресмыкающихся боятся, и этот страх эволюционный — достался нам в наследство от древних обезьян. Все люди любят посмотреть на что-то, что их очень пугает, оставаясь при этом в безопасности.

Кроме того, люди любят потискать, покормить животных, а на рептилий весь этот набор тактильных ощущений действует раздражительно. Они одиночки, и в этом плане социально не совершенны. И этот набор поведения для них не приемлем. Они не понимают поглаживания. Поэтому задача укротителя, чтобы крокодил к тебе привык — это постоянно находиться с ним рядом. Крокодил, например запоминает человека по голосу, цвету одежды. Лица людей они не различают.

— Пробовал ли ты контактировать с крокодилами в дикой природе?

— Пока нет, так как не ездил в тропики. Кстати, в дикой природе найти животное сложнее, , это может относиться и к крокодилам. Например, на Мангышлаке (полуостров на восточном побережье Каспийского моря в Казахстане) на поиски змеи у меня уходило 20 км по 50-градусной жаре. Я тогда искал среднеазиатскую кобру, а она, как выяснилось, там не встречается.

— Это было первое и последнее знакомство с дикой природой?

— Нет. Я часто езжу ловить змей по Пермскому краю. Пока что единственная дальняя поездка у меня была в Казахстан в 2013 году. Но сейчас хочется съездить в Индонезию, Индостан, Юго-Восточную Азию. Мне больше интересны змеи. Но хотелось бы послушать в дикой природе пение крокодилов. Понаблюдать их поведение.

Известный российский зоолог, автор книг о природе и путешествиях Владимир Динец описывал, как крокодилы рвали красные цветы и плавали с ними. Он также рекомендует послушать пение крокодилов во время брачного сезона. Вы знаете, что у каждого вида крокодила есть своя песня? Когда самец рычит в воде, вода вокруг будто вскипает. При этом он еще поднимает хвост, шлепает нижней челюстью по воде и тем самым, показывает свою доминантность.

— Как друзья, родственники относятся к вашей профессии?

— Друзья реагируют нейтрально. Поначалу беспокоились, пытались отговорить. Говорили, вот тебя укусит, умрешь, останешься без пальца. Мама и бабушка долго считали, что моя профессия — это затяжная попытка суицида. Но я быстро дал им понять, что выбрал этот путь окончательно.

— Каким надо быть, чтобы работать с крокодилами?

— Отмороженным (смеется). Надо быть бесстрашным, увлеченным, чтобы так работать.

— В России таких специалистов очень мало?

— Среди укротителей, кого я знаю лично и по наслышке, это Евгений Чащин и Георгий Морозов. В целом, эта отрасль рынка — торговля экзотическими животными — потихоньку, но развивается в России. Интерес к ней сейчас растет. Есть люди, которые заводят крокодила в квартире.

— Разве такое возможно?

— Завести можно кого угодно — лишь бы было место. Крокодил может жить в квартире при необходимых условиях. Для этого ему нужно сделать бассейн — террариум с водой. Не обязательно заводить большого крокодила, который переживет вас и ваших детей, так как живут они больше 100 лет. Практической пользы от крокодила никакой. Разве что, если воры залезут, то своими ногами не уйдут. Но вы об этом даже не узнаете.

Если бассейн не огорожен, крокодил спокойно может из него выбраться. Неважно, сколько он весит, 50 грамм или 500 кг. Человека, даже знакомого, он может схватить на пищевой реакции или испугавшись.

Но многие сегодня заводят крокодила как экзотическую зверушку, покупая карликового крокодила у перекупщика. Держат его, а потом выясняется что это обычный крокодил, который к тому времени уже до 1,5–2 м. Потом его везут обратно на крокодиловую ферму, или животное попадает к перекупщику.

— То есть судьба у крокодилов непростая?

— Я не знаю о фактах жестокого обращения с крокодилами. Но в природе рептилиям достается. Племена охотников — собирателей ловят их для еды, так как крокодил вполне съедобен. На вкус как птица. Сейчас, когда охота на крокодилов стала жестче контролироваться, он уже меньше страдает. Отстрел того же нильского крокодила, гребнистого и аллигатора теперь урегулирован, численность восстанавливается до исходной, какой она была в 18–19 веках. Это очень важно, так как крокодил в экосистеме — незаменимая часть.

Например, когда в Африке крокодилов массово убивали ради шкуры, сразу же усилились вспышки малярии в этой местности. Произошло это потому, что крокодилы выедают хищных рыб — цихлид, которые в свою очередь выедают карповых рыб, а мальки карповых рыб — личинок комаров — распространителей малярийного плазмодия. Отсюда и вспышка малярии. Как только ученым удалось поднять численность крокодилов в опасных регионах, вспышки малярии начали сокращаться.

— Люди сдают обратно крокодилов, так как не могут отличить карликового от обычного?

— И не только. Есть те, кто заводит змею, получают укус, попадают в тоскикологию на два дня и отказываются от экзотики. Эти люди просто не до конца оценивают риски, не подготовлены к покупке пресмыкающегося. Поэтому я им всегда советую: если вы хотите завести змею, найдите заводчиков, которые с яйца выращивают змею и объяснят, как за ней ухаживать, и как себя вести. Я бы не рекомендовал покупать змей или ящериц в зоомагазинах.

— Первого крокодила, с которым удалось пообщаться, звали Умка. Ты всегда даешь имена своим питомцам?

— Если у вас живут три змеи, можно дать им экзотические имена: Кришна, Вишну и Каа. Но у меня их больше, и мне лень давать им всем имена. У Олега больше 300 змей. И они их вообще не называет.

Имена даются лишь социально ориентированным животным. У меня живет крыса, которая отмывает мои грехи, и у нее есть имя. Завел ее из-за того, что кормлю змей грызунами, и вот, когда прихожу домой и чешу крысу, то снимаю все свои грехи за убитых грызунов.

— Как часто змей надо кормить?

— Своих я кормлю один — два раза в месяц. На кормление восьми змей и нескольких ящериц у меня выходит в месяц 900 рублей. Змей я кормлю крысами и мышами, ящериц — насекомыми, которых сам и развожу. Всегда стараюсь, чтобы у меня была куча тараканов, чтобы ящерицы были сыты.

— Почему со змеями, крокодилами интересно работать?

—Я получаю огромное удовольствие от контакта с ними, когда просто беру их на руки.

— Страха нет, что укусит?

— Страха нет, есть опасение. Поэтому здесь существует определенная техника безопасности. Три-четыре правила. Если их соблюдать, то в 90% случаев вам удастся избежать укусов. Первое — старайтесь, не брать ядовитую змею в руки никогда. Второе — если все же берете, то прежде чем это сделать, обязательно сбейте у змеи пищевую реакцию.

Делается это достаточно просто: когда вы открываете садок, каким-то инструментом заденьте ее по носику. Змея — оптимист, и думает, что если дверка открылась, значит, прилетит еда и сразу же бросается на любой движущийся объект. Поэтому вы сбиваете пищевую реакцию и даете понять змее, что она не будет сейчас кушать. После этого ее можно взять в руки.

Третье — индивидуальный подход. У пресмыкающихся очень ярко выражен характер, и работа с каждой ведется в зависимости от этого. Также важно, чтобы при такой работе кто-то был рядом и в случае чего подставил плечо, даже если это не профессионал. Был в состоянии вызвать скорую и рассказать, что произошло. Если укусила местная гадюка, можно выпить антигистамины, конечность держать в покое, пить как можно больше воды и сразу обратиться за помощью к врачу. Взрослый человек от укусов наших змей, конечно, не умрет.

— Как можно вырасти в профессии укротителя крокодилов?

— Есть два пути. Первый — самый правильный — это получение образования. Потом можно связаться с зоологическим институтом и заниматься герпетологией. Двигать науку, ездить в экспедиции в Юго-Восточную Азию, ну или куда угодно. Второй путь — это очень-очень много работать, покупать много рептилий, разводить их, таким образом создавать коллекцию.

— У нас много зообизнесменов в Перми?

— Затрудняюсь ответить. Я вообще не узнавал, откуда берутся животные в пермских зоомагазинах.