Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
12888 +154
Выздоровели
8600 +93
Умерли
639 +9
Properm.ru
Забронзовел. Рассказываем, к чему приводит несменяемость власти на примере Пермского района У сельских поселений забирают в район полномочия вместе с финансированием, «сверху» навязывают ненужные траты, сокращают лимиты содержания местных администраций. Жители недовольны недоступностью медицинской помощи, отсутствием рабочих мест, невозможностью реализовать свои гражданские инициативы.

Забронзовел. Рассказываем, к чему приводит несменяемость власти на примере Пермского района

12 февраля 2019, 09:09
регион

Забронзовел. Рассказываем, к чему приводит несменяемость власти на примере Пермского района
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
У сельских поселений забирают в район полномочия вместе с финансированием, «сверху» навязывают ненужные траты, сокращают лимиты содержания местных администраций. Жители недовольны недоступностью медицинской помощи, отсутствием рабочих мест, невозможностью реализовать свои гражданские инициативы.

Сначала — то, мимо чего невозможно пройти — заголовки новостей на сайте Земского собрания Пермского района. Обнять и плакать, что за заголовки: «Пружина развития раскручивается», «Пятилетка роста», «Движение — только вперед! », «Бюджеты всех уровней работают на благо района» — последний, кстати, настолько символичен, что авторы сами, наверное, не догадываются об этом. На благо района работают все поселения, а кто и что работает на благо поселений — большой вопрос. Руководители поселений связывают большинство проблем территорий с несменямостью власти в Пермском районе. В 2014 году для Александра Кузнецова начался четвертый срок на посту главы района, он руководит районом уже 19-ый год.

Справка: Александр Кузнецов родился 23 апреля 1959 года, окончил Пермский сельскохозяйственный институт имени академика Д.Н. Прянишникова в 1982 году, специальность-зоотехния. С 1981 по 2000 годы работал в совхозе «Верхнемуллинский». С 2000 года — глава Пермского муниципального района. Фото permraion.ru

Вокруг реального состояния бессменного главы ходят легенды. У него, по-старинке, официально все записано на жену. У жены главы района земельный участок, дом, квартира, гараж, баня и автомобиль Audi Q5. У самого Александра Павловича, судя по декларации, ничего нет, кроме легкового автомобиля Audi A7 и дохода за 2017 год в сумме 4,5 млн рублей. В поселениях негодуют, мол, лимиты на содержание сельских администраций урезал, а себе зарплату повысил, изменение дохода главы подтверждает эти слухи: в 2016 году Кузнецов заработал на 264 тысячи меньше, чем в 2017 году. «Его зарплата — это содержание бухгалтерий сразу в нескольких поселениях», — удивляются на местах.

Проблема №1. Наполняемость бюджетов

Доходы бюджета Пермского района за 2017 год 3,4 млрд рублей, расходы — 3,5 млрд рублей, бюджет дефицитный, за 9 месяцев 2018 года в бюджет района поступило 2,1 млрд рублей, расходы составили также 2,1 млрд рублей. Бюджеты поселений измеряются не миллиардами, а миллионами, самое богатое — Кондратовское, доходы -148,9 млн рублей в 2018 году, самое бедное — Заболотское — 13,4 млн рублей.

Доходы поселений складываются из налога на доходы физических лиц, земельного налога, налога на имущество, транспортного налога. Большую часть составляет подоходный налог. Но достается поселениям только 10% от собранного, а 90% уходят в бюджеты других уровней. На примере Усть-Качки: жители территории зарабатывают 540 млн рублей в год, от этого 13% — это примерно 72–74 млн рублей. «Если бы эти деньги оставались на нашей территории, мы бы прекрасно жили, но нам остается только 10% от собранного, — поясняет бывший глава Усть-Качки Василий Лузин. - НДФЛ чем хорош, он поступает через каждые 30 дней, это удобно, деньги всегда есть, но к сожалению, в бюджеты поселений поступает очень мало. Эту ситуацию можно изменить на уровне субъекта федерации. То есть Пермский край может принять решение о том, чтобы в поселениях оставалось больше 10% НДФЛ, но этого не случится же».

Основные налогоплательщики Усть-Качки — это работники курорта, учебных заведений, малого бизнеса. В Усть-Качкинском сельском поселении есть сельскохозяйственные организации (разводят лошадей, есть беговая дорожка, как на ипподроме), появляются новые предприятия (например, круглогодичное производство грибов-вешенок). «Наша территория — саморазвивающаяся, как бы ее не хотели загнобить, загнать в какие-то рамки, но она развивается», — говорит Василий Лузин.

Конечно, если бы активнее осваивались земли, которые зарастают бурьяном, собираемость земельного налога была бы выше. Но земли бывшего совхоза «Луговской» сначала раздали бывшим колхозникам (паями), а потом эти паи за бесценок, правдами и неправдами выкупали и отбирали молодые «спортсмены», в том числе в пользу людей из фонда «Патриоты Прикамья» (в соучредителях был авторитетный депутат Владимир Плотников). А сейчас земли «ждут своего часа». «Огромные территории никем не востребованы, зарастают молодыми деревцами. Почему? Денег у людей нет. Ни у богатых, ни у бедных. Поэтому затишье сегодня», — комментирует Василий Лузин. В итоге дохода населению эти земли не приносят.

По словам председателя Совета депутатов Кондратовского сельского поселения Андрея Костарева, поселения не могут полноценно самостоятельно распоряжаться землей. Полномочия по изменениям генплана переданы на уровень района. И постоянно возникают проблемы, связанные с распоряжением земельными участками. В Кондратово земли в границах населенного пункта, предназначенные под ИЖС, решением на уровне района были переведены в земли сельхозназначения.

«Непонятны основания для этого перевода. Поселение теряет деньги, так как земельный налог за сельскохозяйственные земли — это копейки по сравнению с налогом на земли под ИЖС, — комментирует Андрей Костарев. — Была перспектива развития, ведь есть вся инфраструктура (вода, канализация, дороги). А что сейчас? Есть же за объездной трассой поля, там земли сельхозназначения, зачем они в границах поселения? » Председатель Совета депутатов Кондратово говорит, что можно было эти земли отдать тем же многодетным Перми, очередь из которых не продвигается. Район, когда вносит изменения в генплан, в правила землепользования и застройки, тем самым меняет налоговую базу поселений, и чаще не в большую сторону, — заявляют в поселениях.

Проблема №2. Распоряжение землей

По сути единственная возможность поселений зарабатывать, привлекать инвесторов — это распоряжение землей, но этой возможности села фактически лишены. Как так получилось? По инициативе Совета глав муниципальных образований Пермского края (председатель совета — Александр Кузнецов, глава Пермского района) законодательное собрание Пермского края приняло решение о внесении изменений в пункт 20 статьи 14 ФЗ №131 (закон о местном самоуправлении). Эти изменения предусматривают наделение поселений полномочиями в части изъятия земельных участков для муниципальных нужд. Юристы крайне удивлены: как можно было «выдернуть» из огромного пункта 20 только эту часть, а остальное оставить за районом?

Сергей Писарев, юрист Кондратовского сельского поселения:

— Пункт 20 предусматривает очень много процедур: утверждение генеральных планов поселения, правил землепользования и застройки, документации по планировке территории, выдачу разрешений на строительство и так далее. Но самая расходная часть из этих пунктов — это изъятие земельных участков. Так вот эту самую расходную часть отдали сельским поселениям, а остальные — менее расходные, но более важные пункты оставили в полномочиях района!

По словам Сергея Писарева, для того, чтобы поселению изъять участок под строительство объекта, нужно сначала предусмотреть этот объект в генплане, разработать проект планировки территории, а за этим придется «идти на поклон в район». И Кондратово уже столкнулось с этой проблемой. Местные власти выбрали участок для строительства стадиона, организации парка и зоны отдыха вокруг. Совет депутатов поселения принял решение о том, что в поселении должна появиться парковая зона (участок порядка 20 га), к ней необходимо подвести все коммуникации (электричество, водоснабжение, водоотведение) и дорогу. Но дальше работа в этом направлении не продвигается, потому что руководство района не вносит изменения в генплан.

Андрей Костарев, председатель Совета депутатов Кондратовского сельского поселения:

— Я у себя на территории не могу предусмотреть объекты, которые нужны. Мы обратились в район, поскольку полномочия у них, с просьбой внести изменения в генплан. Есть земельный участок, и мы можем сами договориться с федеральными структурами об его изъятии. Просим район: предусмотрите на этом участке парковую зону и зону отдыха, место под дом культуры, под стадион. И что мне отвечают: у нас (у района) суд с предпринимателем (у него земли переведены из земель сельхозназначения под ИЖС), суд закончится, тогда мы по вам примем решение. Где связь между этими двумя случаями? Где она? И такие ситуации, когда не понимаешь мотивов и действий района, когда тебя не слышат, очень много.

В связи с этими изменениями поселения оказались в юридической ловушке, по словам Сергея Писарева. Речь идет о расселении ветхого и аварийного жилья. Расселением должны заниматься сельские поселения, это их обязанности, прокуратура может штрафовать глав поселений за неисполнение этих обязанностей. «Но как мы будем расселять людей, если у нас нет всех полномочий, связанных с этим, если нам оставили только изъятие участков? Мы уверены, что юридически неверное решение было принято о передаче поселениям только части полномочий, прописанных в 20 пункте статьи 14 ФЗ №131, мы теперь исполнить обязанности должны, но не можем», — комментирует Сергей Писарев. «Как у Александра Павловича получается на уровне законодательного собрания лоббировать эти решения? » — удивляется Андрей Костарев.

Еще один пример. Районные власти начали строить детский сад на земельном участке, который, по мнению руководства Кондратово, не подходит под эти цели. «Мы говорили, что участок не подходит под строительство детского сада, — рассказывает Андрей Костарев, — и газопровод высокого давления тут, и канализационная станция рядом, и границы чужих участков. Никакие аргументы не смогли убедить главу района Александра Кузнецова изменить решение. В конечном итоге мы остались и без стадиона, и без зоны отдыха, и до сих пор без садика», — рассказывает Андрей Костарев. Про строительство детского сада в Кондратово и других объектов социальной и коммунальной инфраструктуры Properm.ru расскажет в отдельной публикации в ближайшее время.

Проблема №3. Отсутствие рабочих мест

Поселок Кукуштан, вроде должен быть привлекателен для инвесторов: железная дорога есть, федеральная трасса, газ проведен, водоснабжение централизованное, население — порядка 9 тыс. человек. Но в поселок не только инвесторы не приходят, но и свои предприятия закрываются: нет больше леспромхоза, совхоза, дрожзавода, закрылась мебельная фабрика. В ответ на вопрос: «Почему?» глава Кукуштана Александр Кулаков честно говорит: «Не знаю». Но признает, что главная проблема — отсутствие рабочих мест.

У поселения практически нет своей земли, 80–85% земель — у района. Те площадки, которые поселковая власть сформировала после расселения ветхого и аварийного жилья планируются под строительство социальных объектов или для передачи многодетным семьям (очередь уже порядка 15 семей). Большей частью земли распоряжается район, значит он и должен формировать участки для инвесторов, приглашать их.

Александр Кулаков рассказал Properm.ru, что инвесторов ждут в Курашиме, «там много земли, чистые пруды, идеальная экология». Но попытка одного из предпринимателей открыть там базу отдыха не увенчалась успехом. Есть у поселения земли сельхозназначения, которые они могут за очень небольшие деньги предоставить крестьянско-фермерским хозяйствам. По сути это все, что в силах сделать поселение для привлечения инвесторов.

Нагрузка на поселение в плане обеспечения безопасности, уборки дорог увеличивается летом, в поселке много дачных кооперативов. «Летом у нас еще один Кукуштан приезжает сюда», — говорит глава поселения.

Проблема №4. Инфраструктура

По словам депутата совета Юго-камского сельского поселения Андрея Полыгалова, вполне понятно, почему нет инвесторов и рабочих мест — «нет земли, нет инфраструктуры». «Ремонтируем дом культуры, а нам нужна новая система водоснабжения. Мы, наверное, единственный в регионе поселок, где остается открытая система водоснабжения, воду берем из пруда», — поясняет Андрей Полыгалов.

Есть проблема с водоснабжением и водоотведением в Кукуштане. Реконструкцию системы водоснабжения поселению не потянуть за счет своего бюджета. Меж тем очередь на подключение к централизованному водоснабжению уже больше 30 человек. Нет системы водоотведения, везде выгребные ямы, даже в социальных объектах: в школе, в детском саду, в поликлинике. По словам Александра Кулакова, система требует капитального ремонта и развития. И предприятиям, которые захотят сюда зайти, нужно будет строить свою систему водоотведения, очистные сооружения.

В Кукуштане нет системы водоотведения, везде выгребные ямы, даже в социальных и административных объектах.

В Двуреченском сельском поселении (Ферма, Фролы) воды просто не хватает — из-за масштабного жилищного строительства, появления новых предприятий. Нужен еще один источник водоснабжения, ближайший найден в деревне Софроны. Но необходимы средства на скважину, водонапорную башню, строительство сетей.

Бывший глава Двуречья Андрей Леснов говорит, что для поселения это одна из самых актуальных проблем: «Все, что мы сейчас имеем, досталось от советского времени, нужно строить и ремонтировать, а это дорого. Но чтобы активно развивать куст Ферма- Фролы-Лобаново нужно провести водопровод, нужны новые очистные сооружения».

Кроме того, по словам Андрея Леснова, в территориях, куда зашли инвесторы, где количество населения растет, необходима социальная инфраструктура, она сейчас отстает. На Ферме жители крайне недовольны доступностью медицинской помощи. Дело в том, что к узким спецалистам и на разные обследования (например, рентген, УЗИ), процедуры жителям приходится ездить в Лобаново. Тем, у кого нет машины, приходится доезжать на автобусе до федеральной трассы (остановка Замулянка), переходить по надземному переходу, на другой стороне пересаживаться на автобус до Лобаново.

В итоге чтобы получить 15-минутную консультацию или сделать рентген, надо провести минимум три часа в дороге. А если с детьми, с коляской, зимой?

«У нас молодежь на Горном (микрорайон Горный — прим. Properm.ru) жалуется, мол, знали бы, что такие проблемы с медицинским обслуживанием, не переезжали бы сюда, — рассказывает местная жительница. — А ведь они приехали работать здесь». Жители недоумевают, зачем разобрали старую трассу, по ней могли и пожарные машины добираться, и скорая помощь, и гораздо быстрее, чем сейчас, по «бабочке» через Фролы. Путь для тех же пожарных из Фермы до деревни Нестюково, например, увеличился на 20 км.

Федеральная трасса осложнила, как ни странно, и приход инвесторов в поселение. Казалось бы, пожалуйста, строй вдоль трассы, стоимость гектара земли — 5–6 млн рублей. Можно организовать любое производство. Но стоимость съезда с федеральной трассы составляет порядка 25 млн рублей. И строит этот съезд только определенное специализированное предприятие.

Еще одна инфраструктурная проблема Фермы связана с технологическим переездом под железнодорожным мостом, он связывает две части поселения. Весной его топит. Людям там запретили ходить, но переход над железной дорогой далеко, люди привыкли ходить здесь, и это кратчайший путь до школы.

Еле удалось пройти все согласования и отремонтировать этот переезд, и даже рядом пешеходный настил сделать, — признается Андрей Леснов. Но проблема осталась. Он очень узкий, а нормального, в нужном месте перехода и переезда над железной дорогой, нет.

Проблема №5. Укрупнение

Поселения против объединения районов в муниципальные округа. «Главы поселения будут кем? Старостами? Выдадут всем красные повязки, — шутят на местах. — Люди вообще ни до кого не достучатся, не дозвонятся. Населенных пунктов без прямого сообщения с районным центром очень много, почему о них никто не думает? »

Андрей Леснов:

— Самоуправление веками за границей настраивали, у нас только стало получаться. В поселениях в результате проектов самообложения, поддержки ТОСов люди стали собираться, появились инициативные группы, коллективы, лидеры, они реализовывали много хороших проектов, крупных, знаковых. Люди поняли, что от них что-то зависит, что они могут эффективно хозяйствовать на своей земле. И что сейчас? По рукам надавали, самостоятельность отобрали.

По словам юриста Кондратовского поселения Сергея Писарева, идея появления муниципальных округов принадлежит Александру Кузнецову и не имеет смысла. Аргументов у идеи два: улучшение управляемости и экономия средств. Но экономической выгоды нет: будут убраны представительные органы поселений, а они и так работают на неосвобожденной основе. Сельские депутаты не получают зарплат. Депутаты — почти 100% местные жители, люди их знают, идут к ним со своими проблемами. И жители принимают участие в жизни поселений. К тому же укрупнение и объединение поселений прошло недавно: Лобаново, Култаево, Савино…

«Зачем еще укрупнение? Уже и так объединили же. Зачем убирать местных депутатов? Представительные органы района могут формироваться, кстати, за счет представительных органов поселений. Грубо говоря, два человека из числа поселений выдвигаются, из них создается представительный орган муниципального района. Чем плохо? Вот вам и управляемость, в районе те же лица, что на местах», — поясняет Сергей Писарев.

Какой может быть муниципальный округ, если между двумя населенными пунктами (например, Нижний Пальник и Сухобизярка) 25 км проселочной дороги? А весь район — это 90 км вокруг Перми? — удивляются сельские депутаты. «Все говорят: «Это экономично». Никто никаких цифр не показывает, никто не рассчитывает, если вы говорите, что есть экономика, покажите цифры, что здесь будет так. Мы должны оказывать муниципальную услугу населению. Качество и доступность — главное требование. Вопрос: о каком качестве и доступности может идти речь, если власти здесь не будет?» — говорит Андрей Полыгалов.

«Вот мы говорим об экономике, об эффективности работы района. Эффективность равна нулю. На сегодняшний день поселения для района — это источник получения денежных средств. Самые проблемные и затратные моменты они скидывают на поселение. А в обмен у поселения забирают полномочия и деньги», — резюмирует Андрей Костарев.

Сельские депутаты, представители администраций и общественных организаций уверены, что отказ от представительных органов и сокращение чиновников исполнительных органов «нужны Кузнецову только для централизации власти, для того, чтобы от людей на местах ничего не зависело».


Оцените материал