Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Забронзовел. Рассказываем, к чему приводит несменяемость власти на примере Пермского района

12 февраля 2019, 09:09
регион

Забронзовел. Рассказываем, к чему приводит несменяемость власти на примере Пермского района
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
У сельских поселений забирают в район полномочия вместе с финансированием, «сверху» навязывают ненужные траты, сокращают лимиты содержания местных администраций. Жители недовольны недоступностью медицинской помощи, отсутствием рабочих мест, невозможностью реализовать свои гражданские инициативы.

Сначала — то, мимо чего невозможно пройти — заголовки новостей на сайте Земского собрания Пермского района. Обнять и плакать, что за заголовки: «Пружина развития раскручивается», «Пятилетка роста», «Движение — только вперед! », «Бюджеты всех уровней работают на благо района» — последний, кстати, настолько символичен, что авторы сами, наверное, не догадываются об этом. На благо района работают все поселения, а кто и что работает на благо поселений — большой вопрос. Руководители поселений связывают большинство проблем территорий с несменямостью власти в Пермском районе. В 2014 году для Александра Кузнецова начался четвертый срок на посту главы района, он руководит районом уже 19-ый год.

Справка: Александр Кузнецов родился 23 апреля 1959 года, окончил Пермский сельскохозяйственный институт имени академика Д.Н. Прянишникова в 1982 году, специальность-зоотехния. С 1981 по 2000 годы работал в совхозе «Верхнемуллинский». С 2000 года — глава Пермского муниципального района. Фото permraion.ru

Вокруг реального состояния бессменного главы ходят легенды. У него, по-старинке, официально все записано на жену. У жены главы района земельный участок, дом, квартира, гараж, баня и автомобиль Audi Q5. У самого Александра Павловича, судя по декларации, ничего нет, кроме легкового автомобиля Audi A7 и дохода за 2017 год в сумме 4,5 млн рублей. В поселениях негодуют, мол, лимиты на содержание сельских администраций урезал, а себе зарплату повысил, изменение дохода главы подтверждает эти слухи: в 2016 году Кузнецов заработал на 264 тысячи меньше, чем в 2017 году. «Его зарплата — это содержание бухгалтерий сразу в нескольких поселениях», — удивляются на местах.

Проблема №1. Наполняемость бюджетов

Доходы бюджета Пермского района за 2017 год 3,4 млрд рублей, расходы — 3,5 млрд рублей, бюджет дефицитный, за 9 месяцев 2018 года в бюджет района поступило 2,1 млрд рублей, расходы составили также 2,1 млрд рублей. Бюджеты поселений измеряются не миллиардами, а миллионами, самое богатое — Кондратовское, доходы -148,9 млн рублей в 2018 году, самое бедное — Заболотское — 13,4 млн рублей.

Доходы поселений складываются из налога на доходы физических лиц, земельного налога, налога на имущество, транспортного налога. Большую часть составляет подоходный налог. Но достается поселениям только 10% от собранного, а 90% уходят в бюджеты других уровней. На примере Усть-Качки: жители территории зарабатывают 540 млн рублей в год, от этого 13% — это примерно 72–74 млн рублей. «Если бы эти деньги оставались на нашей территории, мы бы прекрасно жили, но нам остается только 10% от собранного,  — поясняет бывший глава Усть-Качки Василий Лузин. - НДФЛ чем хорош, он поступает через каждые 30 дней, это удобно, деньги всегда есть, но к сожалению, в бюджеты поселений поступает очень мало. Эту ситуацию можно изменить на уровне субъекта федерации. То есть Пермский край может принять решение о том, чтобы в поселениях оставалось больше 10% НДФЛ, но этого не случится же».

Основные налогоплательщики Усть-Качки — это работники курорта, учебных заведений, малого бизнеса. В Усть-Качкинском сельском поселении есть сельскохозяйственные организации (разводят лошадей, есть беговая дорожка, как на ипподроме), появляются новые предприятия (например, круглогодичное производство грибов-вешенок). «Наша территория — саморазвивающаяся, как бы ее не хотели загнобить, загнать в какие-то рамки, но она развивается», — говорит Василий Лузин.

Конечно, если бы активнее осваивались земли, которые зарастают бурьяном, собираемость земельного налога была бы выше. Но земли бывшего совхоза «Луговской» сначала раздали бывшим колхозникам (паями), а потом эти паи за бесценок, правдами и неправдами выкупали и отбирали молодые «спортсмены», в том числе в пользу людей из фонда «Патриоты Прикамья» (в соучредителях был авторитетный депутат Владимир Плотников). А сейчас земли «ждут своего часа». «Огромные территории никем не востребованы, зарастают молодыми деревцами. Почему? Денег у людей нет. Ни у богатых, ни у бедных. Поэтому затишье сегодня», — комментирует Василий Лузин. В итоге дохода населению эти земли не приносят.

По словам председателя Совета депутатов Кондратовского сельского поселения Андрея Костарева, поселения не могут полноценно самостоятельно распоряжаться землей. Полномочия по изменениям генплана переданы на уровень района. И постоянно возникают проблемы, связанные с распоряжением земельными участками. В Кондратово земли в границах населенного пункта, предназначенные под ИЖС, решением на уровне района были переведены в земли сельхозназначения.

«Непонятны основания для этого перевода. Поселение теряет деньги, так как земельный налог за сельскохозяйственные земли — это копейки по сравнению с налогом на земли под ИЖС, — комментирует Андрей Костарев. — Была перспектива развития, ведь есть вся инфраструктура (вода, канализация, дороги). А что сейчас? Есть же за объездной трассой поля, там земли сельхозназначения, зачем они в границах поселения? » Председатель Совета депутатов Кондратово говорит, что можно было эти земли отдать тем же многодетным Перми, очередь из которых не продвигается. Район, когда вносит изменения в генплан, в правила землепользования и застройки, тем самым меняет налоговую базу поселений, и чаще не в большую сторону, — заявляют в поселениях.

Проблема №2. Распоряжение землей

По сути единственная возможность поселений зарабатывать, привлекать инвесторов — это распоряжение землей, но этой возможности села фактически лишены. Как так получилось? По инициативе Совета глав муниципальных образований Пермского края (председатель совета — Александр Кузнецов, глава Пермского района) законодательное собрание Пермского края приняло решение о внесении изменений в пункт 20 статьи 14 ФЗ №131 (закон о местном самоуправлении). Эти изменения предусматривают наделение поселений полномочиями в части изъятия земельных участков для муниципальных нужд. Юристы крайне удивлены: как можно было «выдернуть» из огромного пункта 20 только эту часть, а остальное оставить за районом?

Сергей Писарев, юрист Кондратовского сельского поселения:

— Пункт 20 предусматривает очень много процедур: утверждение генеральных планов поселения, правил землепользования и застройки, документации по планировке территории, выдачу разрешений на строительство и так далее. Но самая расходная часть из этих пунктов — это изъятие земельных участков. Так вот эту самую расходную часть отдали сельским поселениям, а остальные — менее расходные, но более важные пункты оставили в полномочиях района!

По словам Сергея Писарева, для того, чтобы поселению изъять участок под строительство объекта, нужно сначала предусмотреть этот объект в генплане, разработать проект планировки территории, а за этим придется «идти на поклон в район». И Кондратово уже столкнулось с этой проблемой. Местные власти выбрали участок для строительства стадиона, организации парка и зоны отдыха вокруг. Совет депутатов поселения принял решение о том, что в поселении должна появиться парковая зона (участок порядка 20 га), к ней необходимо подвести все коммуникации (электричество, водоснабжение, водоотведение) и дорогу. Но дальше работа в этом направлении не продвигается, потому что руководство района не вносит изменения в генплан.

Андрей Костарев, председатель Совета депутатов Кондратовского сельского поселения:

— Я у себя на территории не могу предусмотреть объекты, которые нужны. Мы обратились в район, поскольку полномочия у них, с просьбой внести изменения в генплан. Есть земельный участок, и мы можем сами договориться с федеральными структурами об его изъятии. Просим район: предусмотрите на этом участке парковую зону и зону отдыха, место под дом культуры, под стадион. И что мне отвечают: у нас (у района) суд с предпринимателем (у него земли переведены из земель сельхозназначения под ИЖС), суд закончится, тогда мы по вам примем решение. Где связь между этими двумя случаями? Где она? И такие ситуации, когда не понимаешь мотивов и действий района, когда тебя не слышат, очень много.

В связи с этими изменениями поселения оказались в юридической ловушке, по словам Сергея Писарева. Речь идет о расселении ветхого и аварийного жилья. Расселением должны заниматься сельские поселения, это их обязанности, прокуратура может штрафовать глав поселений за неисполнение этих обязанностей. «Но как мы будем расселять людей, если у нас нет всех полномочий, связанных с этим, если нам оставили только изъятие участков? Мы уверены, что юридически неверное решение было принято о передаче поселениям только части полномочий, прописанных в 20 пункте статьи 14 ФЗ №131, мы теперь исполнить обязанности должны, но не можем», — комментирует Сергей Писарев. «Как у Александра Павловича получается на уровне законодательного собрания лоббировать эти решения? » — удивляется Андрей Костарев.