Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Людям в глаза смотришь — и стоишь, плакать хочется». Волонтер из Кизела — о неделе в разрушенном Тулуне Ликвидировать последствия наводнения в Иркутской области съезжаются волонтеры со всей России. Одним из них стал Влад Рычков, который еще с несколькими десятками добровольцев из Прикамья отправился на неделю помогать пострадавшим от стихии. Своими впечатлениями молодой человек поделился с Properm.ru.

«Людям в глаза смотришь — и стоишь, плакать хочется». Волонтер из Кизела — о неделе в разрушенном Тулуне

21 июля 2019, 09:00

«Людям в глаза смотришь — и стоишь, плакать хочется». Волонтер из Кизела — о неделе в разрушенном Тулуне
Фото: из личного архива героя статьи
Ликвидировать последствия наводнения в Иркутской области съезжаются волонтеры со всей России. Одним из них стал Влад Рычков, который еще с несколькими десятками добровольцев из Прикамья отправился на неделю помогать пострадавшим от стихии. Своими впечатлениями молодой человек поделился с Properm.ru.

Отмечаю свой день рождения. Мне звонит руководитель местного отделения Молодой гвардии, предлагает съездить в Иркутск. До этого была информация, что волонтеры нужны. Уже тогда хотел съездить, помочь людям, но возможности не было. Вот и тут сначала поверить не мог. В итоге договорились, купили билет на поезд. 4 июля поехал в Пермь, снял хостел, переночевал. Утром собрались — молодогвардейцы и из Боевого братства, добровольцы — на Перми-2 и поехали. Всего около 50 человек.

Из главного штаба нам сказали брать с собой медикаменты, бинты и т.п. Форму закупили, сапоги. У меня друзья работают в пожарной части. Они мне хотели за день до поездки дать боевку, чтобы в ней работать. Не стал брать. Через 2,5 суток приехали в Иркутск.

Нас встречали координаторы с Тулуна. Мы думали, что будем жить в полях, а потом за нами приехал автобус МЧС и увез в местный техникум. Обустроились в кабинете, ночевали в спальных мешках. На следующий день поставили прививки от гепатита А. Мылись сначала в городской бане. Для сотрудников МЧС и волонтеров она была бесплатной. А когда добровольцы восстановили водозабор, баня стала стоить 100 рублей. Я стал спрашивать: «Почему баня платная?» Отвечали: «Налоги надо платить». Ходили потом за деньги мыться.

Вставали в семь утра, умывались. Потом завтрак, планерка, где распределяли группы: кто на завалы, на адресную помощь или гуманитарную. Некоторые отряды работали совместно с сотрудниками МЧС и Министерством обороны. Добирались либо на общественном транспорте (волонтеров возили бесплатно). Если автобус туда не проезжает, ловили попутки. Еще когда ехали в поезде и составляли план работ, решил, что не буду заниматься разбором завалов. Лучше буду людям помогать. Лишившихся жилья поселили почти рядом с нами, а мы были должны помогать тем, кто остался в домах.

Вытаскивали мебель, которая пострадала, выдирали линолеум, вскрывали полы. Помогали пенсионерам. На третий-четвертый день разбирали полы в доме пионеров. Оказывали гуманитарную помощь. Некоторые спасенные животные жили потом около нашего техникума.

Многие спрашивали, откуда мы приехали. Я интересовался, как они переживали потоп. Один мужчина рассказывал, что, когда началось наводнение, появились мародеры. Так он залез на крышу, и стал по ногам из ружья стрелять. Потом их передали сотрудникам полиции. У другого — сын лет шести, так он по квартире просто плавал. Бывало людям в глаза смотришь — и стоишь, плакать хочется.

На обочинах валялись дома. Больше всего пострадал торговый центр. Просто мимо проходили — вонища из-за протухших продуктов стояла невыносимая, все люди в масках ходили. Когда мы работали в детском садике, тоже чуть не задохнулись — от линолеума сильный запах шел. Стали работать с перерывами. Некоторые вещи не выкидывали, например, детские стульчики и двери. Однажды на разборах не заметил колодец открытый и провалился одной ногой. Повезло, что поранился не сильно, но на помощь сразу все сбежались.

Сейчас многие намерены восстанавливать свои дома. Поддерживаю связь с некоторыми. Созванивался  — до сих пор дома просушить не могут. Думаю, если будет возможность, нужно съездить туда еще раз. Когда мы в последние дни уезжали, Тулун просто плакал: дождь шел сильный. Думаю, это символично.