Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
1782 +69
Выздоровели
943 +4
Умерли
59 +2
Properm.ru
Наши там. США: Я боялась говорить, что я из России «Я говорила, что приехала, чтобы улучшить английский и через три месяца вернусь в свою страну. Надо мной все смеялись и говорили: «Лена, мы не видели ни одного человека, кто прожил три месяца в Нью-Йорке и уехал», -делится пермячка Елена Семенова воспоминаниями о шести месяцах, прожитых в США.

Наши там. США: Я боялась говорить, что я из России

25 июня 2015, 09:54
наши там

Наши там. США: Я боялась говорить, что я из России
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
«Я говорила, что приехала, чтобы улучшить английский и через три месяца вернусь в свою страну. Надо мной все смеялись и говорили: «Лена, мы не видели ни одного человека, кто прожил три месяца в Нью-Йорке и уехал», -делится пермячка Елена Семенова воспоминаниями о шести месяцах, прожитых в США.

В серии спецпроектов «Наши там» мы разбираемся, почему пермяки уезжают жить в другие страны. Мы выяснили, что уроженцы Пермского края нашли в Австрии, Малайзии, Канаде, Италии, Чехии, Германии, Камбодже, Бали и в Швеции. Разбираемся, что привело пермячку Елену Семенову в США.

— Лена, что заставило тебя уехать в Нью-Йорк?

— Меня перевели в головной офис компании, в которой я работала в Перми. Я уехала в Москву и прожила там два года. Затем в нашей компании сменилось руководство, с политикой которого я не совсем была согласна. Это был первый момент. Второй момент — я закончила свои личные отношения, в принципе, меня ничего не держало.

Мне всегда хотелось жить в Нью-Йорке, это была мечта. Конечно, в тот момент можно было начать искать новую работу, но я подумала — если я найду, то меня снова будет что-то держать. Если не сейчас, то вообще никогда!

«Мы обычно думаем о том, что теряем, а не о том, что можем приобрести. Сейчас я бы не променяла никакую работу на эти полгода, которые прожила в Нью-Йорке и на те эмоции, которые я получила».

— После ухода с работы я хотела сменить специальность и податься в продакшн. Решила пройти курсы в Москве. Почти записалась, но в этот момент связалась со своими друзьями, которые живут в Нью-Йорке. Они стали отговаривать меня. Муж моей подруги заканчивал эти курсы и сказал, что они ничего мне не дадут. Говорили, мол, лучше потрать деньги на что-то другое. Я подумала, что, в принципе, неплохо было бы улучшить английский. Эти друзья нашли хорошую языковую школу в Нью-Йорке, которая стоила те же деньги, что и курсы в Москве. Моя цель была — улучшить английский, а по возвращению понять, где бы я хотела работать.

Я купила билеты Москва — Нью-Йорк-Москва, полетела в Пермь повидаться с родными и сказать, что через три дня улетаю в Нью-Йорк.

— Как отнеслись родители?

— Родители всегда родители — заволновались немного. Но сказали: «Если тебе хорошо, то нам тоже хорошо».

— Сколько длились курсы?

— Изначально я летела на три месяца. У меня был обратный билет на 17 января 2015 года. Курсы заканчивались 16-го. На курсах были люди из разных стран. Когда у нас начинались беседы на тему «из какой страны приехала», я говорила, что приехала из России чтобы улучшить английский и через три месяца вернусь в свою страну. Но надо мной все смеялись и говорили: «Лена, мы не видели ни одного человека, кто прожил три месяца в Нью-Йорке и уехал».

— Расскажи, как ты сняла жилье.

— В Нью-Йорке есть газета «Русская реклама», через которую русские, которые живут в городе давно, предоставляют жилье для русских. Пока искала квартиру, жила у нью-йоркских друзей. В итоге я сняла комнату в многоквартирном доме совместно с девочкой из Белоруссии, в другой комнате жила хозяйка. Мне повезло как с хозяйкой, так и с соседкой, с которыми мы стали большими друзьями и общаемся до сих пор.

В США система сдачи квартир в аренду немного другая. Если ты хочешь снять квартиру у американца, для этого ты должен быть жителем Америки, иметь необходимые документы и, если твоя платежеспособность соответствует цене квартиры, тебе ее сдадут. В этом плане русские очень выручают, они не требуют документы.

— В каком районе ты жила?

— Район Бруклин. Вообще, Нью-Йорк состоит из нескольких островов, которые, по сути, — разные города. До центральной части Нью-Йорка мы добирались около часа. Там так: чем ближе к Манхеттену, тем дороже аренда квартир.

Манхеттен, самый «дорогой» район Нью-Йорка.

— В Нью-Йорке я была три раза, первые два — как турист. Мне нравятся эти высокие здания, нравятся люди, система транспорта. Внутри города нет встречного движения, все улицы односторонние. Первое, что я заметила — это разница в вождении. В России это происходит очень резко, быстро, но при этом ты не выигрываешь во времени. Вчера я ехала на такси по Перми. Водитель гнал, но все равно попадал на «красный» и мы стояли. При этом ты нервничаешь, а быстрее вы не приедете. Может быть, ему это в кайф, но хорошо, если бы эти гонки были без последствий. За две недели, которые я провела сейчас в Перми я практически каждый день вижу аварии, на четвертый день пребывания дома я увидела из окна автобуса, как сбили человека. В Нью-Йорке за полгода я не видела ни одного ДТП.

— У нас есть еще одна проблема — парковка на тротуарах. Как ее решают в Нью-Йорке?

— В центре города парковки либо подземные, либо очень дорогие, поэтому люди в центр на автомобилях не едут. Оставляют у станций метро, где есть специально оборудованные парковки, и едут в центр. Потом возвращаются, забирают автомобиль и едут домой.

Лена с однокурсниками по языковой школе.

— Расскажи о жителях Нью-Йорка. Какие они?

— Они счастливые. Там даже бомж выглядит счастливым! Небольшая история. Когда я первый раз приехала с друзьями в Нью-Йорк в 2011 году, система метро оказалась очень сложной. Она не такая, как в Москве. Там по одной линии идут несколько поездов и имеют разные направления. Мы не знали, как добраться до нужного места. Встретили мужчину, он был с огромной сумкой, было видно, что одежда у него чистая, но очень старая. Решили, что он бомж. Он увидел нас, пятерых зазевавшихся, и говорит: «Что вам нужно, чем помочь? » Мы ответили, что нам нужно доехать до Брайтон-Бич, но мы не знаем, как. Он сказал, что мы стоим не на том перроне и проводил нас. Показал нам все, потратил минут 5–7, после чего мы стали ему предлагать деньги, но он на нас посмотрел большими глазами и сказал: «Нет! Велкам ту Нью-Йорк! »

Люди очень открытые, они легко с тобой заговаривают. Если видят, что на тебе классные джинсы, они скажут: «У вас очень классные джинсы». Что еще бросается глаза — все извиняются, даже если просто заденут тебя. Извиняется, причем, и та и та сторона. Если меня задели, возможно, я не так встала. И если человек задел меня, значит, он тоже был неуклюж. Оба извинились и всем хорошо, у всех неиспорченное настроение.

Первое, что ты видишь в американце — это уверенность в себе. И она затмевает все. Тебе уже кажется модной одежда на человеке, кажется, что ты не обращаешь внимание на его лишний вес. И что важно, эта уверенность в себе не переходит в самоуверенность, которая иногда в нашей стране граничит с грубостью. У них политика такая: «Я не как ты, ты — не как я. И я уважаю тебя за то, что ты другой».

«Люди очень открытые, они легко с тобой заговаривают. Если видят, что на тебе классные джинсы, они скажут: «У вас очень классные джинсы».

— Что было, когда закончились курсы?

— 16 января закончились курсы, последние два дня я, можно сказать, ревела: сложно думать, что все! Завтра не будет этой жизни, этих людей… Три месяца — такой срок, за который у тебя обустраивается быт на месте. Появляются свои места, знаешь куда сходить, жизнь встает в какую-то колею. Муж моей подруги сказал: «Ответь себе честно, хочешь ли ты остаться. И не ищи зацепок, почему тебе надо уехать». Я поняла, что моя душа желает остаться и я не хочу с ней бороться. Я сдала билет, ощутила полнейшее счастье и осталась еще на три месяца. 12 апреля у меня заканчивалась виза, я жила в Нью-Йорке до 11 апреля.

— Кстати, по какой визе ты уезжала в Америку?

— По туристической. Она дается на три года. Когда въезжаешь в страну, тебе ставят штамп с информацией о том, сколько ты можешь там пребывать. Мне поставили штамп с максимальным сроком на полгода безвыездного пребывания.

— Каким образом можно остаться в Нью-Йорке?

— Можно выйти замуж или жениться на человеке, который имеет документы. Можно получить рабочую визу, но для этого нужно иметь американское образование, пройти переподготовку, а это большие деньги. Мои знакомые платили за колледж около 2–3 тыс. долларов в месяц. Когда человек заканчивает учебу, ему дается рабочая виза на год, за это время он должен заинтересовать работодателя, который согласится выдать визу на более длительный срок. Можно выиграть грин-карту, я даже встретила таких счастливчиков. Никто из россиян, с которыми я познакомилась в Нью-Йорке, не хотел возвращаться.

— Почему не хотят возвращаться?
— Они там счастливы. Везде чисто, приятные люди на улицах, для инвалидов все предусмотрено, для детей — тоже.

— Как в Нью-Йорке относятся к русским?

— Я уехала в середине октября, у нас в то время уже шла сильная пропаганда против Америки. Некоторые люди предупреждали, что в США мне будет несладко. Приехав, я боялась говорить, что я из России. Но потом, когда осваиваешься, и говоришь, что из России, видишь, что к этому относятся нормально, без отрицательной реакции.

После того, как прошло месяца три, американцам обтекаемо решили намекнуть, какая пропаганда против них идет в России. И на американском телевидении впервые за много-много лет пошли одновременно три или четыре проекта про КГБ. Этими телепроектами они показывали — с русскими будьте настороже, русским не доверяйте. И я заметила, после января, когда стала говорить людям, что я из России, на меня смотрели и терялись, не знали, как реагировать — доверять или не доверять.

Вообще, русских женщин в Нью-Йорке уважают. Считают, что на них держится Россия. Относительно русских мужчин есть стереотип, что они пьют водку и лежат на диване. Для этого, к сожалению, есть причины. Однажды я видела, как мексиканские парни затаскивали в метро очень пьяного русского мужчину, потому что на улице было холодно. Мне было немного стыдно, что наши так себя ведут. Второй случай — Новый год. На празднике было много русских, и все они под конец вечера были в невменяемом состоянии. Вплоть до того, что одна девушка упала с лестницы. Все перепугались, но она тут же уснула.

— Насколько безопасно в Нью-Йорке?
— Жизнь человека — наивысшая ценность. Если с тобой что-то случилось, к тебе подойдут, если видят, что тебе нехорошо — спросят, что такое, вызовут «скорую». Не воспользуются моментом, чтобы украсть кошелек или сумку, если ты упал в обморок. Такие случаи я тоже заставала в метро. Люди теряли сознание, тут же проводники спрашивали, что случилось, вызывали врачей. Моя знакомая застала случай, когда в метро человек решил броситься под поезд. Но машинист успел затормозить и человек просто свалился на пути. Его достали, после чего машинист стал перед ним извиняться и спрашивать, все ли в порядке.

Водители, в отличие от пермских, понимают, что пробка создается из-за того, что все едут с разной скоростью. Поэтому в Нью-Йорке все соблюдают правила и если пробка и создается, то «рассасывается» она очень быстро. И если в России водители проезжают перекрестки на красный, то в Нью-Йорке останавливаются, когда начинает мигать желтый. Хочется не бояться за своих маленьких племянников, родителей, детей. Хочется знать, что они нормально перейдут дорогу, выйдя из дома. В России нет такой уверенности.

— Давай поговорим о ценах. Насколько они отличаются от наших?

— Мне легче сравнить с московскими ценами. Район, где мы жили, примерно такой же относительно центра, как тот, в котором я жила в Москве. Если в Москве я снимала отдельную квартиру вдвоем с подружкой, то в Нью-Йорке за эти же деньги я могла снять только место в комнате и жить с еще одним человеком. Из понятных сравнений — хлеб. В московском магазине он стоит 20–30 рублей, в Нью-Йорке средняя цена 2,5–3 доллара. Молоко 1,5 литра стоит около 2,5–3,5 долларов. Если у тебя есть американское образование, ты имеешь разрешение на работу и работаешь в хорошей компании, то твоя средняя зарплата примерно 4–5 тыс. долларов. Среднее пиво в баре стоит 6 долларов. В магазине пиво стоит доллара 4. У них нет такой накрутки, как у нас.

На одежду те же цены, что и в России, но ее качество лучше. Поло «Ральф Лорен» можно купить за 35 долларов, что по старому курсу доллара было бы 1000–1500 рублей.

— Расскажи о национальных гуляниях.

— Я застала самые значимые праздники. Первый был Хеллоуин, второй — День Благодарения (Thanksgiving Day). Все запекают индейку. Считается, что в этот день нужно благодарить Бога и людей за все, что они тебе дали. Ночью День благодарения плавно переходит в Черную пятницу (Black Friday). Люди в три часа ночи направляются в магазины за дешевыми вещами. «Черная пятница» действует и в интернете, можно зайти на сайт различных фирм и купить вещь со скидкой.

Дальше идет 25 декабря, Рождество. Одним из значимых событий перед Рождеством является зажжение огней на рождественской елке около Рокфеллер центра. За Рождеством следует один из самых важных дней для американцев, вручение Оскара. Эту премию смотрит вся Америка. Второе подобное событие — финал американского футбола, называется «Супербол». Это самая рейтинговая программа за год. В перерывах между матчами поют звезды. В этот раз выступала Кэтти Перри. Артисты зачастую бесплатно соглашаются спеть на Суперболе, так как выступить здесь считается очень престижно.

На все эти мероприятия американцы любят собираться дома семьями, друзьями. Вообще, в Америке все праздники нацелены на общение. Тот же Супербол — лишь повод, чтобы собраться. Люди общаются, а игра идет фоном по ТВ.

— Кстати, про время с друзьями. Чем занимается молодежь Нью-Йорка?
— Они ходят в клубы, ездят в другие штаты. Многие ездят к океану покупаться, позагорать, когда жарко и хорошая погода. Кстати, в Нью-Йорке люди более открыты в плане обмена информацией, там можно легко найти себе группу по интересам. В Нью-Йорке нет проблемы, куда себя деть. Ты всегда с кем-то познакомишься, всегда с кем-то заговоришь, либо попадешь на какое-нибудь интересное мероприятие, а тебе еще и книжку подарят.

Там очень развит спорт. Фитнес-клубы стоят дешево. Хороший зал с тренажерами можно найти за 10 долларов в месяц, ближе к Манхеттену — за 35 долларов. Когда я пришла по гостевому абонементу в фитнес-клуб, не увидела людей, борющихся с лишним весом. Там занимались люди, которые итак хорошо выглядят. Когда мы этот вопрос обсуждали с другом, то пришли к выводу, что американцы настолько уверены в себе, что забывают про свой лишний вес.

«Когда я пришла по гостевому абонементу в фитнес-клуб, не увидела людей, борющихся с лишним весом».

— То есть, Нью-Йоркцы постоянно чем-то заняты?

— Да. Если у них есть один бизнес, то в свободное время они думают про другой бизнес. И предпочитают телевизору время с друзьями.

— В Америке много «фриков»?

— Да, очень много. Я все время думала, что, если бы в Москве в метро зашел такой человек, на него бы все посмотрели осуждающе, а там на этого человека либо вообще не смотрят, либо посмотрят с доброй улыбкой. Там полная свобода самовыражения: где работать, как одеваться — это твоя свобода, в нее никто не лезет. И тебя никто не осудит. Хочешь религию поменять — меняй, твое дело. Много людей нетрадиционной ориентации, больше — мужчин. И к этому здесь тоже нормально относятся.

«Там полная свобода самовыражения: где работать, как одеваться — это твоя свобода, в нее никто не лезет. И тебя никто не осудит».

— Чем ты занималась после окончания курсов?

— Чтобы жить в Нью-Йорке, нужно работать. Причем, ты отпускаешь там все свои каръерные амбиции, ведь на уровень, с которым ты уехал из России, не попадешь, пока не закончишь местный колледж. В России у меня было высшее образование, я закончила экономический факультет ПГНИУ. Работала консультантом по рекламе, затем маркетологом, потом — директором по маркетингу в рекламном агентстве, коммерческим директором, и.о. исполнительного директора, после чего я уехала в Москву на должность ведущего эксперта холдинга. Хорошо, что мои рабочие амбиции в России были частично удовлетворены, потому что там пришлось начать с чистого листа.

За полгода я поработала в десятке компаний. Когда ты без документов, организации не могут заключать с тобой долгосрочный контракт. Постоянно менять работу — интересно, это подстегивает. Если бояться — ничего не получится. Но, если ты ездишь по собеседованиям, встречаешься с людьми, то найдешь работу!

— В каких сферах ты успела поработать?

— В абсолютно разных: от посещения американских телешоу до подготовки реалити-шоу про русских в Нью-Йорке. Также я попробовала себя в компании, которая сдает американцам квартиры в аренду, которая занимается организацией гастролей русских исполнителей, работала администратором в ресторане, поработала и в рекламном агентстве.

Работая в ресторане, я четко увидела, насколько все постоянно работают. Начиная от мойщика посуды, до управляющего. С нами работал сын управляющего, который занимал низшую ступень в ресторане. Там нет такого, чтобы папа сразу назначил сына генеральным директором. Он должен пройти все с низов, чтобы потом знать всю «кухню» бизнеса. И в часы-пик управляющий сам мог войти в процесс, начать затирать со столов, рассчитывать клиентов. В отличие от российского менталитета, в Америке не бывает престижной и не престижной должности. Ты трудишься и это хорошо.

— Мне нравится, как они работают. У них никто не сидит без дела. Сотовыми телефонами на работе нельзя пользоваться вообще. Выключают, складывают в сумки. Есть рабочие телефоны и все контакты, которые тебе нужны в рабочее время, записаны на рабочем телефоне. Твои родственники, в крайнем случае, знают твой рабочий телефон и если что, позвонят. В основном в Нью-Йорке почасовая оплата труда и считается, что работодателем созданы все условия для того, чтобы ты работал. Если ты пересиживаешь на работе, то компания должна платить тебе за переработку, а это время стоит дороже, чем твой обычный день. Поэтому компании не выгодно держать сотрудника, который задерживается на работе. Работодатель в таком случае будет выяснять, в чем проблема. Если причин для переработки не окажется, то твое место предложат другому.

Однажды мой босс, с которым мы работали над реалити-шоу в Нью-Йорке, сказал мне, что фильм «Красотка» — это реальная история, которая может случиться с любой девушкой в Америке, если она работает, если она что-то делает. Там такая ментальность: если ты ничем не занимаешься, ты не будешь интересна никакому мужчине. Даже если ты сидишь дома, у тебя должно быть увлечение. Американцы приветствуют целеустремленных, зантях чем-то женщин.

— Что дальше? Вернешься в Америку или останешься в России?

— Я хотела бы вернуться. Кто-то может сказать, что я предатель родины. Но я это сравниваю с такой ситуацией: например, вы родились в деревне и вам в 20 лет говорят: «Вот этот Вася будет твоим мужем, потому что вы родились в одной деревне. Вы должны любить друг друга и жить вместе». А тебе этот Вася вообще никак, а нравится какой-нибудь Паша из другой деревни. Почему ты должна жить с Васей? То же самое про страну. Если я родилась в России, это не значит, что, если мне комфортнее и счастливее в другом месте, я должна все равно жить здесь. Я благодарна России за родных, друзей, образование. Это всегда будет со мной, где бы я ни была. Я люблю свою семью и благодарна за моральную поддержку во всех моих планах. Но Нью-Йорк дарит мне то состояние, которое я не могу ощутить здесь.

Когда мы занимались подготовкой шоу про русских в Америке, заметили, что многие из них могли устроиться на работу в России с нормальной зарплатой, купить квартиру, машину, могли себе позволить то, чего не могут сейчас позволить в Нью-Йорке. Прежде всего, людьми управляет внутреннее ощущение счастья, комфорта и гармонии, ради которого они готовы отказаться от хорошей работы в России, от карьеры, от близости с друзьями и семьей. Каждый находит свой уголок в этом большом мире, где тебе просто хорошо.

Фото: Кирилл Козлов, Instagram