Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Наши там. Цзинань: «Китайцы едят все, что шевелится. Что не шевелится, двигают и едят» «Самое большое удивление, связанное с Китаем — как такое огромное население мирно живет на небольшой территории относительно их количества. Раньше я считала себя очень терпимым человеком. Я ошибалась».

Наши там. Цзинань: «Китайцы едят все, что шевелится. Что не шевелится, двигают и едят»

Наши там. Цзинань: «Китайцы едят все, что шевелится. Что не шевелится, двигают и едят»
Фото: Валерия Березина
«Самое большое удивление, связанное с Китаем — как такое огромное население мирно живет на небольшой территории относительно их количества. Раньше я считала себя очень терпимым человеком. Я ошибалась».

В серии спецпроектов «Наши там» мы рассказываем о простых пермяках, которые по каким-то причинам покинули родной город и уехали за границу. Героем этого материала стала Валерия Березина, полтора года назад уехавшая работать в Китай.

— Почему ты уехала в Китай?

 — По первому диплому я филолог, преподаватель со специализацией «Русский язык как иностранный». Семь лет училась в университете, два из которых в нём работала. Когда училась в магистратуре, поступило предложение поработать преподавателем в Шаньдунском педагогическом университете в рамках партнерства между вузами. Я очень долго сомневалась ехать мне или нет, но решила рискнуть.

— Зачем китайцам русский язык?

 — В основном китайцы учат английский, корейский, французский, арабский, испанский, но русский язык тоже входит в число популярных языков. Русско-китайские отношения сейчас очень сильно развиваются, и поэтому для китайских студентов, владеющих русским языком, открывается очень много возможностей.

— Китайский язык сложный?

 — Безусловно. Китайский — тонический язык. Здесь важно слышать и различать тоны. Одно и то же слово, произнесенное по-разному, обозначает разные явления. Однако тяжело приходится не только иностранцам, но и самим китайцам. В китайском языке очень много диалектов, поэтому человек с юга Китая не понимает, что говорит «северянин».

При мне был случай на вокзале. Я пыталась вернуть билеты в кассу без переплаты, но мой уровень владения китайским не позволял объяснить все тонкости дела, я очень волновалась. Но тут я заметила, как у другой кассы стоял мужчина, китаец, явно из другой провинции, и тоже не мог объяснить, чего ему надо. В такие моменты помогает опыт игры в «Крокодил», когда ты на пальцах или на языке тела пытаешься донести то, что не можешь сказать. Английский здесь не поможет, я ни разу не пользовалась им, чтобы решить проблему — китайцы не знают его.

— Какие были первые впечатления от страны? И как они поменялись со временем?

 — В первый раз я вышла в город и просто стояла и не понимала, что делать: везде небоскребы, вокруг иероглифы, кругом машины, мотоциклы, велосипеды… Китайцы, очень много китайцев. Все смотрят на тебя, потому что ты европеец, каждые пять минут со мной просили сфотографироваться, дети тыкали пальцем и кричали «вайгожен» (иностранка).

Китай врезается в память запахами. Сначала ты привыкаешь к запахам еды на улице, транспортных средств, смога. Конечно, с аппетитом были проблемы. Я несколько месяцев разбиралась, что можно есть, что нельзя. Специи я вообще не люблю, а без них здесь никуда. Например, я потратила уйму денег, пока поняла, что все сосиски в Китае сладкие и покупать их вообще не стоит.

Сейчас я могу сказать, что знаю Китай. За полтора года я успела побывать во всех четырех городах центрального подчинения (Пекин, Шанхай, Чунцин, Тяньцзинь), это города с особым административным статусом, типа нашей Москвы или Казани, и в 15-ти из 23 провинций, неизученным остался запад Китая, район Тибета и самый север, где граница с Россией.

Иногда совершала сумасшедшие поступки, например, я проехала 24 часа на поезде в общем вагоне с севера на юг Китая в разгар китайских новогодних праздников, когда миллиард китайцев хаотично мигрирует по стране, едут в тамбурах, спят в туалетах, потому что на всех не хватает мест. В Гуанчжоу пересела на ночной автобус, в нем можно спать, доехала до парома, который переправил меня на остров Хайнань, где и встретила сам китайский Новый год.

Самое большое удивление, связанное с Китаем — как такое огромное население мирно живет на относительно небольшой территории. Раньше я считала себя очень терпимым человеком. Я ошибалась. В самом начале я испытала море, нет, океан негативных эмоций! У китайцев нет понятия «личное пространство»: они зажимают тебя в лифте, толкают в очереди на кассу, они очень громко разговаривают, плюются, сморкаются, на улице сумасшедший трафик. Иногда хотелось просто подойти и ударить человека, но, к счастью, это прошло.

Китай закалил характер, дав по голове эгоистичному европейскому воспитанию. Нам кажется, что мы все знаем, особенно, как себя вести в обществе, но, попадая в мир, где царят другие порядки, ты понимаешь, что ты не пуп Земли и со своим уставом в чужой монастырь лезть не стоит. Сейчас я уже не обращаю внимания, сколько рядом людей, что они кричат, кому что надо. В Китае я реально осознала, что люди разные, и что другой человек не имеет никакого права выражать какой-то негатив только потому, что ему что-то не нравится. Это было мое открытие. И моя главная личностная метаморфоза.

— Расскажи про город, в котором ты живешь. Как ты устроилась?

 — Я живу в городе Цзинань — столице провинции Шаньдун. Эта провинция является одной из самых развитых и богатых, потому что здесь сосредоточено основное производство легкой и тяжелой промышленности. Сам город очень большой: есть аэропорт, вокзалы, много университетов. Очень много торговых центров, развлекательных площадок и достопримечательностей, например, древние источники и священные горы даосизма.

Если Россия — это равнины, то Китай — это горы. Не очень высокие, но очень красивые. Здесь разные климатические зоны, и в любое время года здесь очень красиво, особенно весной, когда цветет сакура.

Все магазины и кафе закрываются в 10 вечера, даже в Пекине. Китайцы живут по Солнцу, то есть когда оно садится, Китай ложится спать. Встают — в пять-шесть часов утра.

Живу я в центре города, на территории главного кампуса университета в отеле. Арендной платы нет, за коммуналку я тоже не плачу. На сэкономленные средства стараюсь путешествовать. Внутренний туризм очень развит. Здесь ходят скоростные поезда (максимальная скорость 305 км/ч), поэтому за пять часов можно добраться от Пекина до Шанхая (1,1 тыс. км.). Если есть время, то можно купить билет и на простой поезд, он намного дешевле. Например, от Пекина до моего города на скоростном поезде полтора часа, билет стоит 200 юаней, это примерно 2,2 тыс. рублей, а на простом поезде можно добраться за шесть часов за 700 рублей.

Путешествовать дорого, особенно если считать в рублях. Потому что в Китае ничего бесплатного нет. Вся земля государственная, все под контролем партии. Любая достопримечательность, даже Шаолиньский монастырь, требует входного билета, который стоит 1 тыс. рублей. Въезд на территорию заповедника или горы — от 2,5 тыс. рублей. Фуникулёры, снаряжение, еда, напитки тоже требуют затрат. Вокзалы, на которые приходят скоростные поезда, находятся часто за 50 км от города. Ночью приехал — выложи 1,5 тыс. рублей за такси.

— Опиши китайцев, какие они? Чем отличаются от русских?

 — Китайцы жизнерадостные, трудолюбивые, дисциплинированные, но не умеющие креативно мыслить. Они превосходно все воспроизводят, но не создают. Китайцы мыслят конкретно. Например, мои студенты не знают точно на каком автобусе доехать до восточного кампуса. Когда перед ними встает задача, только тогда они ищут решение.

Конечно, они от природы хитры. Их хитрость заключается в том, что они всегда руководствуются моментом. Если есть возможность «урвать», то они непременно попытаются тебя обмануть, но мне это всегда кажется смешным. Они не умеют читать по лицам, поэтому зачастую моя ухмылка типа «я все понимаю» на них не действует, они продолжают свою игру, а я смеюсь. Еще в Китае есть «закон»: если тебе человек что-то пообещал на словах, то это не значит, что будет так.

Двойственность в сознании проявляется у китайцев практически во всех жизненных сферах. Китай — страна с тысячелетними традициями, но при этом очень современная. Здесь тебе древние храмы по соседству с небоскребами. Чайные домики и многоуровневые развязки. Страна коммунистическая (недавно приняли 19-ю «пятилетку»), а экономика рыночная. Вроде официально атеизм, но при этом они посещают буддийские храмы. Дуализм есть даже в еде — чего только стоит кисло-сладкий соус.

У китайцев есть одна беда — они себя очень не любят. Китайцы говорят, что они некрасивые. Белая кожа для них — самое важное, поэтому здесь даже детский крем с эффектом отбеливания. Если ты выглядишь как европеец: с большими глазами, белой кожей, светлыми волосами — значит, ты самый красивый.

Один из стереотипов, который был разрушен — что китайцы очень маленькие. На севере Китая очень высокие жители, средний рост которых 170–180 см. Любимая игра северных китайцев — баскетбол. На юге, конечно, китайцы маленькие, как вьетнамцы, например.

Они очень мирные. За полтора года я никогда не была свидетелем каких-то серьезных конфликтов. Спокойно возвращаюсь домой ночью. Здесь в плане безопасности чувствуешь себя очень хорошо. Пьяных людей я тоже не встречала. Вообще, у китайцев есть правило: напился — потерял лицо. Хотя, может, я не была там, где напиваются.

Они воплощение спокойствия, китайцу все равно что происходит рядом. Но здесь есть обратная сторона медали. Если тебе станет плохо, то, скорее всего, тебе не помогут. Были такие случаи, когда европеец падал в обморок и люди разбегались, только чтобы не ввязываться в неприятную ситуацию. Китайцы абсолютно не умеют помогать — у них нет сочувствия. В Китае есть такая «фишка». Если тебе кто-то помог, но ты думаешь, что тебе как-то не так помогли, то ты можешь потребовать с человека денежную компенсацию за это.

Китайцы — безумные эстеты. На улице часто можно увидеть мужчину, который стоит и нюхает растущий в клумбе цветок или фотографирует его. Они более открытые, чем мы. Кроме того, они очень общительные, в отличие от русских. Китайцы всем рады, готовы со всеми пообщаться. Но они не умеют дружить. Китаец дружит только тогда, когда ему что-то надо.

Самое главное для китайца — это его семья. Они очень любят свою страну и никуда не собираются из нее уезжать. Кстати, китаец не может иметь второго гражданства. Например, если в семье китайца и иностранки рождается ребенок, им сразу предлагают сделать выбор — Китай или другая страна.

— Как китайцы относятся к русским?

 — Очень хорошо. Люди расплываются в улыбке, когда узнают, что я русская, и постоянно говорят: «Путин, Путин, ваш президент». Они считают, что Россия очень красивая и у нас самые красивые женщины.

Китайцы хорошо знают свою историю и хорошо относятся к России, потому что в сороковые годы СССР им очень помог. Свое будущее сейчас они связывают с Россией, правда, иногда заглядываясь на наши земли. Когда китаец говорит: «Ах, какая большая Россия!», в его словах чувствуется зависть. Они не понимают, почему у такого небольшого населения страны такая большая территория.

— Расскажи про свою работу. Профессия учителя ценится в Китае?

 — Профессия учителя является одной из самых престижных профессий из-за традиций почитать ученого мужа, заложенных еще тысячи лет назад. Большинство населения необразованное, поэтому если ты умеешь читать и писать или ты являешься специалистом в какой-то области, то тебя будут очень уважать.

К слову, китайцы ничего не знают про остальной мир. Если, к примеру, сказать слово «Испания» или «израильско-палестинский конфликт», то они не знают, о чем речь. И когда я своим студентам рассказываю про многообразие языков, привожу какие-то примеры, они смотрят на меня большими глазами и удивляются, откуда я столько знаю. Учитель в Китае — это очень престижно. А еще учителя — это единственные, у кого есть отпуск в три месяца.

Китайское образование не заостряет внимание на истории науки. Студенты могут не знать, что говорил Аристотель или как развивалась наука, как сменялись парадигмы научного знания. Главные предметы связаны с коммунистической партией, они учат истории съездов, для них важна эта история.

В наших вузах преподаватели пишут учебные планы, заносят все в электронную систему, в Китае иностранный преподаватель не отчитывается подобным образом. Я ничего не пишу, никому не докладываю, как идет учебный процесс. В каждой аудитории есть видеокамера, и в каждой группе — партийный студент, который записывает все, что ты говоришь и делаешь, в какой одежде пришел, с каким настроением, кого спросил, как пошутил. Каждые три месяца студенты оценивают мою работу по ста пунктам в виде теста. Мои меня любят — у меня всегда 100 баллов, может потому что я их русскими щами кормлю?

Средняя зарплата китайского учителя — 35–40 тыс. рублей. У иностранных преподавателей зарплата повыше — около 50 тыс. за 12 рабочих часов в неделю, то есть за 48 часов работы в месяц. Плюс есть различные факультативы, «русский кружок», за которые можно получить дополнительные деньги. Официально я больше нигде не могу работать, но можно подрабатывать неофициально: репетиторство по английскому языку, обучение детей танцам, даже фотомоделью можно устроиться.

— Легко ли китайцу заработать деньги на хорошую жизнь?

 — Не могу сказать про все полтора миллиарда человек. Для начала, в Китае нет официальной статистики как таковой. Официально здесь нет ни проституции, ни наркомании, ни нищих, ни плохого воздуха. Поэтому я не могу сказать точно, могу только поделиться наблюдениями.

В Китае есть бедные крестьяне, не имеющие ни прав, ни земли. Они живут на шесть юаней в день (60 рублей). Столько стоит плошка риса с булочкой. У них нет возможности ни накопить, ни купить что-то. По некоторым источникам таким образом живут 100 млн человек. В Китае очень много людей, которых можно отнести к среднему классу: у них есть квартира, машина, возможность путешествовать, учить детей в университете.

Конечно, здесь есть богатые, особенно в крупных городах, например, в моем городе есть шикарные бутики «Louis Vuitton», «Prada», «Cartier», можно красную Феррари купить недалеко от моего дома. Хожу, смотрю, как и большинство китайцев на нее, но есть и те, кто не только смотрит, но и покупает.

Был случай, когда я села в такси, сказала, куда ехать, показала билет, на котором было написано иероглифами название вокзала, а таксист привез меня не на тот вокзал. На мои претензии, возгласы и причитания, что я опаздываю на поезд и это не тот вокзал, китаец просто констатировал следующее: «Я же не умею читать и никогда не ездил на скоростном поезде». В процентном соотношении в Китае мало высококвалифицированных специалистов. Тех, кто умеет читать, и кого можно назвать образованным в нашем понимании. Для многих поездка на скоростном поезде — это праздник. Люди все фотографируют, потом рассказывают друзьям.

— Как в Китае обстоят дела с едой? Сколько стоит, вкусная или нет? Что едят сами китайцы?

 — Дома я обычно готовлю мясо, потому что мне не нравится, как его готовят китайцы. Китайская традиция — очень много овощей и мало мяса, а я люблю, когда наоборот. В Китае нет возможности выращивать крупный рогатый скот, поэтому килограмм говядины стоит 1,5 тыс. рублей, свинины — в среднем 500 рублей. Чаще ем в студенческой столовой или чифаньке.

Чифанька — это общее название для всех «питательных» мест. Это может быть и ресторан, и забегаловка рядом с вокзалом. Цены разные, но мне дешевле поесть где-то, чем готовить самой.

Сами китайцы едят все, что шевелится, а что не шевелится, то они двигают и едят. Вообще, китайская кухня очень разнообразная — здесь существует пять основных типов кухни, в зависимости от части страны. Я живу там, где любят мучные изделия и соевый соус, а, например, в провинции Сычуань не представляют еду без острого перца. Также очень много специй: бадьян, кинза, петрушка, черный, красный перцы. Нужно всегда спрашивать, острое блюдо или нет, а если китаец тебе говорит, что оно чуть-чуть острое, значит, блюдо очень острое.

Моя провинция приморская — здесь много морепродуктов: свежие кальмары, рыба, мидии, моллюски, устрицы. Все доступно и недорого. Смешит стереотип, что китайцы каждый день едят всяких червяков и личинок, это не так, но в магазине можно купить черепаху, лягушку, тараканов.

Мне здесь не хватает обычных русских булочек, потому что вся выпечка здесь — маргариновая и невкусная. Поэтому я обычно беру какие-нибудь импортные сладости. Натуральной молочной продукции нет. Так сложилось исторически, что китайцы не любят молоко, говорят, у них нет фермента, перерабатывающего лактозу. Ну, и места нет коров пасти. Поэтому все молоко из химического порошка. Скучаю по сыру и сметане.

Зато в Китае много фруктов и овощей. Здесь есть круглый год — клубника, манго, авокадо, помело, «драконий глаз», папайя.

— Какие традиции сохранились в Китае до сегодняшнего дня?

 — Китайцы живут по лунному календарю. Например, предлагаю студентам перенести пару, потому что мне неудобно, а они мне: «Да вы что! Мы не можем, у нас же праздник драконьих лодок!» В такие моменты понимаешь, какие мы разные. Этот праздник знаменует собой наступление летней жары, а чтобы не заболеть простудными заболеваниями в этот период, надо отогнать злых духов. Поэтому они снаряжают лодки с драконами, готовят специальное лакомство из клейкого риса, запечатанного в бамбук (цзунцзы), собираются семьей и борются с духами, официально не работая три дня.

Конечно, особое место занимает китайский Новый год и День образования КНР. Это два праздника, когда весь Китай гуляет неделю. Но это не то, что у нас. В Китае у людей нет отпусков в 28 дней, праздники — это единственное время, когда можно воссоединиться с семьей, потому что зачастую в течение года члены семьи живут раздельно. Например, муж работает на заводе в Пекине, жена — дома с детьми в деревне.

Еще одна очень важная традиция — это чай. Они меня научили все время носить с собой термос. При этом в ресторанах и кафе нет никакого чая, все по той же причине — у китайца чай всегда с собой. По всему Китаю на улицах стоят автоматы с горячей водой, в любой чифаньке бесплатно нальют кипятка. Китайцы полагают, что, если у тебя что-то болит, надо просто пить больше теплой воды, это советуют даже в больнице.

Чай бывает разный. Лучший способ перепробовать много чая — отправиться на чайный рынок в какой-нибудь провинциальный городок. Можно попросить продавца заварить тебе чай, показать, как его правильно пить.

— Официально Китай — атеистическая страна. А как на самом деле?

 — В Китае никогда не было единого бога и религии. Культура Китая синкретична: здесь переплетается и буддизм, и даосизм, и конфуцианство, и христианство с исламом даже. В Китае верят в идею великого сильного народа, в партию, которая ведет их в светлое будущее. Но на территории страны огромное количество буддийских и даосских храмов, где китайцы молятся, возносят дары небесам.

Я общалась на эту тему с китаянкой, занимающей высокий пост в партии. Она считает себя атеисткой, человеком науки, но она верит, что существует что-то потустороннее, а Будда для китайца — это вход в это потустороннее.

В даосизме и буддизме нет тяжелых религиозных обрядов, в отличие от православия, в котором есть многочасовые службы, причащения. В Китае религиозный обряд выглядит так. Ты взбираешься на гору или идешь в монастырь, берешь с собой фрукты в дар небесам, гладишь живот, например, статуе Будды, ставишь свечку, обкуриваешься ей и спускаешься обратно. Понятие души в китайской культуре отсутствует. Эквивалент души — это сердце.

Третья составляющая китайской религии — конфуцианство, китайцы его очень почитают. Практически все государство построено на учении Конфуция.

— Правда, что в Китае ужасная экология?

 — Правда. В Китае совершенно нечем дышать, есть случаи заболевания раком легких у восьмилетних детей. Самая большая очередь в больницах — к пульмонологу и гастроэнтерологу. Но современный Китай не признает этой проблемы. Безопасный индекс загрязнения воздуха — 25 мкг/куб.м, в Китае максимальный уровень загрязнения достигал 800 мкг/куб.м. В тот момент у людей происходило кровоизлияние в глаза.

«Если вы не можете победить смог, сфотографируйте его» — так решили китайцы и написали статью «Как фотографировать смог», которая мгновенно разошлась по всему китайскому интернету. Смог в Китае уже превратился в культурный идентификатор: недавно даже была выставка картин, посвященных этой тематике.

— Собираешься обратно в Россию?

 — Да, очень скоро. Потому что моя семья живет в России. Я люблю Китай, он такой удивительный, странный и дикий, добрый и открытый, вызывающий эмоции, но Россию я люблю больше. Именно с ней связаны все дальнейшие планы. Китай — это опыт, давший мне многое, подаривший мне новые знания о мире, о себе. Китай стал своеобразной ментальной перезагрузкой, теперь я хочу еще больше сделать в своей жизни, но в России!