Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
146305 +692
Умерли
8235 +20
Привито V2
859725 +0
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Главный режиссер «Театра-Театра»: Власть превратилась в полицейско-цензурное учреждение «Есть люди по своей сути — строители, а есть наследники Герострата. И слава их в том, чтобы уничтожать. Я думаю, этот период не будет долгим, в скором времени вернется потребность в профессионалах и широком художественном поле», — высказал свое мнение по поводу культурной политики Пермского края главный режиссер «Театра-Театра» Владимир Гурфинкель в колонке для Properm.ru.

Главный режиссер «Театра-Театра»: Власть превратилась в полицейско-цензурное учреждение

15 июля 2016, 22:15

Главный режиссер «Театра-Театра»: Власть превратилась в полицейско-цензурное учреждение
Фото: Properm.ru
«Есть люди по своей сути — строители, а есть наследники Герострата. И слава их в том, чтобы уничтожать. Я думаю, этот период не будет долгим, в скором времени вернется потребность в профессионалах и широком художественном поле», — высказал свое мнение по поводу культурной политики Пермского края главный режиссер «Театра-Театра» Владимир Гурфинкель в колонке для Properm.ru.

Текст колонки был записан в апреле 2016 года. Сейчас с разрешения автора мы ее публикуем.

«Все действия краевого минкульта направлены на уничтожение того, что было сделано в течение предыдущих пяти лет. Давайте посмотрим на те два десятка абсолютно достойных фестивалей, прославлявших Пермский край на всю страну. Что из них осталось? Выдающиеся фестивали сначала начали снижать качество, потом полностью исчезли или выродились в такие чудовища, от которых остались только названия.

Уцелеть удалось только тем мероприятиям, которые проводятся при учреждениях, где есть художественная воля — в оперном театре и «Театре-Театре». Дягилевский фестиваль и «Пространство режиссуры» живы несмотря на огромное желание недофинансировать и закрыть. При этом за последние четыре года финансирование если и изменилось, то несущественно. А сейчас назовите мне хотя бы десяток фестивалей, которые пришли на смену ушедшим?

Я не могу это назвать культурной политикой. Политика — это цепь действий, ряд мер, имеющих под собой некую идеологию. Я не буду обсуждать направленность, я могу обсуждать только профессионализм. Для меня профессионализм культурной деятельности заключается в создании новых художественных форм. Сейчас я могу только констатировать — фестивальное пространство исчезло, проектное — тоже. Наверное по разнарядке что-то создается, по разнарядке студентов снимают с занятий, чтобы они посещали эти мероприятия.

Мы доживем до других времен, и опять будут создаваться большие проекты, они будут по-другому называться, но продолжат собирать тысячные толпы. Пермяки уже почувствовали счастье большого фестиваля. Конечно, мне жаль те темпы, которыми развивались «Белые ночи». Это фестиваль, который собирал миллион зрителей в миллионном городе. Потеря его — преступление. Он был целенаправленно загублен непрофессиональными действиями властей. Процесс убийства был длительным, но осознанным. Несмотря на это я нахожусь в глубоком убеждении, что такое движение по синусоиде то вверх, то вниз — неизбежно. У нас был художественный подъем, потом пришли люди, не способные взращивать. Есть люди по своей сути — строители, а есть наследники Герострата. И слава их в том, чтобы уничтожать. Я думаю, этот период не будет долгим, в скором времени вернется потребность в профессионалах и широком художественном поле.

Для чего это было сделано — не знаю, эту логику мне понять невозможно. Но в результате мы потеряли большое количество молодых творческих людей, способных заниматься продюсированием, которых сами же и воспитали.

Такой безудержной борьбы власти с культурным учреждением нет ни в одном регионе. У нас какой-то отдельный случай, построенный на мотивации личной ненависти. Наша успешность и существование на театральной карте страны интересна всем кроме культурной власти.

Чего только стоит история с Теодором Курентзисом? Все пишут о том, что он «пытается что-то там отстоять». Теодор Курентзис! Таких Теодоров во всем мире от силы десять! А он творит в Перми, создавая славу этому городу. Ни в Берлине, ни в Афинах. И сам факт, что Курентзису приходится «отстаивать» свои права здесь, является с точки зрения продюсирования культурной жизни фантастической пошлостью.

С точки зрения здравого смысла Курентзису должны позвонить, узнать есть ли у него свободное время и спросить — «Теодор, скажи, пожалуйста, а что нужно сделать, чтобы еще долгие годы твое замечательное имя было связано с культурой Пермского края? Что еще мы должны сделать, чтобы тебе здесь было лучше, чем в любом другом месте на земле?».

Знаю десятки примеров, когда деятели плевали на борьбу с властями, и учреждение погибало. Все есть — нет одного человека. Судя по всему это понимает большинство. Кроме тех, кому положено это по должности. Наша власть превратилась в полицейско-цензурное учреждение. Все, что они могут по закону запретить, они это уже сделали.

С другой стороны, какая художественная судьба случалась без агрессии? Назовите мне хоть одного известного писателя, поэта, режиссера. От зависти, от собственной бездарности людям пытаются портить кровь. Потому, по моему глубочайшему убеждению, я должен благодарить этих людей за их реакцию. Они не могут создать фестиваль лучше «Белых ночей» — потому они, осознавая собственную серость, его разрушают. Они не могут предъявить нам художественных претензий — потому они ковыряются в бумажках. Спасибо им за это! Если бы ко мне относились благосклонно, это говорило бы о том, что и сам я такой же».


Оцените материал
1