Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
37477 +294
Выздоровели
30951 +352
Умерли
2373 +17
Properm.ru
Пермский 1917. Революция, которой не было. Столица, которой не стало Ровно 100 лет назад в Перми началась прокладка канализации. Тогда вопросы благоустройства города волновали жителей больше, чем происходящие в столице волнения, поэтому революцию здесь «приняли к сведению» – и только.

Пермский 1917. Революция, которой не было. Столица, которой не стало

25 июля 2017, 15:01

Ровно 100 лет назад в Перми началась прокладка канализации. Тогда вопросы благоустройства города волновали жителей больше, чем происходящие в столице волнения, поэтому революцию здесь «приняли к сведению» – и только.

Соперничество Перми и Екатеринбурга, о котором в последние годы по объективным причинам говорят все меньше, могло закончиться совсем иначе, не будь пермяки столь равнодушны к столичным событиям в 1917 году. Во всяком случае, подобный тезис очень часто всплывает в рассуждениях профессиональных историков, которые любят рассказывать о том, с какой радостью встречали пермяки войска Александра Васильевича Колчака в декабре 1918 года.

Группа рабочих мастерской Н.С. Черемисова. Пермь, начало XX века.

Революция? Нет, не слышали

О событиях февраля 1917 года, происходивших в Петрограде, в Перми узнали только в начале марта, да и то не от властей. Во всяком случае, когда 29-летний вице-губернатор Лев Лыщинский-Троекуров, замещавший находившегося в командировке Михаила Лозина-Лозинского, решился предать огласке содержание полученной ранее телеграммы, революция уже не была для горожан новостью.

План Перми, составленный в 1917 году.

Означает ли это, что в Перми, в отличие от Петрограда, в это время всё было спокойно? И да, и нет. Относительно спокойно в огромной губернии, включавшей в себя большую часть нынешнего Пермского края и Свердловской области, было в 1913 году.

Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война не могла не отразиться на жизни людей, а к 1917 году сообщения о нехватке тех или иных товаров — как продовольственных, так и непродовольственных — уже пачками ложились на стол губернатора.

Михаил Александрович Лозина-Лозинский. Пермский губернатор в 1914–1917 годы.

Из письма Пермского Обывательского комитета Михаилу Лозина-Лозинскому от 13 января 1917 года мы узнаём, что из-за задержки поставок по железной дороге муку в городе могут купить только пекарни, а обыватели такой возможности лишены. Горожане не могут сами печь хлеб — и только.

Рапорт Екатеринбургского полицмейстера пермскому губернатору о готовящейся забастовке рабочих в связи с дороговизной.

В эти же дни пермский губернатор в письме к статскому советнику Г.Ф. Белоусову предупреждает о «недопустимости обсуждения политических вопросов земскими и городскими органами» — очевидно, на то были причины. Но нигде в Перми мы не видим и намека на антиправительственные выступления. В это же время полицмейстер из соседнего Екатеринбурга докладывает в столицу губернии о возможной забастовке рабочих и солдат, собирающихся из-за дороговизны жизни громить торговые лавки. Бить собирались также полицию и просто всех богатых. Но это — не в Перми!

В 1917 году городские власти были заняты главным образом прокладкой канализации. Поучаствовать в работах и просто поглазеть на это зрелище приходили толпы пермяков.

В губернской же столице в судьбоносные для страны дни все было тихо, информацию о революции здесь, выражаясь современным чиновничьим языков, «приняли к сведению». Губернатор Лозинский поспешил присягнуть Временному правительству, в письме к его главе князю Георгию Львову пообещав пресечь возможные беспорядки на подвластной территории.

«Малейшее неповиновение приказам Временного правительства повлечет самые суровые последствия», — предупредил губернатор своего заместителя, земских и городских исправников, полицмейстеров и епископов.

Группа женщин и мужчин, отдыхающих за праздничным столом. Начало XX века. Фото из книги «Пермский 1917 год».

Что характерно, с призывом поддержать Временное правительство обратился к народу и епископ Пермский и Кунгурский Андроник, позже зверски убитый после прихода к власти большевиков. В телеграмме от 4 марта он, ссылаясь на волю отрекшегося от престола вслед за братом Михаила Александровича Романова, призвал всех православных «оказывать всякое послушание Временному правительству, сохранить всякое спокойствие, всякому на своем месте и деле усилить работу на славу и благополучие Отечества» .

Телеграмма губернского комиссара Временного правительства Егора Калугина Временному правительству.

Впрочем, подобная лояльность не уберегла Лозинского от политического краха. 6 марта он сошел со сцены, уступив место губернскому комиссару Временного правительства Егору Калугину, который поспешил уверить Львова и Председателя Государственной Думы Михаила Родзянко в том, что передает себя в их полное распоряжение.

Через несколько недель Калугина сменил на посту Александр Ширяев, заявивший о необходимости привлекать к управлению общественные организации, а в мае — Борис Турчевич, сын архитектора «дома Грибушина» Александра Турчевича.

Вид на жилые дома рабочих Мотовилихинского пушечного завода. 1917 год.

«Политический индифферентизм населения»

Докладывая обстановку в губернии в сентябре 1917 года, Турчевич жалуется на «пустую кассу» городского бюджета и отмечает «полный индифферентизм населения», всего 5% которого ассоциировало себя с какими-либо политическими силами. Большевики, кстати, явно проигрывали политическое поле эсерам, что наглядно проявилось в ходе выборов в Пермскую городскую думу. Зато Екатеринбург уже тогда открыто провозглашался «центром большевизма в губернии». После окончательного установления советской власти всё это будет учтено.

Члены Пермского комитета Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Август 1917 года.

Практически никак не отразилось на жизни губернии и произошедшее в августе 1917 года выступление генерала Лавра Корнилова.Такое чувство, будто в Перми никто не хотел открыто защищать старую власть, но и новой подчинялись только по необходимости. Новые хозяева Перми издают указы, пытаются залатать дыры в бюджете, но кому какое дело? То, что революция приостановила начатые в 1917 году работы по прокладке городской канализации, было для пермяков гораздо важнее судьбы царской семьи и столичных разборок. Во всяком случае, такое складывается впечатление.

Правда, время от времени робкие голоса с требованием вернуть Николая II, все же раздавались. Так, в августе 1917 года, во время земельной и сельскохозяйственной переписи в Кунгурском районе крестьяне чуть не побили чиновников, заявляя, что «Временное правительство, комитеты, Советы и вообще существующие теперь организации нужно уничтожить «к черту». Но о том, чтобы отстаивать свою позицию с оружием в руках, не могло быть и речи.

Пермские рабочие во время празднования 1 мая в 1917 года.

Из архивных документов этого периода мы узнаем о главных проблемах, которые возникали в Перми в период с февраля по октябрь, а именно: негативном отношении людей ко вновь образованной милиции (были даже случаи нападений), торговле тухлым мясом на Черном рынке (скандал дошел аж до начальника городской милиции), скупке солдатами чая в целях спекуляции, незаконных азартных играх у Дровяного рынка (сейчас — стадион «Динамо»).

Причиной неурядиц была не столько революция, сколько продолжавшаяся третий год мировая война, без которой, вообще говоря, «Февраль» был бы невозможен. «Что нам смена власти, когда и при царе, и при новом правительстве не хватает муки, чтобы испечь хлеба! » — примерно так, видимо, и рассуждали пермяки.

Жизнь продолжается, несмотря ни на что: новогодняя ёлка рабочих Мотовилихинских пушечных заводов. 1917 год.

После «октября» ситуация поменялась. Если во Временном правительстве пермяки еще видели хоть какую-то законную силу (в конце концов, царь сам сказал — подчиняйтесь), то узурпация власти большевиками и подняла ту контрреволюционную волну, из-за которой, если доводить до абсурда, пермяки сегодня живут без метро и ездят за мебелью в Екатеринбург. Такова кара за политическую вялость, которую верно подметил в пермяках недолго управлявший губернией Борис Турчевич.

1 мая 1917 года в Перми.

Мама — анархия, папа — стакан спирта

После захвата власти большевиками в Перми никто не торопился преклонить колени перед Советами. 28 октября Пермское уездное земское собрание составило телеграмму о полном доверии Александру Керенскому и Временному правительству, а также о поддержке курса на выборы в Учредительное собрание. Чтение телеграммы сопровождалось криками «Ура!»

В Государственном архиве Пермского края сохранилась также телеграмма Осинской уездной земской управы, в которой она «горячо протестует против захвата власти безответственными организациями, призывает население бороться с анархией и спокойно выполнять свой гражданский долг».

В городе действительно начинала развиваться анархия. После того, как Пермская городская Дума объявила особое положение, жители многих улиц, например, Пермской, вынуждены были поочередно нести караул для круглосуточной охраны кварталов. Надежды на городского платного караульного уже не было, и его было решено уволить.

Рабочие Лысьвенского металлургического завода. 1917 год.

В ноябре в городе произошла серия пьяных погромов, поэтому начальник Пермского военного гарнизона объявил «осадное положение» для всех винных складов, заводов и погребов.

«Всякие попытки к разгрому и разграблению, как злодейские акты контрреволюции, должны подавляться силою оружия без предупреждения», — говорится в изданном военным гарнизоном документе.

Подобное происходило по всей губернии. В Кунгуре агрессивная толпа напала на здание милиции, разоружила служителей новой власти, разгромила помещение и спокойно пошла дальше — грабить магазины и торговые лавки. В Осинском уезде весь запас находившегося на Михайловском заводе хлебного спирта был слит в реку Камбарку — только бы не достался погромщикам! Такое происходило во всем регионе, в каждом городе, селе или деревне.

Случившееся в конце октября в Петрограде не поддерживали не только рядовые горожане. К примеру, начальник пермской милиции Александр Стеклов сложил свои полномочия, прямо заявив, что «сколько-нибудь нормально и продуктивно работать» при большевиках он не сможет.

Вышел на улицу пьяным — расстрел

В конце 1917 года в Перми произошла очередная смена власти. В декабре съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов избрал председателем исполнительного комитета большевика Михаила Лукоянова. Сегодня его имя носит одна из улиц в Свердловском районе Перми.

Пермский союз рабочих распространения технических знаний. 1917 год.

В 1918 году Революция перешла в свою новую стадию — Гражданскую войну. Именно тогда политические ориентиры и взгляды пермяков проявились со всей очевидностью. Из Советов и других организаций постепенно выдавливают умеренных социалистов.

Боевые действия в Прикамье начались ближе к концу лета. В июле-августе на отдельных территориях вспыхивали контрреволюционные выступления. Так в Осинском уезде было объявлено военное положение из-за действий белогвардейцев: вооружившись топорами, вилами и дробовиками, они разобрали мост через реку Туй.

Красногвардейцы в Перми. 1918 год.

Показательный случай произошел в начале декабря 1918 года, незадолго до взятия Перми войсками Александра Колчака на Пермских пушечных заводах произошло антибольшевистское восстание. То, что даже рабочая Мотовилиха, всегда считавшаяся оплотом большевизма, выступила против власти большевиков — факт показательный. Неудивительно, что приход «Сибирского самодержца» в Пермь действительно вызвал среди местного населения неподдельный ажиотаж.

22 декабря 1918 года Пермский революционный комитет издал приказ «Об усилении борьбы с контрреволюцией», объявив военное положение. Расстрелом грозили всем, у кого найдут неучтенное оружие, кто распространяет вызывающие панику слухи и даже тем, кто просто выйдет на улицу пьяным. За последнее — без суда. Врагами революции объявлялись «бывшие офицеры, попы, сынки буржуазии, студенты, гимназисты и прочие контрреволюционные элементы». Особенно прекрасен вот этот пункт: «Воспрещается устройство всякого рода попоек и пирушек, служащих главным образом замаскированными собраниями белогвардейцев».

Бойцы Китайского батальона, защищавшие Пермь от армии Колчака в 1918 году.

Пироги для белой армии

Подробности взятия города колчаковцами описаны в издававшейся в это время в Перми газете «Свободная Пермь». И хотя автора статьи — сочувствующего белому делу солдата колчаковской армии — нельзя назвать беспристрастным, его подробнейший рассказ говорит в пользу точности описания.

Белые подошли к Перми с юго-восточной стороны в ночь с 23 на 24 декабря. Солдаты вошли в город по Соликамской и Верхотурской (сейчас Островского) улицам и двинулись в направлении станции Пермь-I и красных казарм, где окружили и захватили три батареи. Застигнув красноармейцев врасплох, белые взяли в плен около 4 тыс. солдат.

Вскоре после захвата здания уездного комиссариата, в котором ранее располагалась Пермская духовная семинария, а с 30-х годов — ВКИУ, произошел непродолжительный бой белых с ротой китайцев. Последние вскоре сдались, но еще одна рота красноармейцев отступила к станции Пермь-II.

Крестьяне Пермской губернии на встрече с Александром Колчаком. 1919 год.

На улицы, очищенные от большевиков, толпами выходили люди, которые поздравляли друг друга, «как в Светлое Христово воскресенье».

«Наперерыв приглашают наших солдат и офицеров к себе в дома обогреться и угощают. Какая-то дама бегает по улице и раздает нашим солдатам свежеиспеченный пирог с картофелем», — пишет очевидец событий.

К вечеру почти весь город был в руках колчаковцев. Прибывшее подкрепление во главе с Василием Блюхером ситуацию для красных изменить не смогло. Убедившись в том, что Пермь им не отстоять, красные беспорядочно бегут за Каму по железнодорожной линии и по Казанскому тракту (ш.Космонавтов) на Юго-Камский завод, преследуемые частями белых. Количество захваченной в Перми военной добычи трудно было даже учесть, признается солдат белой армии.

Молебен на Соборной площади после занятия Перми армией Колчака.

В феврале 1919 года, когда Колчак прибыл с визитом в Пермь, свое почтение и полное повиновение ему поспешили выразить возродившиеся Пермское губернское земство и Пермская городская дума, а также… Пермское еврейское общество, представители которого попросили Верховного правителя «извлечь страну из пучины анархии и позора».

Александр Колчак (в центре, с крестом на груди) и Радола Гайда (слева от Колчака) во время торжественного обеда в Перми. 1919 год.

Власть Колчака держалась в Перми до начала июля 1919 года. Поражение Сибирской армии на пермском направлении привело к падению белых в Прикамье. Но за лояльное отношение к колчаковцам Пермь еще долго не могла «отмыться» в глазах победившей вскоре советской власти.

Открытие памятника в честь 3-й годовщины Октябрьской революции в Перми. 7 ноября 1920 года.

При подготовке материала использованы документы фондов Государственного архива Пермского края.

Александр Глушков специально для Properm.ru

Оцените материал
4