Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
110763 +594
Умерли
6569 +29
Привито V2
653734 +402
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Усолье. Сельский священник и пейзажи, остановившие время Отец Димитрий уверен, для того, чтобы спасти культурно-историческое наследие Усолья, нужно вдохнуть в него жизнь, заселить людьми, детьми, прихожанами, паломниками.

Усолье. Сельский священник и пейзажи, остановившие время

Усолье. Сельский священник и пейзажи, остановившие время
Фото: Properm.ru
Отец Димитрий уверен, для того, чтобы спасти культурно-историческое наследие Усолья, нужно вдохнуть в него жизнь, заселить людьми, детьми, прихожанами, паломниками.

У отца Димитрия Кнышова несколько высших образований: техническое, экономическое, теологическое (кафедра Теологии ПГУ и Пермская Духовная Семинария). Он родился и вырос в Березниках, работал в шахте, работал в сфере строительства (строил газопроводы, котельные, частные дома).

— Как и почему вы пришли в храм и стали священником?

— Не я пришел, Господь привел. «Не вы меня избрали, но Я вас избрал». Господь призвал — я пришел, хотя долго сопротивлялся.

Рукоположен Его Высокопреосвященством Высокопреосвященнейшим Зосимой, архиепископом Соликамским и Чусовским 15 января 2017 года в день памяти преподобного Серафима, Саровского чудотворца.

В марте 2017 года получил Указ быть штатным клириком Спасо-Преображенского женского монастыря Усолья.

В мае 2017 года получил Указы архиепископа Зосимы быть и.о. настоятеля Покровской церкви села Касиб и Георгиевской церкви села Уролка Соликамского района для создания общин этих храмов, налаживания церковно-приходской жизни и для восстановления этих храмов во всем прежнем великолепии.

Также окормляю (окормлять — направлять по верной дороге, избегая опасностей, — прим. Properm.ru) храм священномученника Феофана Соликамского на территории исправительной колонии «Белый Лебедь». Храм построен в 1980-х годах, строительство было начато протоиереем Виталием Садковым.

— Обычно в таких историях всегда есть учителя, наставники — люди или события, заставившие перевернуть собственную жизнь.

— Учителей было много. Всегда рядом было много хороших наставников, священнослужителей, которые служили примером и помогали в духовной жизни.

Учителем на клиросе, самым важным, от которого я получил все основные азы была матушка Нина Синицына, регент храма святого равноапостального князя Владимира в Перми. Кафедра Теологии ПГУ очень сильно помогла.

— Как вы отнеслись к назначению в Усолье?

— Все назначения воспринимаются очень сложно, но обязательны к выполнению, строже чем в армии. Я клирик Соликамской епархии. А Усольский собор — родной, именно в нем я принял Таинство Крещения в 1991 году. Вот и вернулся сюда, Промыслом Божиим. Живу в Березниках, а домой в Пермь езжу «в гости». И домашние ко мне приезжают «в гости». Березники — это мой родной город, в котором я родился и прожил 30 лет.

— Что уже удалось сделать?

— Люди уже приходят, молятся, причащаются. Главное, чтобы приходская жизнь начиналась, чтобы она была. Этим летом здесь, в Усолье, у нас «детская дача» — отдыхают воспитанники Воскресной школы храма великомученницы Татианы (Березники).

Количество прихожан увеличивается. В деревне Касиб есть семейная пара, которая занимается организацией приходской жизни. Общины церковные еще маленькие, все в стадии становления. Все непросто, конечно. Но там, где начинается духовная жизнь, начинается развитие. Вокруг храма всегда начиналась жизнь, и деревня переставала быть деревней, становилась селом. А нет церкви — нет жизни.

— Колокольня в Усолье уже лет 200 стоит покосившаяся. Каково состояние самого храма?

— 19 век. Туалет на улице. Вода в колодце. В Усолье вода из Березников, но сюда водовод не довели. Отопление печное и электрическое, это, конечно, очень большие затраты, 200–300 тыс. рублей в месяц, и так круглый год.

Газопровод необходим, но 1,5 км газопровода — это большие деньги, для монастыря неподъемные. Собор был в федеральной программе 2010–2016 годов, в рамках этой программы провели некоторые реставрационные работы. Но на полную реконструкцию памятников, на восстановление колокольни нужны очень большие средства.

Проблема восстановления зданий в отсутствии финансирования, конечно. Хотя здесь Усольский Историко-Архитектурный Музей, Палаты Строгановых — это же все один большой архитектурной-исторический комплекс под открытым небом, на острове. Жемчужина края. Но это бюджетные учреждения, откуда у них деньги.

Храмы строились годами, десятилетиями, на пожертвования прихожан. Например, одна из церквей была построена в 1829 году, Центральный престол был освящен в 1855 году, второй придел был освящен в 1896 году, тогда же был расписан храм. Вот так потихоньку они появлялись.

Здесь все связано со Строгановыми. А Березники начались с города Дедюхин, который уничтожили большевики. Удивительно, но по данным историков в 1896 году в городе Дедюхино проживало 4,5 тыс. человек, и в одной версте от него еще 4 тыс. человек, было четыре собора: от Христо-Рождественского собора в Дедюхине ничего не осталось.

А началось все вообще с Пыскора, Аникий Строганов основал Пыскорский Спасо-Преображенский мужской монастырь, и это было в 1560 году.

— А сейчас здесь, на острове, кто-то живет?

— Очень немного жителей, приезжают трудники, то есть те, кто приезжает потрудиться, пожить здесь, монастырь же обеспечивает себя сам, есть куры, козы, выращивают овощи.

— 100 лет между 1917 и 2017. Сколько храмов и церквей было разрушено в Усолье, сколько священнослужителей, монахов были убиты?

— Точных данных нет. Те, кто принял мученический венец, описаны в книге Собор Пермских святых. Треть храмов были закрыты, но разрушены они были не тогда, разрушаются они сейчас от того, что духовная составляющая занимает слишком малую часть в нашей жизни. А тогда они [храмы] были закрыты и приспособлены под что-то другое.

— Помогают ли власти, промышленники?

— И администрация, и промышленные предприятия помогают. Из насущных проблем, которые администрация может решить, это автобус до храма, он очень нужен, людям приходится ходить пешком 1,5 км, но можно, думаю, как-то продлить городской маршрут, здесь бы автобус мог разворачиваться и дальше уезжать. И людям было бы удобнее приезжать.

— Как дальше будут развиваться храмы?

— Будем развиваться. В тюремном храме перекрасим купола, в двух сельских проводим реставрационные работы, собираем церковные общины, наладим церковную жизнь, организуем воскресные школы.

Церковь у людей обычно связана с какими-то трагическими событиями в жизни, а на самом деле — это радость, это дом.


Оцените материал