Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Профессия: модельер. «Портной может сказать, что это невозможно сшить. Берешь и делаешь»

27 ноября 2017, 10:00
интервью

Профессия: модельер. «Портной может сказать, что это невозможно сшить. Берешь и делаешь»
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Мы заглянули в мастерскую пермского модельера Ольги Велички и узнали кое-что из закулисья профессии. А заодно спросили, почему пермячки не носят шляпы и яркую одежду.

— Есть некоторая путаница между модельерами, дизайнерами, конскрукторами одежды. Как ты сама себя называешь?

— Диплом у меня «Дизайнер одежды». Но мне не нравится слово дизайнер, оно очень избитое. Поэтому я предпочитаю называть себя «по-старинке» — художник-модельер.

— Где учат? И много ли выпускников?

— Я училась в Казани, жила там 10 лет. Первая специальность называлась «модельер-конструктор» — то есть я могу работать одна, мне не нужен ни конструктор, ни технолог, я могу это все сама. Потом дальше продолжила развиваться в дизайне, также освоила муляжный метод конструирования, когда ты можешь обходиться даже без лекал, загоняющих в рамки. Это позволяет делать одежду сразу на манекене или на человеке, открывает безграничные возможности в создании силуэтов и форм.

С моего курса из 25 человек только двое занимаются этой работой. Остальные по профессии не работают. Всё-таки в том возрасте, когда человек поступает в ВУЗ, многие еще не понимают, кем хотят стать на самом деле и что хотят делать в жизни.

— А ты?

— Я с детства хотела этим заниматься. У мамы до сих пор хранятся огромные стопки альбомов, где я рисовала каждый день разные эскизы. На модельера-конструктора я пошла учиться после школы, а второе образование получала уже в сознательном возрасте. Между двумя дипломами прошло много времени, появилась семья, дети. Приняла решение продолжить образование и училась в итоге с грудным ребенком на руках.

— Когда человек уже сознательно получает образование, профессию и диплом, он зачастую точно знает, куда пойдет работать. Ты знала?

— С полученным вторым дипломом я пошла в театр оперы и балета. Но меня не взяли. Потому что они берут только с дипломом «Мухинки» («Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица» — прим.ред.). Я подрасстроилась и решила, что тогда буду работать сама. Работаю! И с оперным тоже в итоге, но только на вольной основе. Но я даже рада, что произошло именно так, иначе никогда бы не решилась действовать самостоятельно.

— Решение о самостоятельности далось легко?

— Вполне. Мне комфортнее работать в одиночестве, когда никто не стоит за спиной. И никому ничего не нужно объяснять — на это уходит много времени и сил. К примеру, любому портному крайне тяжело объяснить что-либо по муляжному методу, этому ведь не обучают пока. Показываешь эскиз, а тебе говорят: «Это по технологии невозможно». Так что сижу одна в мастерской, делаю «невозможное».

— Твой стиль необычный: там и этника, и винтаж, и еще много всего. Что его определило?

— Да, такой замес. Я не знаю сама, как это назвать. Бывает, кидает в разные стороны — одна коллекция «пиратская», а следующая black concept. Честно говоря, настроение коллекции очень сильно определяется музыкой, которую я в этот момент слушаю. Слушаю и вижу образы.

— Когда ты сам себе работодатель, нужно думать о продвижении на рынке. Что ты делала для этого?

Ничего не делала, я не умею себя продвигать. Не знаю, как всё это получилось (смущенно смеется — прим.ред.). Сначала я работала с частными клиентами на индивидуальном заказе. Это было в 2007–08 годах. Потом появились крупные клиенты — те же заказы на сценические костюмы. Видимо, сработало сарафанное радио, потому что я себя никак вообще не продвигала. Магазины сейчас переполнены, и на индивидуальный заказ осознанно идут люди, которые не хотят быть как все. А сценические костюмы для меня сейчас — это основное направление работы. Для рок-групп, для оперных артистов, 5–6 лет сотрудничаю с пермским хором «Млада», с ними много коллекций уже сделано.

— «Млада» же — огромный коллектив, несколько десятков человек, все разные. Как происходит создание такой коллекции?

— Когда созревает новая программа, они рассказывают о ней, описывают тематику. Присылают записи. Я их слушаю, и уже от музыки идут образы. В хоре 40 человек, это 40 мужских и женских костюмов, ни одного одинакового. Это кажется сложно, когда помнишь каждого человека, создаешь костюм именно для него. Создать костюм для каждого — это не просто придумать неодинаковое платье по размерам человека и связать эмоционально с тематикой программы. Хор это нечто единое, нужно помнить, кто где находится на сцене, кто стоит при этом рядом. Нужно разместить цветовые пятна, зрительно сбалансировать артистов разной комплекции. На создание первой коллекции, она была очень пафосная и сложная технически, у нас ушло 7 месяцев. А вот сейчас делаю новую им коллекцию — заложили 1,5 месяца.

— Для кого еще делаешь костюмы?

— С удовольствием работаю с рок-группами. Костюмы для них начинала делать одновременно с пошивом по частным заказам. Для казанских музыкантов много делала, в Перми для «Танцев на траве», если из известных названий. Вот висит готовая коллекция для белорусских музыкантов, скоро отправлю им. С ними мы познакомились на фестиваля KAMWA в прошлом году, оказались очень близки друг другу по духу. Играют сложную музыку, такой этно-транс, с нестандартными инструментами. Они крутые прямо до мурашек (смеется — прим.ред.). Еще делаю костюмы для оперных певцов, для сольных выступлений. Всегда удивляюсь, что просят сильно затянуть в корсет. Вот как они поют при этом?

— Больше удовольствия ты получаешь от создания сценических костюмов или от создания одежды?

— Пожалуй, от костюмов для сцены. Особенно, если тебе близко творчество артистов.

Хор «Млада». Фото: Стас Филиппович

— Создание своей коллекции для тебя это творчество или бизнес?

— Для модельера создание собственной коллекции должно быть бизнесом, да. Но я создаю коллекции раз в полгода-год и бизнесом это не считаю. Это творчество. Для того, чтобы визуализировать те образы, которые накопились. Когда делаю коллекцию, думаю, что это не продастся никогда — слишком фриково. Но продается, как не странно. Конечно, цены стараюсь делать демократичными. При создании коллекции нет цели заработать, поэтому отбиваю стоимость материалов. Продаю — покупаю ткани для следующей. Вот так уже восемь коллекций создано.

Я не бизнесмен, не предприниматель, не умею деньги зарабатывать. Я могу держаться на плаву, а огромное счастье здесь — от совпадения хобби и работы.

— Как происходит создание коллекции?

— Много идей витает. Иногда даже работаю без эскизов. Потому что если не сделаешь прямо сейчас, завтра уже забудешь. Случается, что посреди ночи бежишь в укромный уголок, чтобы никого не разбудить, и зарисовываешь.

Для меня важен выбор ткани. Я принципиально не работаю с синтетическими материалами, Синтетика не заслуживает трудов, в нее вложенных. Она как стекло бездушное, смотрит дешево, старится быстро. Работаю со льном, шерстью, вискозой, шелком. Тот же лен — он прекрасен, и чем старее, тем круче выглядит. Не могу сказать, что в Перми выбор тканей идеальный. Никогда не заказываю материал через интернет, важно пощупать ткань.

Последнее время просто покупаю белое полотно, потому что не могу найти нужный цвет, и сама окрашиваю, делаю принты. Окрашиваю прямо здесь. Экспериментирую. Для принтов понравилось использовать краску по металлу. Если картину надо нарисовать — использую акрил по ткани, латексную тушь.

Когда коллекция готова, происходит ее показ. Дефиле. Не продаю, пока не пройдет три-четыре дефиле.

— Как это происходит? Как простому человеку увидеть то, что делают пермские модельеры?

— В Перми проходят специальные мероприятия, где можно все увидеть. Можно прийти на Perm Fashion Week Эльвиры Зайцевой, на «Высокий сезон». Еще у нас в Перми, единственном городе кроме Москвы, разрешили проводиться Mercedes-Benz Fashion Week. Первый раз это мероприятие прошло этой весной, не все было гладко, но, надеюсь, дальше все будет хорошо и организаторы будут приглашать более профессиональных критиков.

— Достались колкие замечания?

— Мне нет, что удивительно. Даже комплимент сделали, что мое творчество это не Пермь, это Европа. Но мне было очень обидно за моих коллег, которым действительно досталось, причем незаслуженно, на мой взгляд.

— Когда ты выходишь из своей мастерской или с Fashion Week, ты видишь вокруг обычных пермяков, которые чаще всего одеваются в масс-маркете. Как считаешь, в среднем это получается модно или серо и банально? Есть у пермяков вкус?

— Серо, соглашусь. Посмотри на картины русских классиков, они все блеклой, серой цветовой гаммы. Разве что Куинджи использовал смелые цветовые сочетания, яркие тени. Но он и в России-то не жил, много путешествовал. Это я к тому, что на нас сильно влияет окружающая среда. Мы видим вокруг отсутствие ярких красок и необычных форм, и боимся использовать их в одежде. От этого скучная и серая одежда. Даже если на народный костюм взглянуть — в коми-пермяцком костюме ярких красок и смелых форм почти нет.

И банально — это точно. Прелесть в том, что мы все разные, каждый живет в своем мире, в своей субкультуре. И очень скучно, когда все в одном стиле. Я за то, чтобы одежда продолжала человека, а не была просто модной вещью из магазина любого уровня.

Пермь — промышленный город. И основная масса населения не заморачивается на стиле и моде. Одежда для них это абсолютно утилитарная вещь, и их совершенно нельзя за это осуждать. В конце концов, зацикленность на моде это тоже не хорошо. Но со вкусом в одежде у нас в городе действительно беда. Пермякам нужно его развивать.

— А как вкус развивать? Порекомендуй.

— Нужно ходить на выставки. Искусство, особенно живопись, очень хорошо показывает цветовые сочетания, развивают чувство композиции, гармонии. Нужно смотреть на искусство, и не смотреть телевизор.

Еще добавлю, что помимо развитого вкуса важно чувствовать тенденции. Они в воздухе витают, на них влияет очень многое. Давно подмечено, что та же мода сильно меняется в зависимости от обстановки в политике и экономике.

— Один из последних трендов — длинные юбки и платья в пол — это от кризиса в экономике? Или это связано с тем, что в женском образе было мало хрупкой и трогательной женственности?

— Думаю, и то, и другое повлияло.

— Девушки в Перми научились носить длинные платья, но почти не носят шляпы. С чем, как ты думаешь, это связано?

— Думаю, что это связано с боязнью привлечь к себе лишнее внимание, выделиться из толпы. Ведь шляпа любой модели сразу обращает на себя взгляды. Кроме того, шляпа очень обязывает, ее нужно правильно. Именно под нее нужно подтянуть остальной гардероб, вплоть до шнурков. Гораздо проще надеть джинсы и кеды.

— Кстати, по телевизору идет масса программ о том, как правильно одеваться. На твой профессиональный взгляд, полезно ли их смотреть? Помогут ли они человеку сформировать вкус, понять модные тренды и улучшить свой образ?

— Понять модные тренды помогут. Только они быстро меняются, надо понимать, что мода — это бизнес. Но минус этих программ в том, что образ создается лишь под визуальный типаж. Индвидуальности там нет, так как образ не совпадает с тем, что у человека в голове, чем он живет. Хотя в каждой программе есть момент, где ведущие обсуждают старый гардероб героинь, критикуют его и объясняют, почему это не стоит носить. Пожалуй, именно эту часть полезно смотреть.

Честно говоря, когда я еще училась, мои заработком была в том числе работа с гардеробом частных клиентов. Я помогала его составлять. И тогда еще поняла, что очень многие люди не знают, как скорректировать свою фигуру, какие цвета им на самом деле идут и так далее. И почти каждая вещь в гардеробе была той, которую ни в коем случае не нужно было покупать и носить. Частый случай — в гардеробе очень хорошие вещи, но подбор их хаотичен и в результате то самое «нечего надеть».

Тут лучше смотреть не ток-шоу по телевизору, а в интернете почитать статьи о подборе базового гардероба, определении цветотипа, коррекции особенностей фигуры. И не нужно просто следовать модным тенденциям. Какой бы не была модной вещь, если она не идет человеку, красоты и гармонии не получится.

— В Перми сообщество модельеров большое? Это вообще сообщество или конкуренция?

— Человек 30 насчитать можно. Сообществом нас не назвать, скорее, каждый сам по себе. Конкуренция вряд ли, ведь каждый работает в каком-то своем направлении. Небольшой компанией дружим. Но когда встречаемся — вот удивительные женщины — почти не говорим о платьях.

— Семья поддерживает твое творчество и твою работу?

— Муж у меня кузнец. Тоже творит, так и познакомились. Помогает всеми возможными способами, отчасти участвует в моих проектах, делает аксессуары. Старший сын учится на художника станковой живописи, так что тоже человек творчества и все понимает. А младший — хочет стать врачом, носит Adidas и считает нас троих фриками (смеется — прим.ред.).

Фото: Кирилл Козлов