Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
13047 +159
Выздоровели
8691 +91
Умерли
645 +6
Properm.ru
Наши там. Белоруссия: «Здесь нет этого тупого беспредела, с которым вы можете столкнуться в России» Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о Наталье Пермяковой, которая десять лет назад уехала в Минск.

Наши там. Белоруссия: «Здесь нет этого тупого беспредела, с которым вы можете столкнуться в России»

Наши там. Белоруссия: «Здесь нет этого тупого беспредела, с которым вы можете столкнуться в России»
Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о Наталье Пермяковой, которая десять лет назад уехала в Минск.

— Когда, как и почему вы уехали в Белоруссию?

— Это было в 2008 году. Я жила в Перми у меня была работа, семья, компания, с которой я общалась, но в какой-то момент мне захотелось что-то поменять в своей жизни. Со своей близкой подругой решили попробовать переехать в Белоруссию. Кстати, белорусы очень обижаются и называют свою страну Беларусь. В том же году, летом, предварительно мы съездили в Минск в отпуск, при чем съездили достаточно прагматично: походили здесь по собеседованиям, изучили сайты по недвижимости, узнали все про миграционное законодательство.

По дороге обратно моя подруга «соскочила», она заехала в Москву, и вернувшись домой сказала, что ей очень понравилось в столице и она хочет переехать именно туда, но я не хотела ни Москву, ни Питер. Мы уже всем растрезвонили, что переезжаем в Минск и отступать мне было как-то несерьезно что ли. Я решила, что поеду одна. В Перми у меня была машина, я ее продала, были какие-то небольшие накопления. В итоге для начала новой жизни у меня было около 250 тыс. рублей.

— Какими были первые шаги в новой стране?

— Сойдя с поезда я сдала чемодан в камеру хранения, поехала в интернет-кафе и нашла гостиницу на первое время. После этого разослала по всем имеющимся вакансиям свое резюме и начала искать квартиру.

Жилье отыскала через агентство недвижимости, которое находилось неподалеку от интернет-кафе. Там мне предложили хороший вариант, но аренду нужно было заплатить за год вперед. В первый же день я арендовала квартиру, она была в самом центре города. На следующий день хозяйка квартиры прописала меня, мы зарегистрировались в миграционной службе и через несколько дней я переехала из гостиницы.

Сначала я была расстроена, что мне пришлось заплатить такую большую сумму, около 100 тыс. рублей. Потом время показало, что это оказалось очень удачным вариантом, поскольку на одном из моих мест работы очень сильно задерживали зарплату, и если бы квартира не была оплачена вперед я бы просто не справилась. Просить у кого-то помощи мне не хотелось, наверное, чтобы доказать самой себе, что я могу все сама.

— Что первое «бросилось в глаза»?

— Нет того россиянина, которому Беларусь не понравилась бы с первого взгляда. После нашей неумытой Родины эта страна поражает воображение своей чистотой, красотой и ухоженностью.

Отдельно отмечу безопасность. В Перми, после 10 вечера, при поездках в клуб или ресторана я передвигалась исключительно на такси, потому что даже в центре города было страшно ходить пешком. Здесь такого нет. Когда у меня появились первые друзья, мы гуляли допоздна, я спокойно возвращалась домой в час ночи на последнем поезде метро, шла темными дворами и не беспокоилась, потому что знала, что здесь безопасно.

В Белоруссии очень много католиков, особенно западнее Минска, ближе к Европе.

— Как проходила адаптация, сколько понадобилось времени, чтобы стать своим в новом обществе?

— Первое время, до выхода на работу, мне конечно, крайне не хватало общения. Потом, когда вышла на первое место работы, стало лучше. Появилось более тесное общение, начала куда-то ходить, гулять, ребята приходили в гости. Наверное, тогда, я поняла, что могу здесь жить. Слава Богу никакого языкового барьера здесь нет, все на русском языке. Конечно, сейчас Белорусский язык снова возвращается в моду.

— Какие стереотипы о белорусах разрушились после переезда?

— Честно, у меня не было никаких стереотипов о белорусах. Я не думала, что белорусы как-то сильно отличаются от россиян, но когда переехала, то поняла, что мы все-таки разные. В отличие от русских или украинцев, белорусы более спокойны. Способен к протесту лишь малый процент населения, но и эти единичные акции подавляются кардинально.

— В чем еще мы разные?

— Белорусы достаточно трудолюбивы, но «зарабатывание денег» большинству из них не свойственно. Наверное, это можно объяснить, псевдосоциальной политикой государства. Например, здесь бесплатно дают квартиры или льготные кредиты под мизерные проценты, а за рождение третьего ребенка государство и вовсе может закрыть половину кредита. Некоторые белорусы платят кредит за квартиру по 100–500 рублей в месяц, по сравнению с российской ипотекой это просто смешно. Поэтому у многих нет цели много и тяжело работать.

Люди не стремятся к чему-то лучшему, объясняя это тем, что «мы за него голосовали, теперь пусть он нам делает». Работают на троечку, ленясь делать на пять. Считают, что государство должно сначала дать бесплатное образование, потом устроить на маломальскую работу, дать зарплату, бесплатное медицинское обслуживание и пенсию. В России мы привыкли рассчитывать только на себя, здесь, среди большинства, этого нет.

Нахожу несколько странным любовь белорусов ко всему импортному. Высока лояльность лишь к местным продуктам питания, молоку и мясу. Более обеспеченные слои населения предпочитают покупать импортные товары. Здесь даже организовываются специальные автобусные туры в Польшу, это называется «закупы». Люди везут от туда абсолютно все, начиная от туалетной бумаги и заканчивая керамической плиткой и унитазами.

— Как белорусы относятся к деньгам?

— Если Россия — щедрая душа, то Беларусь наоборот. Есть такой анекдот: «У белоруса есть три стадии бедности: нет денег, нет денег совсем и меняем доллары». Среднестатистический белорус всегда имеет «кубышку» на черный день, причем в валюте. Экономика здесь сильно привязана к доллару, хотя в последние годы власти предприняли ряд шагов по «дедолларизации» экономики. Все серьезные покупки: машины и квартиры, здесь оплачиваются валютой. Люди знают, что может случиться очередной кризис и белорусский рубль в очередной раз обвалится.

Здесь не принято выставлять богатство напоказ. Если ты ездишь на Bentley, тебя могут спросить откуда деньги. Действительно богатые люди не афишируют своего состояния, предпочитая прятать его за высокими неприметными заборами загородных домов. Не в почёте показуха и демонстративное разбрасывание денег.

— Какое отношение к русским? Действительно ли у нас такая «братская любовь», о которой говорят по телевизору?

— Белорусы очень хорошо относятся к людям других национальностей. Я русская, мой муж тоже иностранец. У нас много друзей и мы никогда не слышали в своей адрес каких-то оскорбительных вещей. Если бы мы жили в России, то в отношении моего супруга было бы больше социального давления.

Вообще отношения к русским, а точнее к «россиянам», очень прагматичное — они тратят здесь деньги, белорусы это любят. Сепаратизма как на Украине нет, но, пожалуй, некоторые хотели бы немного дистанцироваться от России, при этом не разрывая многолетних экономических и культурных связей.

— Что с экономикой?

— У нас много государственных предприятий, которые живут на дотации из бюджета. Государство искусственно создает рабочие места, чтобы снизить безработицу. Бывает, несколько человек выполняют работу, с которой вполне справится один, и все получают зарплату.

Страна борется с теми, кто не хочет платить налоги, работая не официально. Несколько лет назад у нас приняли закон о тунеядстве, по которому, если ты не работаешь, то должен возмещать государству часть социальных расходов. На российские рубли это около 12 тыс. в год. Сейчас закон изменили, и тунеядцы будут платить 100% за коммунальные услуги, а не 40%, как работающее население. Также их лишат бесплатной медицины.

Средняя зарплата здесь, по данным статистики около 20 тыс. рублей. Столько получает врач, заведующий отделением. Продавцы в магазинах зарабатывают около 15 тыс. По моим ощущениям, платят здесь меньше, чем в Перми. При этом многое зависит от отрасли — хорошо зарабатывают сотрудники IT-компаний, которые сотрудничают с зарубежными фирмами. Их ежемесячный доход может быть 150 тыс. рублей и выше.

Наш с мужем доход на двоих — более 100 тыс. рублей. Я работаю социологом (руководителем департамента), он предприниматель. Этих денег нам хватает, учитывая, что у нас еще двое детей. Несколько лет назад мы очень удачно продали нашу однокомнатную квартиру и купили в рассрочку трёхкомнатную в строящемся жилом комплексе. Погасили все за год и сейчас комфортно себя чувствуем.

ЖК «Новая Боровая», пригород Минска. Здесь сейчас живет Наталья Пермякова.

— Сколько вы тратите на продукты, коммунальные услуги, интернет?

— Коммуналка здесь значительно дешевле, чем в России. За нашу квартиру зимой мы платим около 2 тыс. рублей. При том, что мы живем в очень хорошем квартале, где постоянно убирают территорию и стригут по 20 раз в месяц газон. В районах похуже люди платят за коммуналку еще меньше. На продукты, бытовую химию и прочие мелочи тратим около 20 тыс. рублей, наверное, даже меньше.

— Есть ли проблемы с устройством детей в школу, детский сад?

— Обеспеченность садами здесь очень хорошая. Я без проблем отдала первого ребенка в государственные ясли, когда ему был 1 год и 10 месяцев. Сейчас, в старшей группе, за садик мы платим 2 тыс. рублей в месяц. На канцтовары и прочие поборы уходит примерно столько же, но в год.

— Как люди относятся к Лукашенко? Есть ли оппозиция?

— У нас здесь очень хорошо работает КГБ, просто прекрасно. Поэтому, как мне кажется, оппозиционные настроения «не в почете». В столице, конечно, рейтинг президента ниже. Здесь люди с более высоким уровнем дохода. Они ориентированы на Европу. В регионах поддержка Лукашенко высокая. Он гарант стабильности. Люди верят, что в случае чего, он приедет, разберется и накажет, того, кто провинился.

Однажды мы проводили опрос, о том насколько белорусы довольны работой парламента, милиции, государственных служащих. Так люди не только боялись отвечать на такие вопросы, даже интервьюеры боялись эти анкеты брать в руки.

— Сколько лет он еще пробудет у власти?

— Не знаю. Мое личное мнение, сколько захочет. Пока в стране нет никого, кто бы мог его заменить.

— Что говорят о Путине?

— Честно говоря, телевизор мы не смотрим из-за «машины пропаганды», которая работает на всех телеканалах. Наши обычные новости — это доярки надоили тысячи литров молока, комбайнер получил в подарок холодильник и так далее. Поэтому без телевизора кажется, что здесь о Путине очень мало говорят.

— Зачем мигрировать в Белоруссию?

— Во-первых, из-за безопасности, я уверенна, что на моего ребенка, да и на меня, не нападут гопники. Это большой плюс, хоть и контроль здесь чрезмерный. Во-вторых, во всей стране очень развита инфраструктура: дороги, детские сады, школы, больницы. В медицинских учреждениях здесь гораздо больше порядка, чем в России. У меня папа умер в больнице в Перми, я помню какой это был ужас, как его не лечили, как мы не могли попасть к нужному врачу. Здесь нет этого тупого беспредела, с которым вы можете столкнуться в России.

— Не хотите вернуться в Россию?

— За десять лет в Белоруссии я построила свою жизнь сама практически с нуля. Ехать обратно однозначно не хочу. Последний раз я была в Перми в 2014 году. Я скучаю только по людям. К сожалению, или счастью, я совершенно не скучаю по Перми.


Оцените материал
1