Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Наши там. Ирландия: «В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это праздник» Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о пермячке Надежде Боровиковой, которая нашла свой новый дом в Ирландии.

Наши там. Ирландия: «В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это праздник»

4 февраля 2018, 09:00
наши там

Наши там. Ирландия: «В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это праздник»
Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о пермячке Надежде Боровиковой, которая нашла свой новый дом в Ирландии.

— Расскажи вообще свою историю. Как ты оказалась так далеко от Перми?

 — Вообще изначально мне приспичило поехать в Ирландию, так как я поняла, что мне в душе всегда очень нравилась эта страна. Я начала узнавать все визовые вопросы. Мне нужен был кто-то, кто мог бы мне показать страну. Из моих — никто не собирался, поэтому я обратилась в интернет и стала там искать кого-нибудь из Ирландии: и русскоязычных, и ирландцев. Кого-нибудь, кто мог бы мне показать страну, погулять со мной, чтобы было не так одиноко. Я познакомилась с парнем из Латвии — такой русский латыш. Мы с ним переписывались, он сказал: «Да, приезжай. Что смогу, то покажу».

Я засобиралась в Ирландию, но мне отказали в визе. А на тот момент мы уже переписывались около четырёх месяцев, и как-то настроились, что увидимся. И стало обидно — уже ни столько из-за того, что я в Ирландию не попадаю, а сколько из-за того, что я с ним не увижусь. Мы решили увидеться в какой-нибудь другой стране и встретились в Праге. Там он решил, что больше меня оставлять не хочет, сделал предложение и перевёз в Ирландию. Это было в 2014 году.

— Чем ты тогда занималась в Перми?

 — Я тогда работала в компании Дом.ru бизнес-тренером. У меня, конечно, была хорошая работа, и мне всё там очень нравилось, но было какое-то состояние, что всё поднадоело, и нужно что-то в жизни изменить. И вот видимо так оно и случилось.

— Как отнеслись к переезду твои близкие и друзья? Что сказали?

 — С друзьями у меня было всё достаточно просто — многие близкие подруги уже жили в других городах. Кто-то в Санкт-Петербург переехал, кто-то в Екатеринбург. Поэтому было проще — я была не первая, кто уезжает, пусть и так далеко. Мне вообще сложно понять, как меня мама отпустила. Расписывались мы в Перми. Когда мой муж приехал на регистрацию, он всего неделю побыл в Перми. Он хороший и добрый человек. Видимо мама посмотрела и поняла, что я в надёжных руках.

— А если углубиться в ваши личные отношения: вы с ним переписывались, потом встретились где-то в Праге. а через сколько вы приехали подавать заявление?

 — Встретились мы в мае, а поженились в августе.

— И потом сразу же переехали в Ирландию?

 — В Ирландию я переехала в конце года, в декабре.

— Как тебя встретила Ирландия? Твои ожидания оправдались?

 — Относительно страны — да. В целом, мои представления об Ирландии — о традициях и о людях — оправдались. Я знала что они будут классными, собственно такими они и оказались.

— Какие ирландцы?

 — Они очень дружелюбные и общительные. Русскому человеку непривычно, когда с ним в очереди заговорят, на остановке, в автобусе. Сначала это кажется странным, но сейчас уже три года прошло, и мне это очень нравится. Я как будто в социуме не чувствую себя чужой — везде поздороваются, что-нибудь спросят, что-то пожелают. К тебе везде относятся как к знакомой, и это очень приятно.

— Языкового барьера не было?

 — Конечно, был. Мало того, что мой английский был очень средним, плюс у ирландцев свой акцент. Весь мир считает, что ирландский английский очень непонятный. Мне в этом плане повезло, так как мой английский и так не был очень хорошим. Я сначала попала в среду, где много русскоязычных и иммигрантов, которые тоже на английском говорили так себе. Первая волна моей адаптации к языку была с иммигрантами.

А потом, когда я лучше стала ориентироваться и начала общаться с ирландцами, мне полегчало. Но это произошло, когда ситуация общения стала безвыходной. Я напрямую стала работать с ирландцами, и отступать было некуда, приходилось говорить по-английски. Тогда мне стало легче, я как-то перешла этот психологический барьер.

— Русских много было? Кто это — диаспора или просто приезжие?

 — Много. Не только русских, а русскоговорящих. С тех пор как страны бывшего СНГ стали входить в Евросоюз, их население стало мигрировать по всей Европе. Многие переехали в Ирландию: из Латвии, как мой муж, из Литвы, из Польши, из Эстонии. Большая часть этих мигрантов говорит по-русски. Некоторые просто понимают русский. Поляки часто говорят на польском, но все русскоязычные их понимают. И эта диаспора, тех кто говорит и понимает по-русски, она очень большая. Людей из России тоже много.