Наши там. Ирландия: «В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это праздник»

4 февраля 2018, 09:00
Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о пермячке Надежде Боровиковой, которая нашла свой новый дом в Ирландии.

— Расскажи вообще свою историю. Как ты оказалась так далеко от Перми?

— Вообще изначально мне приспичило поехать в Ирландию, так как я поняла, что мне в душе всегда очень нравилась эта страна. Я начала узнавать все визовые вопросы. Мне нужен был кто-то, кто мог бы мне показать страну. Из моих — никто не собирался, поэтому я обратилась в интернет и стала там искать кого-нибудь из Ирландии: и русскоязычных, и ирландцев. Кого-нибудь, кто мог бы мне показать страну, погулять со мной, чтобы было не так одиноко. Я познакомилась с парнем из Латвии — такой русский латыш. Мы с ним переписывались, он сказал: «Да, приезжай. Что смогу, то покажу».

Я засобиралась в Ирландию, но мне отказали в визе. А на тот момент мы уже переписывались около четырёх месяцев, и как-то настроились, что увидимся. И стало обидно — уже ни столько из-за того, что я в Ирландию не попадаю, а сколько из-за того, что я с ним не увижусь. Мы решили увидеться в какой-нибудь другой стране и встретились в Праге. Там он решил, что больше меня оставлять не хочет, сделал предложение и перевёз в Ирландию. Это было в 2014 году.

— Чем ты тогда занималась в Перми?

— Я тогда работала в компании Дом.ru бизнес-тренером. У меня, конечно, была хорошая работа, и мне всё там очень нравилось, но было какое-то состояние, что всё поднадоело, и нужно что-то в жизни изменить. И вот видимо так оно и случилось.

— Как отнеслись к переезду твои близкие и друзья? Что сказали?

— С друзьями у меня было всё достаточно просто — многие близкие подруги уже жили в других городах. Кто-то в Санкт-Петербург переехал, кто-то в Екатеринбург. Поэтому было проще — я была не первая, кто уезжает, пусть и так далеко. Мне вообще сложно понять, как меня мама отпустила. Расписывались мы в Перми. Когда мой муж приехал на регистрацию, он всего неделю побыл в Перми. Он хороший и добрый человек. Видимо мама посмотрела и поняла, что я в надёжных руках.

— А если углубиться в ваши личные отношения: вы с ним переписывались, потом встретились где-то в Праге. а через сколько вы приехали подавать заявление?

— Встретились мы в мае, а поженились в августе.

— И потом сразу же переехали в Ирландию?

— В Ирландию я переехала в конце года, в декабре.

— Как тебя встретила Ирландия? Твои ожидания оправдались?

— Относительно страны — да. В целом, мои представления об Ирландии — о традициях и о людях — оправдались. Я знала что они будут классными, собственно такими они и оказались.

— Какие ирландцы?

— Они очень дружелюбные и общительные. Русскому человеку непривычно, когда с ним в очереди заговорят, на остановке, в автобусе. Сначала это кажется странным, но сейчас уже три года прошло, и мне это очень нравится. Я как будто в социуме не чувствую себя чужой — везде поздороваются, что-нибудь спросят, что-то пожелают. К тебе везде относятся как к знакомой, и это очень приятно.

— Языкового барьера не было?

— Конечно, был. Мало того, что мой английский был очень средним, плюс у ирландцев свой акцент. Весь мир считает, что ирландский английский очень непонятный. Мне в этом плане повезло, так как мой английский и так не был очень хорошим. Я сначала попала в среду, где много русскоязычных и иммигрантов, которые тоже на английском говорили так себе. Первая волна моей адаптации к языку была с иммигрантами.

А потом, когда я лучше стала ориентироваться и начала общаться с ирландцами, мне полегчало. Но это произошло, когда ситуация общения стала безвыходной. Я напрямую стала работать с ирландцами, и отступать было некуда, приходилось говорить по-английски. Тогда мне стало легче, я как-то перешла этот психологический барьер.

— Русских много было? Кто это — диаспора или просто приезжие?

— Много. Не только русских, а русскоговорящих. С тех пор как страны бывшего СНГ стали входить в Евросоюз, их население стало мигрировать по всей Европе. Многие переехали в Ирландию: из Латвии, как мой муж, из Литвы, из Польши, из Эстонии. Большая часть этих мигрантов говорит по-русски. Некоторые просто понимают русский. Поляки часто говорят на польском, но все русскоязычные их понимают. И эта диаспора, тех кто говорит и понимает по-русски, она очень большая. Людей из России тоже много.

— Чем там занимаются русские?

— Россияне, которых я знаю, как правило, хорошо тут устроены. Тяжело из России переехать в Ирландию, поэтому приезжают чаще уже работать на какую-то должность по приглашению. Те, кого я знаю, работают в IT сфере. А если говорить о других переехавших гражданах Евросоюза, то кто чем занимается. Многие из них приехали от безвыходности, так как в их стране работы либо мало, либо она низко оплачивается. Поэтому здесь они работают во всех сферах, начиная от неквалифицированного труда, ну и кто куда поднялся выше, в зависимости от амбиций.

— Где ты жила, когда переехала?

— У мужа в комнате. Он жил со своими друзьями, они все вместе снимали дом. У мужа была в этом доме своя маленькая комната и первые пять месяцев мы жили там. Потом переехали в другую комнату, к другим ребятам.

— Что из себя представляют ирландские дома? Часто ли там живут такими большими компаниями в одном доме?

— Если говорить о русскоязычных иммигрантах — почти все. Особенно те, кто приехал просто на заработок. Они все живут практически в коммунальных условиях. Мы переехали в дом, когда устали от этих коммунальных условий. Здесь дома по категориям можно разделить по количеству спален: если в доме две спальни, он в любом случае включает в себя большой зал и кухню, иногда совмещённую со столовой. Чем больше спален, тем дороже дом.

Многие иммигранты сначала находят дом, а потом подыскивают людей, которые будут снимать оставшиеся комнаты. Доходит до того, что сдают даже зал. То есть ты попадаешь в ситуацию, когда у тебя есть только твоя комната — больше ни одного личного помещения. На кухне кто-то всё время готовит или кушает, там не будешь просто так сидеть. Получается, ты заперт в своей комнатушке, а весь остальной дом распределён — это тяжело. Но тем, кто приезжает на заработки, это удобно, так как получается значительно дешевле.

— Сколько стоит снимать такую комнату?

— Мне тяжело сказать, так как мы живём не в Дублине, а где-то в 40–50 км. В нашем городе стоимость большой комнаты от 400 евро в месяц, маленькой комнаты 300–350 евро. Бывают прямо большие, семейные комнаты, они соединены с отдельным душем и туалетом. Такие стоят от 450–500 евро. Многое зависит от качества дома: качества ремонта, условий в комнатах. Как правило, жильё сдаётся с мебелью. Ты приходишь смотреть комнату и можешь оценить, стоит ли она своих денег. Возможно, у тебя до этого был дом лучше, светлее, теплее, но по той же цене.

— А в каком городе ты живёшь?

— Наван.

— Дублин сильно отличается от вашего города?

— Сильно. На самом деле Дублин единственный крупный город, в котором я была в Ирландии. Наш город прямо маленький. Хотя Наван является центром округа. Вся жизнь естественно кипит в Дублине. Там больше развлечений, театров, кинотеатров, парков — всего больше.

— Насколько трудно купить своё жильё? Есть ли ипотека?

— Ипотека есть, но купить трудно. Нужен первоначальный взнос в размере 10%. Если говорить о доме где-нибудь в нашем районе, то его стоимость будет составлять около 250 тыс. евро. Это дом с тремя спальнями — хороший семейный дом. Получается 25 тыс. на первоначальный взнос, плюс оформление документов, адвокат, справки — может уйти ещё порядка 5 тыс. Чтобы купить дом за 250 тысяч, у тебя 30 тыс. должно быть наличными. А это не такая уж доступная сумма. При этом, процентная ставка по кредиту невысокая.

— А как можно получить ирландское гражданство и паспорт?

— Сейчас я в декрете. Так как ребёнок родился в Ирландии, он имеет право претендовать на ирландское гражданство, если один из его родителей живёт в Ирландии три из последних четырёх лет. На момент рождения ребёнка я жила в Ирландии только 2,5 года, а у мужа пять полных лет. Поэтому мы оформляем гражданство ребёнку на основании документов мужа. А вообще, если обратиться к вопросу получения гражданства, то на него может претендовать любой, кто живёт в Ирландии более пяти лет и может самостоятельно себя обеспечивать. У социальщиков мало шансов получить гражданство, так как они не могут сами себя обеспечить.

— То есть сейчас ты по какой-то визе живешь?

— Да, у меня документ со штампом, что я жена гражданина Евросоюза

— А двойное гражданство разрешено?

— Да. Мы ребенку, как только получим ирландский паспорт, будем делать ещё и российский.

Кстати почта тут является хорошим и удобным способом связи. Более того, мы сейчас занимаемся оформлением паспорта для ребёнка — отправляли заявление по почте. Мы взяли форму на паспорт на почте, заполняем её, собираем справки, приходим на почту, оплачиваем рассмотрение заявки. Они этот чек и все наши документы кладут в специальный конверт и отправляют. При этом мы отправляем оригинал паспорта мужа. Кроме паспорта ещё свидетельство о рождении, тоже оригинал.

— Чем живёт Наван? Где люди работают?

— В Ирландии всё устроено немного иначе. Если в России обычно существуют градообразующие предприятия, вокруг которых изначально были построены города для проживания заводчан, то здесь никаких заводов особо нет. Ничего, кроме пива и спиртных напитков, Ирландия не производит — здесь страна фермеров, градообразующих предприятий нет. Из тех, кто работает в городе, можно встретить работников магазинов, медицинских учреждений. И то, врачи часто из других городов. Тут не такие большие расстояния между городами, и можно себе позволить найти работу в соседнем городе. В основном это обычные профессии. Никаких больших производственных предприятий тут нет.

— Какие зарплаты? Хватает ли на жизнь?

— Муж у меня не имеет какой-либо специализации, поэтому он может, в силу своих навыков, заниматься чем угодно. Любая работа начинается с минимальной зарплаты. Минимальная зарплата в Ирландии около 10 евро в час, без вычета налогов. Условно говоря, трудовая неделя при минимальной заработной плате оплачивается в 300–400 евро в неделю. Зарплата здесь чаще всего выдаётся раз в неделю. На эти деньги можно хорошо жить. Если сравнивать с зарплатой в России, здесь люди живут и обеспечивают себя даже на минимальной зарплате.

— А ты ведь какое-то время работала, в Ирландии. Кем?

— Я начинала складским работником в большой фирме, которая занимается отправкой продуктов питания в магазины. Начинала в цехе упаковки — мы там клеили наклейки, упаковывали фрукты-овощи в пластиковые контейнеры. Потом, в рамках этой же фирмы, я устроилась на другую должность. Там я проверяла уже собранные паллеты. То есть мужчины у нас ходили собирали по списку, что нужно в конкретный магазин отправить, а девочки потом ходили проверяли, все ли правильно собрано.

Ну и вершиной моей карьеры (смеется) была должность контроллера качества продуктов питания. Вот тогда я начала работать непосредственно с ирландцами, потому что до этого всё была среди иммигрантов, где было много русскоязычных. Когда я стала работать в отделе контроля качества, тогда я стала больше общаться с фермерами, которые, собственно, привозили нам продукты, произведенные в Ирландии. На этом моя карьера закончилась.

— Это тоже была почасовая оплата или нет?

— У нас в основном везде, сколько я встречала работ, кем бы ты ни работал, даже айтишником в гугле, там все равно почасовая оплата.

— Ты сказала о том, что много таких IT специальностей, что там развивается? Что за IT кластеры такие?

— Ну вот Google тут точно есть, есть офис PayPal, Microsoft, Ebay. В принципе, здесь IT сфера очень востребована.

— Во сколько обходится поход в магазин за стандартной продуктовой корзиной?

— Естественно что-то можно найти дороже или дешевле. За мясом можно сходить к мясникам. Это семейный бизнес, не сеть государственных производителей, а пара магазинчиков. У них, как правило, дороже. В магазинах часто бывают акции, при которых ты три продукта покупаешь за 10 евро, хотя каждый из них по отдельности стоит 4 евро. Так можно купить, например: 700 г бекона, свиного фарша 800 г или говяжьего 400 г, плюс 400 г куриного филе.

— А медицина?

— У ирландцев есть свой семейный врач и ходят наблюдаться в одну и ту же клинику несколькими поколениями. Это удобно, так как врачи знают всю вашу семейную историю: кто чем болел, кто от чего умирал. Например, если ты простыл и тебе нужен больничный, тебе нужно обратиться к семейному доктору. Ты оплачиваешь визит к доктору, и он даёт тебе на неделю справку о том, что ты болеешь. Если за неделю ты не поправился, то через неделю ты снова идёшь к врачу на осмотр, и снова платишь за визит. И так до полного облегчения ситуации.

Существуют медицинские карты. Их выдают бесплатно нуждающимся слоям населения. Нужно подать заявление для рассмотрения, далее будут оценивать твою финансовую ситуацию и выдадут карту, которая будет покрывать часть медицинских расходов: все визиты к семейному доктору, лечение двух зубов в год и др.

— А сколько стоит обычный визит к врачу?

— 50 евро. При этом, если с тобой что-то серьёзное, и семейный доктор не может решить твою проблему, то тебя направляют в госпиталь — а там все обследования и лечение проводятся бесплатно. Я так падала с велосипеда на запястье, оно долго болело. Естественно я запаниковала и пошла к доктору. Он посмотрел и отправил меня на рентген. И вот я ездила в больницу на рентген и за него не платила.

— Много ли бедных можно встретить на улице в твоём городе?

— Бедных бездомных на улицах нет, они все в Дублине. Там есть возможность попрошайничать. В маленьких городах с этим сложнее. В нашем городе есть только одно место в центре, где регулярно попрошайничает один мужчина с собачкой. По большому счету в маленьких городах нищих нет, но очень много социальщиков — это люди, которые не работают и живут на помощь государства. Не работают они, как правило, из-за того что не хотят. У них большая семья, например, с тремя детьми. Получается, что им выгоднее сидеть дома, чем ходить на работу с минимальной зарплатой. В Ирландии таких семей много, и к ним не очень хорошо относятся. Это действительно халявщики. Редко бывает, что кто-то реально нуждающийся в помощи встаёт на учет.

— А сколько составляет денежное пособие?

— Чем больше семья, тем больше пособие. Если бы мой муж не работал, социальная служба платила бы нам не 511 евро, конечно, но примерно 370 евро, и плюсом мы просили бы у них какой-нибудь социальный дом за 50–70 евро в неделю.

— А на содержание одного ребёнка государство выплачивает какое-то пособие? Есть материнский капитал?

— Есть пособие. Оно составляет 140 евро в месяц. Пока ребёнок маленький должно хватать. Но если ребёнок на смеси, требуется больше средств.

— А до какого возраста ребёнка выплачивается пособие?

— На самом деле не знаю. Возможно, лет до 14, всё то время, пока человек считается ребёнком.

— А в целом ирландцы трудолюбивые, раз они так плохо относятся к неработающим?

— Я не хочу, чтобы эта тема вызвала неприятную дискуссию, но, как правило, на государственной помощи сидят иммигранты. Сами ирландцы не сказать, что очень трудолюбивые и мега ответственные — обычные, нормальные люди. Если есть возможность, могут и похалявить, если нет — будут поответственнее. Пунктуальностью большой не отличаются: могут опаздывать, оправдываться, врать, выгораживать себя.

— На чем передвигаетесь по городу?

— В Дублине удобно ездить на велосипеде, чтобы в пробках не стоять. А у нас все в основном на машинах. Есть общественный транспорт — три автобуса ходит из разных районов до центра города.

— Во сколько обходится содержание машины?

— Всё зависит от машины: года выпуска и мощности двигателя. Чем мощнее машина, тем дороже содержание: и бензина нужно больше, и налог на дорогу будет выше, и страховка дороже. Средняя цена 1,35 евро за литр.

— Что едят ирландцы?

— У ирландцев вообще очень простая кухня. Так как страна фермерская, они едят, по большей части, то, что вырастили сами. Что меня удивило, так это то, что ирландцы большие фанаты картошки, много её едят. Ещё удивило, что в Ирландии едят и другие корнеплоды, которые в России не были популярны. Например, брюкву, пастернак, турнепс. В России я знала о пастернаке, но ни разу не видела. А здесь он прямо популярен. Они много едят брокколи, не как в России. В России как-то больше едят цветную капусту.

— Из этого вытекает вопрос, следят ли ирландцы за своим здоровьем?

— Кто как. Тут нельзя сделать определённый один вывод. Людей с избыточным весом много. Но и людей, которые занимаются спортом, тоже много. В городе, где мы раньше жили, когда вечером с работы возвращались, постоянно встречали бегунов. В Наване тоже много бегунов. Кто не бегает, тот занимается спортивной ходьбой. Пропаганда здорового образа жизни в СМИ и рекламе тоже развита. На продуктах и овощах есть специальные маркировки-напоминания, что в день нужно съедать пять разных фруктов или овощей.

— Теперь к вопросу о нездоровом образе жизни. Как часто ты видишь пьяных ирландцев?

— Для них зайти после работы в паб и выпить кружку пива — это нормально. При этом никто не пытается напиться. Они могут за вечер выпить 2–4 пинты. Некоторые после этого садятся за руль и едут домой. Это, конечно, неправильно, но по закону какие-то промилле разрешены. Они не такие пьяные, как мы привыкли воспринимать пьяных в России: буйных или шатающихся. Такого я тут не видела.

— Как с безопасностью в твоём городке и в Дублине?

— Большая тема. Тут полиция отличается от российской. Помимо правонарушений, полиция занимается вопросами дорожно-транспортных происшествий. В Ирландии нет отдельной службы, вроде нашего ГИБДД. Всем занимаются полицейские, они называются «гарда». Кроме того, они занимаются учетом мигрантов.

Когда я только приехала, мы записывались к иммиграционному офицеру, чтобы поставить меня учет и подать документы на постоянное место жительства. Он тоже принимает в полиции. Сейчас мы отправляем документы ребёнку на паспорт и это тоже через полицию.

На улице их встретить в нашем городе редкость, они так просто не ходят по улицам. Даже машины просто для проверки документов не останавливают. Тут могут устроить пункт, на котором будут проверять все машины, если что-то случилось. Например, если пропал ребёнок, то будут всех опрашивать, заглядывать в машины. В Дублине полицейских больше. Там больше туристов, а значит больше соблазна что-то своровать. В Дублине криминальная ситуация чуть хуже. А вдали от Дублина спокойно.

— Как местные относятся к туристам?

— Про туристов ничего плохого не слышала. Вот иммигранты некоторым надоели. Они приезжают и общаются на своих непонятных языках. Нечасто, но пару раз я встречала такое мнение. А про туристов — это же хороший вклад в страну, почему бы и нет.

— Столько раз сказано про иммигрантов. Откуда приезжают? Как с англичанами дела?

— Иммигранты приезжают из всех стран. Выходцев из арабских стран вообще не много. Англичан сюда мало приезжает. Наоборот, ирландцы часто уезжают в Англию на заработки. Мы были в Англии, у мужа там брат живет в небольшом городе, который далеко от Лондона. И вот у них в городе было очень много приезжих из восточных стран, а здесь нет. Когда я встречала нетерпимость к иммигрантам, это было связано именно с недовольством в духе: «Вы приехали в другую страну, разговаривайте по-английски».

— Есть ещё старый конфликт между Ирландией и Северной Ирландией. Ты это как-то замечала?

— Я только слышала о нём. Я постоянно вижу машины с британскими номерами. Понятное дело, какие-то противоречия есть. Но мы живём далеко от них, и я этого как-то не замечаю. Города, которые поближе к границе, наверно, чувствуют. Сейчас вообще ходят всякие мифы о выходе Великобритании из Евросоюза. Я не вдаюсь в эти политические подробности.

— Как развлекаетесь?

— Когда есть возможность, мы выезжаем на природу. Природа здесь очень красивая. Можно просто уехать на море и встречать рассвет. Мы иногда ездим на море просто погулять. Можно поехать погулять в горы, на водопады, на озёра.

Кроме этого, летом мы иногда ездили играть в гольф — здесь это очень популярно, есть хорошие поля для гольфа, закрытые клубы, членство в которых очень дорогое. Мы ездили на простенькие поля пару раз с друзьями. В крупных городах есть кинотеатры. Театры и культурные развлечения, как правило только в Дублине. У нас бывают вечера живой музыки. Можно в пятницу пойти развеяться, выпить пинту пива, сходить на танцы.

— Ирландцы шумные сами по себе? Любят отмечать что-нибудь массово?

— Я бы сказала, сами по себе шумные, если идти куда-нибудь в паб. А вот что-то массово отмечать. Ну вот какую-нибудь победу клуба фанаты могут, да.

— А какие праздники у них популярны?

— Главных праздников у них четыре: Рождество, День Святого Патрика, Пасха и Хэллоуин. На пасху ничего особенного не происходит, это семейный праздник. Хэллоуин отмечается походами по домам, попрошайничеством. В лучших традициях, как в кино показывают, так и есть. Новый год они особо не отмечают, могут в паб пойти.

На День святого Патрика всегда парады, которые похожи на наши парады в честь 1 мая. Там танцевальные и театральные коллективы, крупные компании. В нашем городе на парад выходят компании местного значения, молодёжные организации, тематические школы, творческие коллективы.

— Какой климат в Ирландии?

— Сильные ветра круглый год. Бывает, что летом хочется надеть куртку. Если ветра нет, то и в футболке жарко. А так погода очень меняется в течение дня. Можно выйти в дождь, и уже солнце светит. Пройдёт полчаса, и опять ветер с дождём. Сейчас у нас 8–10 градусов. Вроде как тепло. Но когда температура опускается ниже 6 градусов, ощущается прямо мороз. А от 8 и выше — воздух тёплый.

— Ты сказала, что ирландцы очень религиозны. В чем это проявляется?

— Они ходят в церковь на службу по утрам. По воскресеньям утром у церкви куча припаркованных машин. Это целая культура, мне это очень нравится. Люди приходят в церковь, слушают мессу, общаются с друзьями. Получается, раз в неделю такой вот общественный выход. У них многие религиозные таинства перенесены в школу. В России, когда крестишь ребёнка, сразу проходишь причастие. Здесь все эти процедуры разделены. Можно в любое время окрестить ребёнка, а уже потом, когда он пойдёт в школу, в возрасте 8–9 лет, весь класс идёт на причастие. При этом все дети нарядно одеты: мальчики в костюмах, как на свадьбе, девочки в белых платьях. Все очень красивые идут в церковь и всем классом проходят это таинство причастия. В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это прямо праздник.

— Расскажи в целом об отношении ирландцев к русским. Что они вообще знают о России? Есть ли стереотипы?

— Я встречала два типа ирландцев: тех, которые обычные ирландцы, и тех, которые интересуются Россией. Тут прямо есть люди, которым нравится Россия, которые изучают русский язык самостоятельно, планируют свои поездки в Россию или уже их совершали. Такие люди, которые интересуются Россией, знают о ней много, и у них нет стереотипов.

Те, кто не интересуется Россией, они и не слышали никаких стереотипов. Мне кажется, это такие стереотипы, которые скорее культивируются русскими. То есть это мы сами считаем, что все про нас так думают. Реальное количество людей, которые так думают, гораздо ниже. Никак особенно ирландцы к русским не относятся. Вот у россиянина спроси, как он относится к Индии, что он тебе скажет?

— А те, кто интересуются Россией, что говорят о Путине?

— Многие, когда узнают, что я из России, говорят: «О! Путин!». Его знают. Как мне видится, уважают. Никаких шуточек или пренебрежительного отношения я не встречала. Каких-то разговоров о неправильной политики России тоже не слышала.

— Скучаешь вообще по Перми, по России, чего тебе там не хвататет? Может, гречки не хватает, людей?

— Естественно я скучаю по родственникам, так как они были в доступности такой шаговой. Понятное дело, мы всё время созваниваемся в скайпе, но прийти в гости намного приятней, чем просто поболтать по телефону. В-общем, родных конечно не хватает.

Относительно всего другого, не хватает, как бы странно это ни прозвучало, возможностей. Потому что все-таки Пермь — активно развивающийся крупный город. А здесь всё намного проще — нет вот этой движухи — здесь как-то всё спокойно, семейно. Здесь, конечно, свои плюсы. При таком размеренном образе жизни. Но иногда вот этих вот возможностей, которые есть в Перми, не говоря про Россию в целом, не хватает. Даже в Дублине нет того, что есть в Перми.

— Какие планы? Оставаться там в деревушке или переезжать? Может быть, в Дублин?

— Планы оставаться. В Дублин нас тоже не тянет. Если бы мужа тянуло, я бы поддержала, потому что все-таки возможностей там больше, чем в нашей деревне.

Читайте также