Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пять мнений об эспланаде. «Я боюсь, чтобы эта площадь не была изуродована, как площадь у Театра-Театра»

Пять мнений об эспланаде. «Я боюсь, чтобы эта площадь не была изуродована, как площадь у Театра-Театра»
Фото: Properm.ru
В Перми вновь развернулась дискуссия об использовании пространства эспланады. Мы собрали пять мнений экспертов о том, на что следует обратить внимание при переустройстве эспланады и как нужно подходить к приданию новых смыслов этой площади в центре города.

О высоких смыслах рассказал главный режиссер Театр-Театр Владимир Гурфинкель. По его мнению, пермская эспланада — место, где люди могут стать счастливыми.

Дискуссия вокруг эспланады возникает в среднем раз в пять лет. В феврале 2018 года в администрации Перми состоялся круглый стол о концепции развития городской эспланады в квартале №68, от здания заксобрания до ул. Попова. Были представлены три проекта, как может измениться пространство. Один из представленных проектов был одобрен депутатами городской думы.

О проблеме транспортной инфраструктуры в центре города и опасениях, что проект реконструкции эспланады без должных гарантий может повторить историю новой набережной, накануне высказался Михаил Якимов, директор Института транспортного планирования «Российской академии транспорта».

По мнению наших собеседников, ни один из представленных проектов невозможно считать окончательным. Проектам не хватает ни масштабности, ни комплексного подхода к инфраструктуре, ни высоких смыслов.

***

Владимир Гурфинкель:

— Люди театра воспринимают мир с точки зрения взаимоотношений людей, их общения. Есть разные пространства: камерные, в которых можно говорить о лирическом; большие, которые требуют драматического взгляда, и, быть может, даже трагедийного. А есть пространства уникальные — они вызывают в человеке потребность эпического разговора, когда человек сопоставляет себя с городом, страной и миром.

Пермская эспланада на долгие годы стала для меня объектом исследований. Началось исследование тогда, когда мы сделали первый целостный ледовый городок. После этого опыта мы сделали фестивальный городок «Белых ночей», где мы попробовали закрыть пространство и создать атмосферу, которая влияла бы на поведение человека. Когда у человека окружающая среда и обилие предметов искусства вызывали возвышенные чувства, потребность в определенном поведении и мыслях. Как же удивлены были представители полиции, которые не понимали, почему на территории фестивального городка два года отсутствовали прямые конфликты между людьми и факты хулиганства. Я им объяснял, что если не допускать внутри пьянства, курения, у людей внутри будут другие мысли, они будут заняты другим.

Сегодня невозможно не думать об этом месте. Мы вступили в то время, когда человеку кажется, что он постоянно включается в прямое общение, которое преподнес интернет как некий подарок. На самом деле, это не подарок, потому что интернет дает информационное общение, но не созидает в нас эмоциональную сопричастность. Только площадь и только толпа, которая себя осознает и становится народом, может дать человеку возможность эмоциональной сопричастности. В этот момент «я» заменяется на «мы», человека постигает невероятное ощущение счастья. Каждый человек знает, что он конечен, что есть смерть, но «мы» — бесконечны. Человеку необходимо периодически подключаться к энергиям больших потоков, отходить от гаджетов и становиться «мы», не только взявшись за руки, но и соединившись мыслями и чувствами.

На большом пространстве человек чувствует эмоциональный отклик других, включается в него, он сопричастен с другими людьми. Возникает огромный эмоциональный всплеск, увеличение чувств. Если этим грамотно пользоваться, то мы можем взращивать в людях огромные чувства, связанные с любовью к родной земле, с сопричастностью со страной и миром. Этот инструмент должен быть определенной открытой площадью.

Сегодня созданы технологии благодаря которым в течение короткого времени это пространство может превращаться в гигантскую выставку цветов или огромную спортивную арену, трансформироваться для выставочной деятельности, мотофестивалей, или делиться на десятки и сотни зон для детского фестиваля сказки, где 153 сказочника создают свое пространство. Сейчас каждый раз для трансформации этого пространства вкладываются огромные деньги, но можно создать единую технологическую основу, чтобы последующие изменения стоили копейки. Эта площадь может и должна стать инструментом, дающим возможность взаимодействия между людьми.

Эспланада — место, которое может стать сакральным. Как только на этой площади мы определим границы, как только мы сделаем ее не открытым пространством для общения и инструментом, как только это будет любая законченная форма, мы потеряем эту площадь навсегда. «Не смог сделать красиво, сделал богато», — говорили греки. Я боюсь, чтобы эта площадь не была также примитивно изуродована, как площадь перед Театром-Театром. Она дала нам фонтан, но никак не организовала пространство для наших чувств.

Сейчас мы говорим лишь о квартале возле Законодательного собрания. Там своеобразная линия горизонта, там есть гений места. И заниматься этим пространством могут только те, кто понимает поведенческую психологию больших групп людей. И эти проекты не могут быть проектами декорирования и украшательства. То, что было недавно показано — не имеет смысла, в этом нет грандиозной концепции. Концепция должна быть или великой, или ее нет. Как можно украшать эспланаду — просто дар небес — деревцами и кустиками?! Я точно убежден, что на этом месте нельзя делать ничего бытового, торгового. Это место — для взаимодействия власти, идеологии и людей. Все остальное будет там нерационально.

Я знаю, что нужно сделать. Как — я готов говорить с властью, архитекторами и другими техническими специалистами. Я счастлив, что Владимир Турчинский услышал мою идею. У меня нет чиновничьей потребности быстро применить деньги. У меня есть потребность сделать это место лучшим на земле. Такие площади через 10–20 лет должны появиться в каждом городе, но сейчас у нас есть возможность стать первыми. У нас есть замечательное пространство, есть большое количество людей, которые способны наполнить это пространство идеями и художественным вдохновением. Мне очень хочется, чтобы площадь эспланады стала настоящим инструментом для взаимодействия людей.

***

Свое мнение о будущем эспланады и сложности ее преобразования высказали архитектор Игорь Луговой, градозащитник Денис Галицкий, культуролог Юлия Ветошкина. Читайте их «Мнение пермяка» на Properm.ru 28 февраля, 1 и 2 марта.