Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
2011 +49
Выздоровели
1173 +55
Умерли
66 +2
Properm.ru
Изнанка профессии. Врач: «В последнее время все сложнее найти хорошего профессионала» 17 июня все медики страны отметят свой профессиональный праздник. И не важно как это произойдет: в ординаторской на дежурстве или в карете скорой помощи по дороге на вызов. Накануне праздника мы пообщались с одним из пермских врачей о профессии, реформах и зарплатах.

Изнанка профессии. Врач: «В последнее время все сложнее найти хорошего профессионала»

16 июня 2018, 12:16

Изнанка профессии. Врач: «В последнее время все сложнее найти хорошего профессионала»
17 июня все медики страны отметят свой профессиональный праздник. И не важно как это произойдет: в ординаторской на дежурстве или в карете скорой помощи по дороге на вызов. Накануне праздника мы пообщались с одним из пермских врачей о профессии, реформах и зарплатах.

— С детства для меня примером были родители. Специальность инженера казалась менее романтичной, чем профессия врача. Именно поэтому я с детства хотел стать врачом. Я видел, как глаза мамы светились от счастья, когда, несмотря на смертельную усталость, ей удавалось выйти победителем в схватке с болезнью. Тогда, в детстве, я не замечал, сколько печали и разочарований было у мамы в случаях поражения, при неудачах, а порою при потерях.

К сожалению, в нашей профессии случаются катастрофы. И порой понимаешь, что не все от тебя зависит. С каждой потерей ты теряешь часть себя. Сопереживаешь родным и близким тех, кого не смог спасти. И это очень тяжело дается. Ты раз за разом анализируешь это и понимаешь, что можно было бы изменить, а изменить ты уже не можешь ничего. И это чувство вины остается с тобой надолго, иногда переходит в депрессию. Но каждодневное вращение в профессии позволяет надеяться на лучшее и идти дальше. Ты видишь, что большинству смог помочь, и это становится стимулом в твоей дальнейшей работе.

Со временем я ощутил на себе, какой это тяжкий труд работа врачом. Чуть позже понял, какая это огромная ответственность. Но спустя годы, остаюсь в специальности, потому что еще могу оказать помощь больному и не потерял интереса к специальности. Практически каждый день я узнаю что-то новое, учусь, несмотря на возраст.

— В чем заключается ваша работа?

— Сейчас я работаю рядовым врачом, люблю свою специальность за то, что почти каждый день она ставит передо мной вопросы и ненавижу, когда не нахожу ответы на них, так как от этого зависит здоровье и даже жизнь других людей. Я боюсь и за себя, и за своих близких, когда вижу, что с каждым годом становится больше больных людей. И понимаю, что с нынешним подходом к медицине ситуацию с заболеваемостью в регионе не улучшить. В последнее время все сложнее найти хорошего профессионала.

— Какой медицина была раньше?

— Мне очень повезло в жизни, поскольку на моем профессиональном пути мне встречались очень хорошие учителя и, в большинстве своем, веселые и умелые коллеги. В те времена я чувствовал дух коллективизма, солидарности, стремления совершенствоваться профессионально. Коллеги тогда соревновались в своих теоретических и практических навыках, а не в доходах и уровне благосостояния.

К сожалению, сейчас медицина — это отрасль бизнеса. Причем на всех уровнях. И если это отчасти нормально для частной медицины, то не приемлемо для государственной. И хотя частная медицина мало чем отличается по подходам от государственной (те же врачи и то же оборудование), другое дело, что услуги в коммерческих целях часто являются не обязательными для пациентов, но обязательной составляющей частной медицины «по-русски».

Что же касается государственной медицины, то уверен, что без «коммерческого» подхода не достичь того уровня благосостояния, который, не скрываясь, демонстрируют некоторые медицинские руководители, и врачи (элитная недвижимость, машины премиум-класса). Пугает, что сейчас некоторые в медицине все сделали предметом торговли: услуги, улучшенные бытовые условия, поступления в конкретные лечебные учреждения и другое.


— Почему так стало?

— Годами нашу отрасль подталкивали к тому, чтобы она стала коррумпированной. Даже в советские годы, когда медицинские работники зарабатывали очень мало, они начинали торговать своими услугами — предлагали медицинскую помощь за материальные блага.

Потому что изначально специальность врача была финансово недооценена, и простые работники пытались выжить. Постепенно все это превратилось в привычку. Один из царей говорил: «Не надо врачам платить зарплату, они сами себе заработают». Такая позиция привела к тому, что медицинские работники привыкли продавать свои услуги. Они вынуждают пациентов заплатить. Например, за прием без очереди в поликлинике или госпитализацию в стационаре? Начали торговать всем. Попадание в конкретные лечебные учреждения, к конкретным врачам, проход родственников, более комфортные условия пребывания в стационаре.

Доходит до того, что начинают придумывать несуществующие проблемы. И в частных, и в государственных. Так как специалисты и там, и там работают одни и те же. Пациентов прогоняют по одним и тем же правилам, по одному и тому же кругу, чтобы он везде оставлял деньги. К счастью, торгуют не все. Лишь малая толика.

Раньше в медицине был командный подход, когда врачи поддерживали друг друга, защищали. Сейчас сор из избы не выносится, так как все находятся в одном круге, начиная с санитарки и заканчивая главным врачом. И если информация просочится, главврач может запросто сказать санитарке, что вы здесь больше не работаете. Главный врач формирует под себя команду из тех специалистов, которые будут приносить ему деньги. Например, есть определенное количество людей, которые должны поступить в стационар. Ты кому-то отказал, а кого-то пропустил, и за это надо заплатить. Тебе заплатили, ты часть средств оставляешь себе, часть отдаешь вышестоящему начальнику. Такое есть не во всех лечебных учреждениях. И маленьких больниц это не касается. Я бы сказал, что проблемы медицины Пермского края — это большей частью проблемы Перми, нежели края.

Я против платной медицины в рамках государственных учреждений, так как, по моему мнению, у специалистов всегда будет возникать соблазн «перевести» пациента из разряда бесплатного в платную. Тем более, способов сделать это достаточно.

— Статистика по заболеваемости, смертности населения сегодня является чуть ли не единственным показателем работы больницы и врача. Верно ли это?

— Своеобразный подход к статистике — основная проблема российской медицины. Искаженная статистика существует во всем мире, но масштаб искажения российской статистики пугающе велик. Если раньше при формировании статистических показателей Пермского края «привирали», то сейчас беззастенчиво врут. Происходит это по понятным причинам — все заинтересованы в хорошем конечном результате, который можно достичь двумя основными путями.

Первый путь долгий, но правильный. Он основывается на трех «китах» — стандартизация, обучение, маршрутизация. Как демонстрирует международный опыт, если следовать этому пути, то через некоторое время можно добиться хорошего результата по снижению заболеваемости и смертности населения.

Второй путь, не правильный, но простой и быстрый — не меняя на деле ничего в отрасли, декларируя красивые и звучные проекты, изменить в лучшую сторону, а попросту подделать цифры. Путь деструктивный, который ведет к развалу, поскольку скрывает, а не решает проблемы («страусиный» подход).

Выход из этой ситуации простой — заставить на всех этапах формировать реальную статистику. В других странах имеется система маркеров, позволяющих оценить реальность тех или иных показателей. К примеру, вам показывают в отчете снижение уровня массивных кровотечений, но вы при проверке обнаруживаете увеличение переливаний крови, и это будет означать, что снижения кровотечений не могло произойти. И таких инструментов для проверки достоверности статистических показателей много. Они есть и в официальных формах отчетности.

Но статистику все равно сегодня необходимо приближать к действительности. И если этого не делать, то деструктивный путь приведет к катастрофе. Рано или поздно система обвалится.

— Как вы оцениваете нынешние проекты. В частности, «Новую поликлинику»?

— Считаю, что проект «Новая поликлиника» надо начинать не с ликвидации огромных очередей, а с новых подходов к медицинскому персоналу. Многие годы коллективы амбулаторной службы формировались по принципу — не можешь работать в стационаре, иди в поликлинику. В итоге? Наиболее важный раздел медицины, где должны трудиться высоко эрудированные специалисты, вооруженные современными технологиями и аппаратурой, остался без профессионалов. Обеспечение поликлиник хорошими специалистами — задача руководителей. Они должны создать условия, в том числе и финансовые, когда знания будут стоить реальных денег и стимулировать непрерывность образования. Вот какие принципы должна декларировать «Новая поликлиника».

— Вы наверное, слышали, что министр здравоохранения Пермского края Дмитрий Матвеев призвал людей скидывать ему в Instagram фотографии очередей из поликлиник.

— Это чистой воды популизм. Неужели он живет на другой планете и не знает, как обстоят дела в поликлиниках? А если действительно не знает, то грош цена ему, как руководителю.

— Чего не хватает пермской медицине, чтобы выйти на новый уровень?

— К сожалению, пермская медицина претерпевает не лучшие времена и самое главное, — надежд на её улучшение при нынешнем подходе всё меньше и меньше. Путь к «выздоровлению», с одной стороны, достаточно прост, но в то же время небыстр и труден. Необходимы изменения системы образования студентов и практикующих врачей, когда акцент сместится на умение самостоятельно и постоянно искать качественную информацию, оценивать ее и использовать лучшие данные в своей работе. Нужна реальная статистика, позволяющая своевременно выявлять и решать проблемы, разработка и внедрение протоколов и стандартов, основанных на данных доказательной медицины, и контроль за их исполнением. Кроме этого, необходима качественная работа профессиональных ассоциаций. Всем этим надо заниматься одновременно.

Врач должен получать информацию каждый день. Если он к этому не приучен, а ждет, когда Иван Иваныч принесет знания, тогда теряется сам смысл. Специалист получает искаженную и переработанную информацию, не всегда достоверную, субъективное мнение преподавателя. У нас в России до сих пор жива былинная медицина, когда знания передаются из уст в уста. И так повелось со времен царя Гороха.

Зарубежные коллеги далеко впереди — они учатся искать знания. И у них специалист знает, как их оценить. Там проводятся исследования, есть доказательная медицина. А у нас она до сих пор бездоказательная, авторитарная, когда признанные авторитеты говорят, как надо делать. И никто не будет заморачиваться, чтобы что-то проверять.

— Какие зарплаты у врачей?

— Честно могу признаться, что не смог бы прожить только на зарплату (имеется в виду работа на ставку — прим. Properm.ru). На эти деньги в месяц можно либо кушать, либо заправлять машину, либо одеваться, но не делать все это одновременно. Поэтому приходится работать не на одну ставку и в нескольких местах. Вот так кочуют врачи, зарабатывают и выживают. Это тоже является проблемой, которая не позволяет развиваться медицине.

— Почему в больницах копится кредиторская задолженность?

— Для меня это секрет. Как это происходит при наличии планирования бюджета больницы, штата экономистов и бухгалтеров, при своевременном (как заявляют руководители минздрава и фонда) финансировании расходов и оплате реестров? Значит, внезапно появляются какие-то другие статьи расходов, на которые средства не были запланированы и кто-то оказал эти услуги больнице «в долг»? Как, например, это произошло в одном из краевых медучреждений, где было выявлено хищение больших сумм. Анализом этой ситуации, на мой взгляд, должны заниматься следственные органы.

— В последнее время следственный комитет все чаще стал возбуждать уголовные дела против врачей. Наказывают медиков по самым разным причинам.

— Например, судят гематолога за стандартное осложнение процедуры, но не привлекают к уголовной ответственности тех, кто должен был своевременно диагностировать осложнение и устранить его. И самое главное — того, кто должен был организовать и контролировать лечебно-диагностический процесс.

Есть огромное количество фактов поборов с пациентов, почти в открытую, в социальных сетях. Когда публикуются расценки за услуги, но все эти вещи как-то оказываются вне поля зрения следственных органов и прокуратуры. Некоторые медики, оставаясь безнаказанными, продолжают свою коммерческую деятельность в бесплатной медицине. Поэтому много вопросов возникает к правоохранительным органам: почему при их работе год от года необъяснимо богатыми становятся некоторые медицинские руководители? И куда тратятся деньги, которые выделяются на медицину?

— Почему многие больницы сегодня ратуют за ликвидацию фонда ОМС, страховых компаний и возврат к прежней модели здравоохранения?

— При формировании российской страховой медицины за основу была взята не во всем совершенная английская модель. Сейчас у ФОМС несколько основных функций: накопительная (сбор средств), контролирующая (контроль за исполнением и качеством оказания медицинских услуг) и распределительная (оплата реестров на оказание медицинских услуг). И в этой модели даже на первый взгляд излишними кажутся страховые компании, которые дублируют функции ФОМС и являются затратными и ненужными на пути: клиент — организация — деньги — ФОМС — медицинская организация.

Следствием этого является постоянная борьба между страховыми компаниями и медучреждениями. Одни постоянно должны сокращать расходы страховой компании, а другие увеличить доходы медучреждения. Самое интересное, что и у тех, и у других от этого зависит зарплата сотрудников. Беда в том, что в стандартах настолько широко и обще прописаны диагностические и лечебные мероприятия, что ими можно умело манипулировать и трактовать как в одну, так и в другую сторону. Поэтому отношение между страховыми и медучреждениями — это постоянное достижение какого-то компромисса.

— Какими стали пациенты?

— Пациенты меняются. Они становятся более информированными, требовательными, хотя этот процесс медленный. С одной стороны, хорошо, что врача по-прежнему считают «истиной в последней инстанции». С другой, это позволяет без объяснений и аргументации авторитарно назначать и проводить лечение. До сих пор пациенты во многом бесправны и запуганы. Может быть, это связано с тем, что люди при нашей бесплатной медицине платят деньги медицинским работникам для получения иллюзорных гарантий на качественную помощь.

— Что хотели бы пожелать своим коллегам в День медицинского работника?

— Не побоюсь показаться банальным, самого главного — здоровья. Я не знаю никого из моих долго работающих коллег, кто был бы здоров. Слова «спасая других, сгораю сам» — это как раз про них. Еще хочу пожелать чуточку везения, которое наряду с высоким профессионализмом никогда не будет лишним. Никогда не прекращать процесс познания и совершенствования, ведь если специалист прекращает развиваться и начинает считать, что все знает и умеет, он перестает быть специалистом.

Фото: youtube.com, kb.fastdarom.ru, simkl.ru, uatop.in.ua, ok.ru, godliteratury.ru, vostokmedia.com, mul.3dn.ru.