Медсестра-анестезист КДКБ: «В реанимации случайных людей нет»

9 июля 2018, 12:33
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
Старшая медсестра Светлана Шеренкова - неоднократный победитель различных конкурсов профессионального мастерства. Самая значимая ее победа - второе место во всероссийском конкурсе лучших специалистов со средним и медицинским фармацевтическим образованием. На днях Шеренкова победила в конкурсе на звание лучшей медсестры Пермского края. О том, как она пришла работать медсестрой и почему именно в реанимацию, старшая медсестра рассказала в интервью Properm.ru.

О детстве

В детстве мама постоянно возила меня в деревню в Верещагинский район. А там все разговоры о сельском враче. Эта профессия тогда была известная и уважаемая. Тогда-то я и решила стать врачом. Поняла, что надо выучиться, приехать на село и помогать людям.

Поэтому после школы поступила на фельдшерский, летом пришла на практику в 13-ую горбольницу санитаркой. Не знаю, как профессия санитарки способствовала этому, но проработав одно лето санитаркой в больнице, я поняла, что хочу работать с детьми. И после окончания медучилища в Кудымкарский район по распределению уже не поехала, а вернулась сюда, в отделение реанимации. С 1995 года здесь.

Крепкая психика

Мы постоянно находимся между жизнью и смертью. Либо вытащим, либо нет. И если не вытащили, то через себя никто не пропускает. Те, кто пропускает, они уходят - здесь эмоционально тяжело работать. Были случаи, когда девочки плакали, полгода работали, не выдерживали и уходили. Не каждому дано здесь работать. Поэтому говорят, что в реанимации случайных людей нет. Здесь работают люди с крепкой психикой.

О профессии

Медсестра-анестезист — это элита сестринского дела. Наивысший пилотаж. Мы асы, профессионалы, которые умеют делать абсолютно все. Если в медицине есть манипуляции, которыми не владеют обычные медсестры, мы делаем абсолютно все, так как детство — это самая ответственная зона в медицине.

Мы занимаемся возвращением детей к жизни. Во время операции, после нее, уходом, процедурами. У нас огромное количество аппаратуры, расходных материалов. Мы ассистируем при центральной катетеризации вен. Самостоятельно проводим периферическую катетеризацию вен. Таких профессионалов, как мы, в сестринском деле нет.

О детях

С детьми работать позитивно. Отрадно видеть, как ребенку было плохо, плохо и вдруг резко стало хорошо. И дети как быстро уходят в это состояние, также быстро оттуда и возвращаются. А когда заходишь в палату новорожденных, этот запах грудного молока! Это настолько потрясающе, эмоционально позитивно действует на тебя, что ты понимаешь, что жизнь идет, продолжается. И настраивает на работу.

До свадьбы заживет

В сентябре 1998 года полгода мы боролись за жизнь ребенка с редким заболеванием — синдром Гийена-Барре. У малыша было множественное поражение нервов, паралич. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Наблюдалась и положительная, и отрицательная динамики. Поражение было восходящим: сначала отказали ножки, потом он перестал дышать. В течение двух месяцев ребенок был подключен к аппарату ИВЛ.

Потом его перевели на реабилитацию в отделение психоневрологии, где ему заново пришлось научиться держать ложку, ходить. Тогда я очень много общалась и с его мамой, и с бабушкой. За долгие шесть месяцев мы по-настоящему сдружились.

В этом году будет 20 лет, как дружим. Семья была невероятно благодарна нам за то, что мы помогли ребенку вернуться к нормальной жизни. Поэтому, когда они выписались, они продолжали радовать нас своими «открытиями»: малыш начал ползать, сидеть, ходить, бегать. На очередной встрече после выписки вместе гоняли мяч. Столько радости в глазах ребенка было! Он просто сиял от счастья! А у меня на душе было так тепло и радостно за них. Годы идут, жизнь кипит, и тот самый ребенок сегодня готовится к свадьбе, на которую меня уже пригласили. Представляете как бывает!

Какой должна быть медсестра реанимации

Милосердной, сострадающей, стрессоустойчивой. Последнее особенно пригождается, когда не удается спасти маленького пациента и сделано все возможное. Надо с понимаем к этому относиться.

Работа

В нашем отделении на одну медсестру приходится три пациента. Пациенты лежат здесь по-разному: от трех-четырех дней и дольше. Все они разновозрастные. К каждому нужен индивидуальный подход. Бывает, что за смену даже присесть некогда. Смена длится по 12 часов, но у нас ненормированный рабочий день. Если операция затягивается, значит, бригада не меняется, и медсестра-анестезист остается до последнего. Мы не можем бросить ребенка в наркозе и уйти. Ну, задержалась сегодня на два-три часа, зато завтра уйду вовремя.

Новые технологии

Российская медицина не стоит на месте. Чтобы не отставать, нам приходится очень быстро бежать, и мы бежим. Постоянно разрабатываем новые методики, которые облегчают наш труд. Я внедрила чек-лист по наблюдению за катетерами и ввела его в историю болезни. В нем каждая медсестра отмечает, в каком состоянии катетер у пациента, и каково состояние больного.

Раньше была проблема, что надо поменять повязку, а мы ее не меняем, так как у нас таких полномочий нет. И чтобы поменять, надо каждый раз у врача спрашивать. А если не подошли, не спросили? Со временем мы пришли к тому, что нам надо разработать свой собственный лист наблюдения больного, чтобы медсестра подошла в конце рабочей смены, сделала отметку о том, что состояние катетера в норме, без покраснений, мацераций (разъединений растительных или животных клеток в тканях - Properm.ru), чтобы он дальше сохранялся, и ребенка не кололи заново.

Я отслеживала динамику по новорожденным — один катетер стоял 35 суток. Всего один раз ребеночка укололи, причинили боль, и это здорово. Чем дольше стоит катетер, тем лучше для пациента. Это снижает риск развития парентеральных (постинъекционных - Properm.ru) осложнений.

Что не нравится в работеЧто не нравится в работе

Прихожу на работу с удовольствием, но не нравится канцелярская работа. Иногда с переходом к новым стандартам работы усложняется заполнение отчетных документов. Молодых специалистов оставить в отделении не могу. Нужно провести, показать, скоординировать - время ушло, а свою работу так и не сделала. А так как у меня реанимация, я не то чтобы не доверяю коллегам, но должна проверить, проконтролировать.

Канцелярская работа съедает 70% рабочего времени. Я бы лучше все это время на посту работала: обучала, показывала. Но в первую очередь нужно отладить работу по нововведениям: приказы, распоряжения, постановления выходят регулярно, медицина и здравоохранение постоянно развиваются.

Про молодых специалистов

Все хотят работать у нас. Они же с нами на практике покрутились две недели и все — влюбились в это место, коллектив. Поэтому все свои характеристики сегодня мне принесли, весь стол завалили. А у меня вакансий нет. Всем объясняю, но рвение работать у нас не угасает.

Дети

Надеялась, что дочь, когда вырастет, медсестрой будет работать. Но, когда время подошло, она выбрала специальность экономиста. Видимо, все мои переработки за эти годы не прошли бесследно.

Про мечту

В детстве у меня была мечта — заниматься фигурным катанием. Но после двух занятий я разочаровалась и бросила. Вернулась к фигурному катанию уже в зрелом возрасте. Как-то само собой пришло осознание, что хочется осуществить свою мечту. Вот уже пять лет занимаюсь фигурным катанием на любительском уровне и получаю от этого колоссальное удовольствие.

Елена Лодыгина
корреспондент | 8912-58-227-08 | e.lodigina@properm.ru

Читайте также