Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Эволюция Перми. Загарье: от «лесной деревушки» до крупного поселка за 20 лет

18 сентября 2018, 08:21
эволюция перми

Эволюция Перми. Загарье: от «лесной деревушки» до крупного поселка за 20 лет
Фото: Государственный архив Пермского края
В ностальгическом рассказе Михаила Осоргина «Земля» есть такой пассаж: «Вот пройдет месяц – в деревню поедем, в Загарье на речке Егошихе». Загарье утратило «дачный» статус в середине 20 века, когда по соседству выросли бараки для эвакуированных рабочих. Однако, в отличие от множества других пермских деревень, растворившихся без следа, Загарью удалось сохранить свое имя и в 21 веке.

Как и поселок имени Крохалева, о котором мы рассказывали в прошлой серии проекта, микрорайон Владимирский образовался во время Великой Отечественной войны, когда в Пермь массово прибывали работники эвакуируемых предприятий южной и центральной России.

Поселки Загарье 2-е и Загарье 3-е. Фрагмент схематического плана города Молотов

Опять же, как и в случае с «Крохалевкой», спустя некоторое время новый поселок стал поглощать окрестные населенные пункты, в частности, деревню Загарье, упоминаемую в переписи Елизарова 1647 года. Справедливости ради отметим, что другие источники относят первое упоминание Загарья не к 17, а к 18 веку.

Дома в микрорайоне Владимирский, дата съемки неизвестна

Хотя население деревни и до, и после революции не превышало 100 человек, Загарье оставило в жизни Перми гораздо более заметный след, чем «крохалевские» Кабаи и Зяблово. Так можно утверждать хотя бы потому, что деревушка была воспета Михаилом Осоргиным в рассказе «Земля». «Совсем же близким именем кроме имени родного города было Загарье, маленькая лесная деревушка, куда мы всей семьей переселялись на летние месяцы… Иных дач и курортов в нашей провинции по тому времени еще не было. Зато тут было бесконечно много земляники, малины, смородины, брусники, грибов, и воздух был хвоен».

Деревянные бараки, построенные для эвакуированных работников Владимирского патефонного завода, 1942 год

И далее: «Этот одноэтажный бревенчатый замок, качаясь в воздухе, всплывает в моей памяти над мрамором и сединой настоящего Рима, в котором я позже жил в высоком доме окнами на Ватикан. А речонка Егошиха, через которую я мальчиком перепрыгивал, а отец мой спокойно перешагивал, смеется над Рейном, Дунаем и морями, омывающими берега Европы».

Текст: Александр Глушков для Properm.ru, фото: Павел Трубин и Государственный архив Пермского края