Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пять откровенных вопросов заведующей детского сада

27 ноября 2018, 08:54

Пять откровенных вопросов заведующей детского сада
Фото: из личных архивов Татьяны Дубоенко
Properm.ru уже познакомил читателей с детским садом для детей — он называется «Легополис» и находится в Перми, в микрорайоне Железнодорожный.

У детского сада «Легополис» нет другого финансирования, кроме «подушевого», по формальным признакам он обычный муниципальный садик, но есть отличная команда во главе с заведующей Татьяной Дубоенко. Есть бренд «Легополис», название которого говорит само за себя — здесь детей ждет техническое творчество.

Детский сад активно участвует в конкурсах, поэтому получает дополнительное финансирование от министерства образования Пермского края в виде наборов для технического творчества, конструкторов, панелей, 3D принтера. Каждый год примерно на 500 тыс. рублей. Таким образом осуществляется поддержка детских садов в рамках проекта «Детский техномир». Заведующей детского сада «Легополис» мы решили задать пять откровенных вопросов, волнующих и родителей воспитанников детских садов, и воспитателей, и, наверное, даже руководителей департамента и министерства образования. Про правильное питание, поборы, эффективное взаимодействие с родителями, зарплаты воспитателей и брендирование муниципального учреждения.

1. Как эффективно организовать питание в детском саду?

 — У нас такие запеканки — ни в одном ресторане такой не подадут. Объедение. А с организацией процесса в разных садах по-разному поступили, где-то свои повара, а закупают только продукты. Но я считаю, что эффективнее аутсорсинг — у нас питание полностью на аутсорсинге, проблем в разы меньше. Подрядчик подводит итоги работы в конце каждого месяца, получает оплату по количеству поставленных порций, в некоторые дни он поставляет больше, в некоторые меньше, в зависимости от того, сколько детей пришло, но это его проблема, не детского сада. И уж точно нельзя перекладывать ответственность за организацию питания на родителей. От родителей требуется сообщить об ограничениях в еде для ребенка, если есть аллергия или какие-то другие медицинские показания. При желании они могут помочь осуществлять контроль, например, принять участие в рейдах на кухню или войти в состав бракеражных комиссий. В комиссии кроме родителей входят сотрудники, медсестры, повар.

Ежемесячно проводим оперативки, на которых со старшими по корпусам подводим итоги, обсуждаем изменения блюд. Каждый воспитатель хотя бы раз в месяц заполняет карту контроля питания. Блюдо на столе ребенка оценивается по десятибалльной системе. В последнем столбике воспитатель пишет свои комментарии и пожелания. После введения этих карт, мне стало удобнее работать с подрядчиком. Например: «Блюдо было вкусное, но дети плохо едят тушеную капусту». Экспериментируем с организаторами питания: то котлетка из капусты, то запеканка, то шницель, все равно хуже всего дети едят капусту и в целом тушеные овощи. Но есть нормы и требования СанПинов, дети должны съедать определенное количество граммов овощей в день.

Особое внимание надо уделить проведению конкурса по выбору подрядчика. Сначала грамотно составить и разместить документацию на портале. После претендующие организации, их, кстати, было пять в последний раз, в назначенный день, присылают своих представителей, с юристами. Я собираю их здесь, у себя в кабинете. Больше часа зачитываю и конкурсную документацию, и заявки. Если ты не читаешь, не записываешь, как потом спорные вопросы решать? Считаю, это очень важно. Некоторые подрядчики очень формально относятся к подаче заявок, другие, наоборот, обещают золотые горы. Вот вы возьмете нас на питание, и мы вам сделаем ремонт. Второй раз победила у нас ИП Галина Суклемина. Она местный производитель, здесь же работает, в микрорайоне. Конечно, за все, что происходит на кухне, все равно я несу ответственность. Но если бы пришлось выбирать, самой кормить или нанять подрядную организацию, я бы выбрала второе.

2. Поборы незаконны, но родители все равно собирают деньги. Организуют фонды групп, родительские комитеты.

— Я запретила родительские фонды. Никакой информации о них в детском саду быть не должно. Никакого отношения к родительским фондам воспитатели не должны иметь. В этом году запрещаю дарить подарки на выпускной. Все подарки ребенка должны ждать дома, на полочке, хоть золотая цепочка, хоть машинка пластиковая, хоть глобус. А в детском саду им подарят фотографию и диплом об окончании садика, который по традиции вручается заведующей. Заведующая читает дипломы с одинаково торжественным выражением лица и красиво их вручает, пожимая маленькие руки. Всё.

Про закупки канцтоваров и прочего. Два раза в год детский сад покупает канцтовары, это оптимальное количество оптимального качества цветной бумаги, картона, клея, пластилина, красок и так далее. Я собираю запросы воспитателей, чего им не хватает для образовательного процесса, что нужно, что закончилось. И покупаю не все, что они написали, а усредненный вариант. А родители читают в отчете: «В детский сад в сентябре куплено канцтоваров на 242 тыс. рублей. На вашу группу куплено четыре пачки бумаги для копировального аппарата, 25 наборов цветной бумаги, 25 пачек картона, карандаши цветные, клей, краски, гуашь». И я всегда родителям объясняю: «Я покупаю минимум, при котором ваш ребёнок справится с программой. Этого достаточно и хватит для того, чтобы всё было хорошо, вы были готовы к школе». Я не буду покупать бархатную цветную бумагу или влажные салфетки, это выходит за рамки необходимого. Также практикую для родителей «напоминалочки» — это объявления о том, что выдается помощнику воспитателя в месяц (сколько мыла, туалетной бумаги, чистящих и моющих средств). Это помогает избежать ненужных вопросов.

3. Как наладить взаимодействие воспитателей и администрации сада с родителями?

— Общаться. Причем утром и вечером общаться надо с детьми, а не с родителями. А с родителями — в остальное время, отчасти социальные сети справляются с этой задачей. У всех групп детского сада есть свои закрытые группы в социальной сети ВКонтакте, всего 23 группы, я есть в каждой. Ну, где будет интересно присутствовать родителям? Там, где вопросы денег обсуждают или там, где рассказывают о занятиях, о том, чем сегодня их дети занимались? Во-первых, мы отвлекаем родителей от ими же созданных групп, в которых они часто, ну давайте честно, сплетничают и конфликтуют. Во-вторых, мы рассказываем о том, чем дети на самом деле занимаются в детском саду: не на стульчиках сидят, не в углах стоят, а играют, развиваются, познают мир. В-третьих, мне облегчает задачу контроля наличие этих групп. Я вижу настроение и воспитателя, и детей, и родителей, вижу их активность. Мне говорят: «Как успеваешь?», да элементарно, я могу в выходной сесть перед телевизором, новости идут, я быстро 23 группы пробежала, своё объявление выложила. Наличие такой группы отнимает время у воспитателя? Да, поэтому плюс пять баллов к стимулирующим выплатам. Научить писать посты? Да, нужно, это не так просто. Зато потом — такая отдача!

У меня одна группа за 20 дней 70 постов выложила. Количество постов не обязательно. Когда есть ответная реакция от родителей, воспитатели увлекаются.

Пример поста: «Сегодня мы собрали долгожданный урожай с огорода детского сада! На вопрос: «Можно ли собирать зеленые помидоры?» дети дали однозначный ответ: «Нет!» Ребята уже взрослеют и начинают сомневаться в словах взрослых. Даже после объяснения, что помидоры можно срывать зелеными, затем они станут оранжевыми или желтыми, а только потом — красными, ребята сомневались. Читалось в их глазах: «Как такое может быть? Что-то не то говорит воспитатель!» Придется ждать, когда созреют помидоры на окне. Иначе не будут больше доверять словам воспитателя.
PS: Кроме этого, дети удивились, что мы не нашли на огороде клубники. Кто же, интересно, ее собрал?»

Родители с интересом следят, что дети говорят, как себя ведут, кто как дежурил. Воспитатели выкладывают фотографии с занятий, обсуждают то, что действительно важно, а не глобусы или машинки покупать на Новый год. Интересные и значимые события я прошу выкладывать в сети Facebook на официальной странице детского сада.
Часть вопросов взаимоотношений с родителями я снимаю за счет этих групп. И ведь все остальные педагоги в этих группах состоят: и музыкальные работники, и педагог по физкультуре, и преподаватель робототехники. Там же публикуем табель посещаемости, все могут сверить количество смен, посещений платных услуг, найти информацию о платных услугах. Этот ресурс мы используем максимально.

4. У воспитателей очень маленькие зарплаты?

 — В нашем саду средняя зарплата 31,8 тыс. рублей в месяц. У кого-то выходит 23 тыс. рублей, у кого-то до 50 тыс. рублей доходит. У воспитателей есть возможность зарабатывать стимулирующие: принимать участие в конкурсах, проектах, проводить платные занятия и другое. Много конкурсов проводит департамент, а можно свой придумать и предложить департаменту.
В нашем детском саду нет договоров гражданско-правового характера, все в штате. Даже с теми, кто приходит вести платные образовательные услуги, мы заключаем трудовой договор, без стимулирующих, в договоре предусмотрен объем услуг, количество часов, детей. Например, хореограф ставит танцы на какие-то конкурсы за определенную сумму, остальное они должны заработать сами. Эта платная услуга должна «заработать» в месяц не меньше 30 -35 тыс. рублей, так как средняя зарплата 31,8 тыс. рублей. Если я понимаю, что заработает человек столько, спокойно ввожу его в штат.

5. Брендирование муниципального учреждения — зачем это надо?

— Руководителю этого учреждения (до меня) нужно было придумать бренд в духе «хоть Путина привози». Я утрирую, но бренд для муниципального учреждения очень важен. Это же идея, философия, особый смысл, который передается, пусть не сразу, но всем: и работникам, и родителям, и детям.

Мой предыдущий детский сад, где я была заведующей, был забрендирован мной как «детский сад без стен». Нужно было позиционировать его именно так. Детский сад находился в отдалённом районе — Крыму, а идея заключалась в том, что да, мы далеко от центра, но у нас всё есть, и мы открыты, мы не замкнулись тут сами в себе на окраине города.

Бренд должен быть открытым и понятным, содержательным, он несет главную смысловую нагрузку. Бренд «Легополиса» появился не сразу, были другие варианты. Чтобы понять, что сейчас нужно и важно, надо абстрагироваться от конкретных стен и конкретного учреждения. Вот представьте, в 2030 году будут жить, и управлять страной дети, которые сейчас ходят в сад. Что им нужно? Современные информационные технологии, конечно. Ведь такого движения не было раньше, развитие происходило гораздо медленнее. Но технологии не в плане компьютеры и гаджеты, а технология как процесс — вот что нужно объяснять детям, во что нужно с ними играть.

Сам садик был разноцветный, как детали конструктора, и тут же, совпало, меня позвали на конференцию в Екатеринбург, где Lego Education проводило крупное мероприятие. И все совпало, сошлось — родился наш бренд. Легополис — это территория дошкольного детства: от Лего-конструирования до робототехники.