Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Честный разговор с Дарьей Вершининой. Интервью, которое поможет понять феминисток Кандидат исторических наук, доцент ПГНИУ, гендерная исследовательница и соорганизатор фестиваля We-fest рассказывает об отличиях академического феминизма и фем-активизма, негативе, спорах в соцсетях, детях и России без гендерных предрассудков.

Честный разговор с Дарьей Вершининой. Интервью, которое поможет понять феминисток

17 декабря 2018, 13:35
интервью

Честный разговор с Дарьей Вершининой. Интервью, которое поможет понять феминисток
Фото: Дарья Омутных
Кандидат исторических наук, доцент ПГНИУ, гендерная исследовательница и соорганизатор фестиваля We-fest рассказывает об отличиях академического феминизма и фем-активизма, негативе, спорах в соцсетях, детях и России без гендерных предрассудков.

— Вы считаете себя фем-активисткой?

 — В какой-то степени считаю, если рассматривать феминистскую активность в широком смысле. Я не выхожу на улицы с транспарантами, не создаю какую-то организацию, но в интернет-пространстве, в Facebook в частности, я веду такую феминистскую активность. Если рассматривать интернет-активизм как способ доносить какую-то феминистскую повестку, то с этой точки зрения да, я феминистка-активистка.

— Какой вариант самопрезентации вам ближе — гендерная исследовательница или феминистка?

 — И то, и другое. Как бы ни хотелось сделать гендерные исследования более нейтральными, и потому более «научными», они в любом случае все равно опираются на феминистскую повестку. Поэтому в первую очередь я всё-таки гендерная исследовательница. Даже хронологически я сначала начала заниматься гендерными исследованиями, а потом уже пришла к феминизму, и сейчас могу себя ощущать и позиционировать как феминистку и фем-активистку.

Например, когда мы организуем We-fest, я там выступаю уже с точки зрения фем-активистки, потому что мы приглашаем, привозим людей, которые могут с феминистской точки зрения на всё рассказать о каких-то важных для общества проблемах. И это безусловно зависит от ситуации, потому что, например, участвуя в фейсбучных спорах, я могу их потом уже как гендерная исследовательница отрефлексировать и отразить в статье.

Фото: Дарья Омутных

— Как вы обычно отвечаете на вопрос: «За что вы боретесь? Суфражистки уже всё сделали, у нас теперь равенство»

 — Это классический вопрос, я часто его слышу, в том числе от своих студентов, когда начинаешь с ними курс по гендеру. К сожалению, каждая феминистка должна постоянно оправдываться, зачем нужен феминизм сегодня.

В этом триместре у меня был курс у студентов-магистров. Один молодой человек, который на первых занятиях утверждал, что СМИ и феминистки врут про статистику домашнего насилия, в конце курса сделал презентацию о проблемах домашнего насилия. Он нашел разнообразную и интересную статистику, согласно которой на случаи, когда насилие совершает женщина, приходится 0,1%. Такая статистика разбивает в пух и прах аргументы по поводу того, что феминизм не нужен. Конечно, он нужен. Он нужен в России, он нужен вообще во всём мире.

В Таджикистане мужчины новоиспеченных жен выгоняют на улицу, считая, что они недевственны. В центре Москвы медицинские клиники предлагают сделать клитероктомию (удаление головки клитера, обычно происходит из религиозных соображений. В России распространена в Дагестане — Properm.ru).

— В университете у вас достаточно времени, чтобы рассказывать студентам о феминизме и его роли в современном мире. Представим, что вы оказались в другой среде и слышите вопрос о целесообразности феминизма от незнакомого человека. Что тогда?

 — Я буду говорить про статистику. Буду говорить, что социальная политика мало ориентирована на женщин, особенно в России, что у бедности женское лицо и происходит феминизация бедности. Я буду говорить об инфанитициде (в ряде стран младенцев умышленно убивают сразу после рождения — Properm.ru). Такие примеры, российские и международные, докажут, что мы очень далеки от равноправия, что избирательные права, которых добились суфражистки, к сожалению, мало что изменили в отношении каждой конкретной женщины.

— Проблемы в феминизма нужно решать поэтапно — от большего к меньшему? Есть у вас какая-то градация этих проблем.

 — Для меня такой градации нет, решать все нужно комплексно. Конечно, отказ подать женщине руку, когда мужчина здоровается с мужчинами и игнорирует женщин, не приводит напрямую к насилию в отношении женщин. Но косвенно приводит, потому что это низводит женщин до каких-то менее важных людей, существ, недолюдей даже. Когда ты отдаешь приоритет одним и недооцениваешь других, это глобально создает культуру, в которой насилие в отношении женщин чуть более или существенно более разрешено.

Поэтому я вижу зависимость между феминитивами, насилием в отношение женщин и недостаточной заработной платой. Я вижу это комплексно. И бороться нужно возможными средствами, доступными тебе, по поводу той проблемы, которая актуальна для тебя в тот или иной момент.

— В чём вы видите отличия деятельности «академических феминисток» и активистских фемсообществ?

 — Мне кажется, различие в аудитории. Активность сообщества fem prm (инициативная группа молодых феминисток — Properm.ru) похожа на то, что делали феминистки в конце 60-ых — начале 70-ых, когда создается комфортное пространство, где можно найти сестёр по духу и испытать ощущение солидарности и взаимопомощи. Это очень важная практика. При этом fem prm — это и история про выход наружу тоже, когда проводятся акции, чтобы просвещать людей. Но всё-таки это больше про создание безопасного пространства.

Наш фестиваль (We-fest — фестиваль о женщинах, организованный представителями науки, бизнеса и общественниками — Properm.ru) не столько ориентирован на тех, кто уже пришёл к феминизму, сколько нацелен на то, чтобы рассказать о важных болевых точках тем, кто ещё колеблется. Было бы круто увидеть на фестивале тех, кто считает, что феминизм зло. До них тоже хочется достучаться, хотя бы вступить в какой-то диалог. Пускай он будет болезненный, периодически опасный и травмирующий. Это все равно необходимо.

Мне кажется, задача нашего фестиваля и академического феминизма в том, чтобы рассказывать о феминизме как можно более широкому кругу. Чтобы показывать, что феминистки — это не неудовлетворённые страшные лесбиянки, которые просто не нашли хорошего мужика. Феминизм гораздо богаче, разнообразнее, шире и глубже такого стереотипного представления.

Чтобы продолжить чтение материала нажмите «Читать далее».

 

Вера Плехова для Properm.ru