Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Почему консервативные методы лечения не восстановят здравоохранение Прикамья? Интервью с главой минздрава О том, что ожидает врачей и пациентов в новом году, какие приоритетные направления появятся в министерстве, и какие изменения произойдут в медицине, Properm.ru рассказала и.о. министра здравоохранения Пермского края Оксана Мелехова.

Почему консервативные методы лечения не восстановят здравоохранение Прикамья? Интервью с главой минздрава

26 декабря 2018, 12:44
интервью

Почему консервативные методы лечения не восстановят здравоохранение Прикамья? Интервью с главой минздрава
Фото: фото предоставлено администрацией губернатора Пермского края
О том, что ожидает врачей и пациентов в новом году, какие приоритетные направления появятся в министерстве, и какие изменения произойдут в медицине, Properm.ru рассказала и.о. министра здравоохранения Пермского края Оксана Мелехова.

— В Пермском крае растет смертность, увеличивается убыль населения, и все показатели за 2018 год говорят о том, что качество медицинского обслуживания ухудшается?

— Мы провели глубокий анализ смертности населения в регионе, выявили основные причины роста смертности в трудоспособном и старшем возрасте. На основе этого анализа был составлен подробный план антикризисных мероприятий и разработана концепция по онкологической и кардиологической помощи.

— Что это за концепция?

— Основной и фундаментом всего мы считаем повышение качества работы первичного звена. В части диспансерного наблюдения и привлечения пациентов. Но сегодня невозможно ничего сделать, если у человека нет желания лечиться.

— А если желание есть, но человек живет в глубинке. И у него нет времени, денег на поездку в районный центр на обследование. Как быть в этом случае?

— Во-первых, у нас есть ФАПы, врачебные амбулатории и ЦРБ — это значит, что житель уже может получить медицинскую помощь. Для этого есть телемедицинские консультации и мы сейчас стремимся, чтобы фельдшер ФАПа имел возможность не пациента отправлять за помощью, а чтобы помощь приходила к пациенту. С помощью телемедицинских консультаций тот же фельдшер может получить консультацию специалиста более высокого уровня, и пациенту уже не нужно никуда ездить. Сегодня мы также широко используем выездную поликлинику, выезжают не только доктора, но и лабораторная служба — мы приблизили диагностику к пациентам.

Развиваем сеть межтерриториальных центров по профилям кардиология и онкология, которые приближены к пациентам.

Чтобы продолжить чтение статьи, нажмите кнопку «Читать далее»

— Медицинская помощь приближается к пациенту, так как предыдущая реформа по укрупнению больниц уже доказала свою безуспешность (объединение больниц в Прикамье началось с 2015 года — Properm.ru)?

— Мы меняем парадигму: не пациент должен идти за помощью, а помощь максимально должна быть приближена к нему.

— Вы уже месяц работаете в новой должности, как считаете, на чем необходимо сосредоточить внимание уже сегодня?

— Я считаю, что болевые точки здравоохранения — это наши задачи на 2019 год. Мы улучшили доступность в первичном звене, сейчас приступаем к повышению качества медицинской помощи, будем улучшать доступность к узким специалистам, доступность диагностических услуг. Будем работать со стационарами, реанимацией.

Планируем улучшать работу скорой медицинской помощи по времени доезда, комфорту пациентов. Уже сегодня реализуем два глобальных проекта по кардиологической и онкологической помощи. Не забываем и о комфортной составляющей. Провели ремонты в поликлиниках (имеется ввиду замена стоек регистрации, ремонт зон ожидания — Properm.ru). Будем завершать эту работу, продолжать ремонты на следующих этажах, в кабинетах врачей, прокладывать широкополосный интернет во все ФАПы. Планируем построить новые ФАПы, переоснастить их. Следующий год у нас достаточно глобальный — более 50 ФАПов планируем построить. И провести капитальные ремонты крупных медорганизаций.

— Но ремонты не могут делаться ради ремонтов. Как изменится работа врачей? Станет ли помощь для населения более качественной?

— Конечно же, мы не делаем ремонт ради ремонта. Основное правило — за внешним видом должна стоять качественная стандартизированная медицинская услуга. Мы улучшили доступность в «пилотных» учреждениях. Нам необходимо, чтобы таких же показателей добились все учреждения края и дальше сделаем следующий шаг — увеличим доступность к узким специалистам, диагностическим услугам и улучшим качество работы. Это и обучающие семинары, и аккредитация, и лекции. Создание алгоритмов работы, разработанный порядок действий, усиление контрольных мероприятий, здесь вплотную работаем с Росздравнадзором и страховыми компаниями.

— Усиление контрольных мероприятий — это появление камер видеонаблюдения?

— Появление камер видеонаблюдения — это больше контроль за очередностью, который нужен организаторам в плане контроля. Камера еще нужна для отслеживания очереди. Эта информация необходима руководителям медучреждений для улучшения работы первичного звена.

— Год назад в отдельных территориях Прикамья начали появляться кластеры, говорили о повышении качества медицинской помощи. Год прошел, смертность в этих территориях не снизилась, а значит, желаемых результатов мы не достигли?

— Пока могу сказать о предварительных итогах. Высокотехнологичная медицинская помощь, действительно, приблизилась к жителям маленьких городов и сел. Ведь зачастую жителям того же КУБа не нужно ехать в краевой центр, специалисты приезжают к ним сами. За счет приезда специалистов достигается двойной эффект: пациент получает помощь высокого уровня, а специалисты на местах учатся у своих коллег более высокому уровню оказания медицинской помощи.

Мы создавали кластеры, чтобы понять, сможет ли учреждение прорасти в свою территорию. Оказывается, сможет. Во-первых, произошел обмен информацией. Во-вторых, пациенту понятно, куда и в какое учреждение ему идти дальше. Если ему необходим более высокий уровень проведения лечения, для этого есть маршрутизация.

— Будут ли создаваться кластеры в будущем? И если да, то где?

— У нас созданы кластеры в Коми-Пермяцком округе, Кунгуре, КУБе (ГКБ №4), на севере Прикамья (Березники, Усолье, Соликамск). В планах — замкнуть весь север. Итого сейчас в Пермском крае работают четыре крупных кластера.

Определенные шаги сделаны и по созданию кластера Пермской агломерации. Не хотелось бы останавливаться на достигнутом. На полпути. Чтобы посмотреть, эффективно ли будет работать система, ее нужно построить до конца. Поэтому оценивать результаты еще рано. Результат измеряется не годом.

— МСЧ №6 и МСЧ №7 объединили в одно юрлицо. Со временем к ним примкнет Добрянская ЦРБ?

— Я не скажу конечную модель, так как она находится на этапе подготовки, необходимо хорошо все рассчитать. Основная задача — это улучшение помощи для пациентов и улучшение работы сотрудников. Нужно не навредить, а улучшить. Когда мы посмотрели, что в шестой медсанчасти есть то же, что и в седьмой — какие-то отделения, профили, было принято решение создать идеальное из того, что есть в этих двух медучреждениях, а также открыть новые направления. Сейчас уже принято решение — строить на территории бывшей МСЧ №6 большой многопрофильный корпус.

— В октябре почти у 200 детей в Прикамье появилась нежелательная реакция на вакцину от клещевого энцефалита. Тогда родители массово жаловались на высокую температуру, рвоту и тошноту. Вакцина была изъята, вакцинация приостановлена. Росздравнадзор организовал проверку. Каковы итоги расследования?

— В адрес производителя и поставщика вакцины мы написали письма о необходимости замены партии. Ожидаем ответ. Сейчас Росздравнадзор продолжает расследование. Более 300 проб было сделано. По результатам экспертизы будет вынесен окончательный вердикт. Сейчас мы продолжаем прививать детей вакцинами, которые были поставлены в рамках того же договора, но другой партией.

— Детские поликлиники в Перми, которые обещали построить в 2018 году, до сих пор не готовы. В Кудымкаре сроки строительства и вовсе не определены?

— По детским поликлиникам разработан график сдачи объектов в строй. Единственное отставание мы фиксируем по поликлинике в Кировском районе. Но более детально этим вопросом занимается минстрой.

— В прошлом году медучреждения Прикамья столкнулись с высокой кредиторской задолженностью. Как эта ситуация складывается сегодня?

— Эта ситуация управляемая и контролируемая. На текущий момент она не критична. До конца года мы планируем ее устранить. Но сейчас не готовы назвать конкретные цифры, так как в конце года идет массовое погашение кредиторки, и своими заявлениями я могу дестабилизировать ситуацию в больницах.

— Происшествие в ГДКБ №3 выявило еще одну проблему в пермской медицине — нехватку мест в больницах. Из 146 детей 111 были экстренно выписаны домой. И лишь 35 детей переведены в другие больницы?

— Нет, это неправда. Все учреждения были готовы к приему детей. Выписка детей производилась по состоянию здоровья, либо с остаточными явлениями, не требующими госпитализации. Все выписанные дети ушли под наблюдение участковым врачам педиатрам.

Экстренных детей мы сразу же перенаправили в другие медучреждения. 21 больница, 13 детская больница готовы были развернуть дополнительные койки. Я бы сказала, что наши учреждения достаточно хорошо сработали в этой ситуации. Заключение комиссии, что здание пригодно для эксплуатации, было готово вечером, но мы решили перестраховаться и открыли больницу для пациентов только на следующий день.

— В Кишертском районе осталась одна бригада скорой помощи. Впрочем, как и в Косинском, Юрлинском районах. Разве одна бригада справится с таким объемом работы?

— Мы подняли информацию по Кишертскому району и выяснили, что после объединения служб скорой помощи выездные формы работы в этом районе только усилились, создан кабинет неотложной медицинской помощи, появились бригады неотложной медицинской помощи. Оказание медпомощи улучшилось, часть вызовов обслуживаются бригадами неотложной медицинской помощи, скоропомощные — СМП.

И если по каким-то причинам скорая выезжает из Кишертского района, им навстречу сразу же прибывает бригада из Кунгура, которая на «стыковочном» пункте забирает пациента. Либо бригада из Кишертского района уезжает в Кунгур. Сейчас ситуация с оказанием скорой помощи в этом муниципалитете в ручном режиме регулируется главврачом станции. Отслеживается нагрузка на неотложку, не перегружается ли она (если неотложка не справляется, идет перегруз скорой), насколько часто возникает необходимость в дальних поездках. Раз в месяц главврач будет докладывать по этой ситуации. Улучшение должно было произойти, но жители его не почувствовали, поэтому продолжаем контролировать.

— В середине этого года все медучреждения региона перешли на централизованные закупки лекарств, и больницы массово столкнулись с нехваткой тех или иных препаратов.

— Централизованная закупка вводилась для того, чтобы сделать ее более прозрачной и увеличить экономию. В связи с этим были разработаны типовые технические задания.

— Сколько времени проходит с момента подачи больницей заявки до получения лекарства?

— Не назову этот срок, так как это пробный шаг. Система только начинает работать.

— Ну то есть это не месяц-полтора, как заявлялось ранее?

— Только месяц закупка идет. Но если 10 медучреждений в срок предоставили заявки, а одно не предоставило, то закупка не будет объявлена. В идеале, централизованная закупка должна проводиться не в течение месяца, а еще в меньшие сроки. Но многое еще зависит от самих главврачей. Их умения просчитать объемы, риски в случае сбоев. Если у тебя что-то пошло не так, необходимо сообщить об этом уже сегодня, а не на следующий день, когда в итоге встанет вся система.

— Медоборудование тоже будет закупаться централизованно?

— Министерство закупок просчитывает перспективу развития централизованных закупок изделий медицинского назначения и оборудования. Наша основная цель — минимизировать потери.

— Должность министра здравоохранения считается «расстрельной» — слишком много проблем в этой отрасли. Как вы оцениваете собственные шансы на этом посту?

— Я, наверное, не буду здесь оригинальной, хочу надеяться на долгосрочную перспективу своей работы. Считаю, что являюсь продолжателем своего предшественника (Дмитрия Матвеева — Properm.ru). Перед министерством поставлены достаточно сильные и амбициозные планы. Сделано многое. Когда население почувствует, что медпомощь стала лучше, я пойму, что работаю не зря.


Оцените материал