Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Месть? Акция устрашения? В Пермский район вернулись лихие 90-е

7 февраля 2019, 10:14
регион

Месть? Акция устрашения? В Пермский район вернулись лихие 90-е
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
У председателя ТОС «Крохово» и депутата представительного органа местного самоуправления Виктора Штоля сожгли дом и магазин. Основная версия - поджог, но на то, что полицейские найдут исполнителей и заказчиков, пострадавшее семейство не надеется.

… Услышал треск, увидел огонь, разбудил и вывел на улицу всех, кто был дома, разбудили соседей, они тоже вышли на улицу. Всего нас на улице было 11 человек, пожар тушили больше двух часов… И вот, — Виктор Штоль поднимает было руку в сторону пожарища, но тут же опускает, смысл показывать, когда и так все видно. От добротного жилого дома — двухэтажного, с подвалом, магазином, помещением территориального совета общественного самоуправления (ТОС) Крохово на втором этаже — ничего не осталось. В ночь с 13 на 14 ноября 2018 года дом Виктора Штоля сожгли. С ним сгорел и стоящий рядом с домом автомобиль.

Следствие

 — Наш юрист сказал, что упущено время — могли по горячим следам получить важную информацию. Даже квалификация дела, по словам юриста, не та, — рассказывает Виктор Штоль. — Нужно было возбуждать дело по статье «Покушение на жизнь должностного лица и его членов семьи», потому что в это время я уже был депутатом. Эта квалификация позволила бы быстрее расследовать дело, передать его в следственный комитет. А поджог расследуют в районном отделе полиции. Полицейские не запросили видео с камер видеонаблюдения, мы сами попросили его у соседей, привезли в отдел. Полицейские не стали опрашивать таксистов, у которых есть видеорегистраторы, которые проезжали в ту ночь мимо — в аэропорт, мы сами ездили к аэропорту, опрашивали их.

Ночью к дому Виктора Штоля подъехала машина, из нее вышел человек, убежал за забор. Кадр с камеры видеонаблюдения

На видео видно, как машина подъехала, остановилась, как человек вышел из авто, потом вернулся, потом кадры озаряют яркие вспышки, — поясняет Виктор Штоль. — Газоанализаторы установили наличие легковоспламеняющегося вещества. Много чего можно было сделать, чтобы установить поджигателей, но не сделано, на мой взгляд. Потому что, видимо, есть люди, которые защищены каким-то иммунитетом. Их цель в том, чтобы показать: дергаться будете, хуже будет. Полицейские только разводили руками и вздыхали: «Ну так сами понимаете…» А что понимаете? Мы понимаем только, что вернулись лихие 90-е.

— Какие могут быть причины у случившегося? Как вы сами считаете?

 — Я не связываю поджог с бизнесом — магазинчик в доме находился уже то ли 15, то ли 20 лет, никому не мешал, огромных прибылей не приносил. Я уверен, что это связано с моей общественно-политической работой: то ли месть, то ли предупреждение. Во-первых, мы выиграли выборы депутатов совета Савинского поселения (на выборах Виктор Штоль провел больше кандидатов, чем власть в лице администрации Пермского района). Во-вторых, должны были выбирать главу поселения — и вот как раз перед выборами главы все случилось.

 

Осенью 2018 года прошли выборы депутатов Савинского сельского поселения. И от ТОС Крохово шесть человек стали депутатами, в том числе Виктор Штоль. Корреспонденту Properm.ru он пояснил, что финансировал избирательную кампанию единомышленников. Остальные четыре депутатских кресла заняли «люди администрации района». Новый представительный орган должен был избрать главу поселения — из числа депутатов. За несколько дней до этих выборов дом Штоля сожгли.

Никаких прямых угроз не было, никто мне не звонил, не подходил. Если бы это было связано с бизнесом, деньгами, тогда поступали бы какие-то условия, а здесь — тишина. И так все понятно. Вот любого нашего деревенского жителя останови, спроси: «Не знаете, почему подожгли?» Все ответят одно и то же.

Через некоторое время после того, как машина уехала, начался пожар. Кадр с камеры видеонаблюдения.

Люди прекрасно понимают ситуацию, почему это произошло. Но эта версия, основная, политическая, даже не рассматривается полицейскими. Ну где райотдел полиции, а где большое депутатское руководство? Меж тем началось давление давно, с той истории с проектом по переработке мусора.

 

Летом 2018 года Виктор Штоль рассказывал корреспонденту Properm.ru про то, что администрация Пермского района завернула проект ТОС об организации пункта приема твердых бытовых отходов и сортировочной станции. Проект, предусматривающий строительство сооружений, стал победителем конкурса социально значимых проектов. Но администрация Пермского района не стала помогать в реализации проекта, после чего уже построенное здание было снесено.

— А во время выборов, не вспомните, было что-то, какие-то намеки на подобный исход дела?

 — У нас в конкурентах были представители административного аппарата, руководители МБУ, МКУ (муниципальных казенных и бюджетных учреждений), это люди подконтрольные на тот момент власти поселения, подконтрольные районной власти. Мы обещали прозрачный и эффективный бюджет. Говорили о разных проблемах, озвучивали странные, на наш взгляд, вещи, но вряд ли в отместку за такое можно дом сжечь.

Конечно, во время выборов было сложно, административное давление было сильным. Да вот простой пример, на грани казуса: в Песьянке наших наблюдателей посадили так, что избирательные кабинки и урны они не видели. Место голосования должно быть видно наблюдателям — после вмешательства краевого избиркома все исправили. В Пермском районе репрессивный аппарат управления — вместо того, чтобы сотрудничать с инициативными группами и активными гражданами, начинают оказывать давление. Видимо, исповедуют один принцип «Не пущать!»

Пожар и после пожара

— На выборы главы повлиял пожар? Испугались люди?

 — Испугались. Такие методы выходят за пределы разумного, это же не колеса прокололи. Мои родственники испугались, конечно, сын теперь говорит: «Может, свернуть всю общественную деятельность? У нас дети». Я понимаю. Десять внуков у меня, все здесь живут, конечно, уровень беспокойства за всех теперь на пределе. Но на выборы главы этот страх, к счастью, не повлиял.

Я же пошел в местное самоуправление не для того, чтобы воевать с кем-то, я хочу, чтобы люди понимали, что многое зависит от них, от их общественной позиции, от их гражданской активности. Кому кроме нас нужна наша деревня? И люди стали понимать, доверились нам. Люди хотят перемен. Даже в пригородной деревушке хотят изменений к лучшему, а изменений не происходит. Почему? Ведь жители знают, что в бюджете Савинского поселения есть деньги. В финансовом плане Савинское поселение — лучшее в Пермском районе, самое богатое, самодостаточное. Почему остаются нерешаемые годами проблемы?

— Какие основные проблемы поселения сейчас?
 — У нас сейчас главная проблема — кадровая. Кадры подобраны часто по принципу лояльности, а не профессионализма. Надо изменить подходы к выполнению обязанностей тех служащих, которые привыкли работать по-старому. Мы должны вместе начать выполнять обещания, данные людям. Не все к этим изменениям готовы — увольняются, стирают файлы в компьютерах, уничтожают документы. Основной принцип старой команды — работать на свой карман. Тех, кто работал бы для населения, тех, кто разделял бы наши принципы, мало.
Неслучайно бывший глава поселения Вячеслав Шадрин ушел в отставку до окончания срока полномочий. Но трудоустроился, опять же, куда? В муниципальное казенное учреждение.

Сейчас начинаем разбираться в том, что происходило — как же было запущено всё, страшное дело. Конкурсы не проводили толком, программы нормально не писали. А сколько приписок было. Например, по одному из отчетов получалось, что дом культуры Савинского поселения посещают 230 человек. Глупости! Там бы пол до дыр стерли.

Чтобы продолжить чтение, нажмите читать далее.