Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Они присваивают деньги жителей». Чем опасны банкротства управляющих компаний?

20 февраля 2019, 11:50

«Они присваивают деньги жителей». Чем опасны банкротства управляющих компаний?
В Пермском крае на начало 2019 года общая сумма долга управляющих компаний за поставленные коммунальные услуги составляет 5 млрд 295 млн рублей. Долг ТСЖ и ЖСК — 1 млрд 126 млн рублей. Большую часть долгов уже не взыскать, - уверены поставщики жилищно-коммунальных услуг.

Ситуация в стране

Бизнес по управлению многоквартирными домами (МКД) строится на управлении денежными потоками. Годовой оборот в сфере ЖКХ превышает 4,2 трлн рублей, это 6–7% ВВП России, что сопоставимо с ВВП отдельных небольших европейских государств. Управляющие компании занимаются обслуживанием и ремонтом домов, и должны (за счет полученных от населения денег) расплачиваться с поставщиками услуг. Каждый год через российские УК проходит порядка 2,5 трлн рублей. 500 млрд из них — выручка управляющих организаций за оказываемые ими услуги, а 2 трлн приходится на транзитные платежи поставщикам ресурсов. Еще 1,5 трлн рублей — платежи через расчетные центры. По данным министерства строительства и ЖКХ РФ, по состоянию на конец 2017 года совокупный объем задолженности в сфере ЖКХ в стране составил 1,34 трлн рублей.

По данным минстроя и ЖКХ РФ, сам рынок ЖКХ стабилен: «люди могут экономить на чем угодно, но не на оплате услуг ЖКХ. Деньги с этого рынка не уходят даже в кризис», — заявлял РБК замминистра Андрей Чибис. 98% собственников стабильно оплачивают услуги; в кризис этот показатель падает на 3–4%. И над этой значительной отраслью экономики установлен «контроль» различными предпринимательскими группами с разной степенью криминализации.

Ситуация в Пермском крае и в Перми

В Пермском крае 28 тыс. многоквартирных домов. В реестре товариществ собственников жилья в Пермском крае всего 1460 ТСЖ. 360 управляющих компаний обслуживают 70% многоквартирного жилого фонда. Чуть больше половины от всего многоквартирного жилого фонда находится в Перми.

По словам представителя ресурсоснабжающей организации, пожелавшего остаться неизвестным, начиная с 2010 года, управляющие компании «бесстрашно копили долги перед ресурсоснабжающими организациями (РСО), зная, что потом обанкротятся — и никто ничего не сможет сделать». Деньги, которые управляющие организации получали от населения, не доходили до РСО. Безумие приостановилось, когда правоохранительные органы стали возбуждать уголовные дела, суды стали выносить в отношении руководителей управляющих компаний приговоры с реальными сроками заключения. Темпы роста задолженности снизились и в связи с переходом населения на прямые платежи.

фото VseMedia

Но многие УК уклоняются от перехода населения на прямые платежи. Как это происходит? Схема проста: управляющие компании заявляют, что жители против перехода на прямые платежи, якобы проведены собрания, где собственники проголосовали против перехода. Протоколы собраний управляющие компании или не предоставляют или предоставляют поддельные документы. Еще вариант: управляющие компании уклоняются от подписания актов сверок с РСО, чем не дают права реурсоснабжающей организации расторгнуть договор с УК и перейти на прямые платежи с жителями. РСО не могут стать инициаторами перехода на прямые платежи, не могут принудить жителей к этому.

Банкротство как бегство

Больше половины задолженности управляющих организаций перед РСО приходится на компании, которые находятся в процедуре наблюдения (банкротства). По словам экспертов отрасли, это так называемая «мертвая дебиторка». Вообще, по словам арбитражных управляющих, такой инструмент как банкротство используется для помощи неплатежеспособным компаниям и их кредиторам. А недобросовестные организации используют банкротство в своих целях: сокрытии вывода средств, махинаций, преступлений. Появилось такое понятие как «криминальные банкротства в сфере ЖКХ», это банкротства, нацеленные на то, чтобы избежать выплаты долгов и ответственности.

Доказать фиктивное (искусственное) банкротство сложно — признаются арбитражные управляющие. Признаки фиктивного банкротства:

  • покупка материалов и товарных ценностей по завышенным ценам;
  • фальсификация доходов и расходов;
  • подделка документов и финансовой отчетности;
  • внезапные увольнения и попытки скрыться руководства компании;
  • активное «клонирование» (видоизмененные названия, приставки «+», «плюс», аббревиатуры вместо полных названий);
  • истец, аффилированный с компанией-банкротом (связанный с ней юридически или фактически).