Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
11862 +128
Выздоровели
7993 +81
Умерли
584 +8
Properm.ru
Наши там: Сербия. «Когда приезжал Путин, на улицы вышли тысячи людей. Но это была проплаченная массовка» Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о пермячке Наталье Прибылевой, которая живет Сербии.

Наши там: Сербия. «Когда приезжал Путин, на улицы вышли тысячи людей. Но это была проплаченная массовка»

10 апреля 2019, 09:19
наши там

Наши там: Сербия. «Когда приезжал Путин, на улицы вышли тысячи людей. Но это была проплаченная массовка»
Фото: из личного архива
Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня история о пермячке Наталье Прибылевой, которая живет Сербии.

— Как ты оказалась в Сербии?

— Из России я уехала чуть больше года назад в Южную Америку и там познакомилась со своим нынешним начальником. Он меня пригласил работать в Сербию. Я руководитель техподдержки сайта. В Европе требовался человек со знанием языка, с опытом работы.

Когда прилетела сюда был ноябрь, такие дождливые дни и, конечно, довольно депрессивное состояние было по-началу. Архитектура серая, листва с деревьев опала. Было довольно не уютно, не комфортно. Сейчас уже весна, все деревья зацвели, смотрится иначе, и сейчас меня Сербия вполне устраивает.

— Когда переехала из Аргентины в Сербию, где остановилась?

— На корпоративной квартире. Нас жило пять человек, но был постоянный круговорот людей. Живя в одном месте, всегда кто-то хочет отдохнуть, кто-то хочет поиграть в Playstation, кто-то попить пива, и вот это все в одной квартире. 24 часа в сутки с людьми довольно тяжело. Поэтому в очень быстром темпе все искали себе квартиры, чтобы съехать. Жить самостоятельно.

— Какой вариант ты себе подобрала?

— Я живу в новом районе Белграда. Здесь много парков, на берегу Дуная много ресторанов на воде, огромное казино рядом — жизнь кипит. Большинство туристов едут в этот район, хотя он не в центре и не считается сильно туристическим, но люди едут за парком с тренажёрами, с беговыми дорожками, с велосипедными дорожками. Уютное, хорошее место.

— Во сколько тебе обходится аренда квартиры?

— На самой окраине города можно найти за 250–300 евро в месяц. Я плачу 600 евро в месяц. Тут очень дорогие коммунальные услуги. Очень дорогой свет и интернет.

Для меня всегда было вопросом, как живут сербы, которые приезжают сюда из деревень, из маленьких городов, чтобы зарабатывать деньги в Белграде. Потому что снимать квартиру одному при средней зарплате Белграда тут очень тяжело. Даже если найти за 200–250 на окраине, то коммуналка очень дорогая, отопление — почти на 80% от платежа (у меня коммуналка 100 долларов). При этом отопление не только в зимний период оплачивается — сумма делится на весь год.

— Это удобно, по-твоему?

— На самом деле, когда отопление стоит настолько дорого, то мне кажется это правильно, потому что у людей есть возможность платить равными суммами в течение года, нежели зимой ты просто будешь отдавать кучу денег.

Интернет в среднем стоит в районе 20 долларов. Мобильный интернет очень быстрый: в квартире пользуюсь им, раздаю на телевизор и на ноутбук

— Сербы. Какими они тебе видятся?

— Очень открытые, они очень веселые, общительные. Они не как мы, русские. Русские часто закрываются, русские очень часто пытаются отмолчаться, очень редко улыбаются. Сербы — это такая противоположность русским. Они всегда улыбаются, они любят гулять. Они очень часто бегают. В любой будний день парки забиты людьми. Люди с детьми на площадках, кто-то на роликах, кто-то на велосипеде, кто-то просто сидит на лавочке, кто-то гуляет.

Бывает в четверг вечером забиты все бары. Если компанией большой хочешь сходить куда-то даже посреди недели, лучше зарезервировать столик.

Они более раскованны. Вот мы работаем в компании, у нас русские, украинцы, сербы. И их всегда удивляет, даже возмущает, почему женщины не здороваются за руку. Они считают, что это такая дискриминация женщин.

Сербия, кстати очень курящая страна, при этом все бегают. У меня практически все коллеги курящие, но ходят в спортзал.

— Они постоянно курят и занимаются спортом?

— Хотят физически себя поддерживать. Люди действительно хорошо выглядят. Подтянутые. Полного или толстого человека очень тяжело увидеть при том, что кушают они, откровенно говоря, много. Придя в какое-нибудь кафе мы иногда заказываем одну порцию на двоих. Потому что одному физически не съесть столько. А сербы они кушают первое, второе, еще какой-нибудь десерт.

— Раз уж заговорили о еде. Что тебе понравилось? Насколько вообще похож рацион на наш российский?

— На наш рацион вообще не похож. Больше влияние турецкой кухни. Сербия 500 лет жила под турками. Блюда традиционной кухни: мясные, довольно жирные. Сколько я не разговаривала с сербами, они говорят, что им больше нравится мясо, и рыбу практически не едят. Вот это меня удивило, потому что речной рыбы много.

Практически нет российских, русских продуктов. Даже взять пельмени. Я их находила в Аргентине. Что такое пельмени вообще никто не знает.

Сербы очень много пьют. Пьют много пива, но не вино. Вино даже дорогое плохое. Пьют ракию, это их местный крепкий алкогольный напиток.

Чтобы продолжить чтение статьи, нажмите «Читать полностью».

— Можно садится за руль выпившим бокал-два?

— Да. У них норма 0,2 промилле. При этом полиция стоит на дорогах, останавливает, просит подуть в трубочку. Мы были в таких ситуациях, но ничего не показало, хотя мы выпили бокала по четыре пива, наверное.

— Сербы и русские — братья навек?

— Мне кажется, что сербы просто ко всем хорошо относятся. Они такие открытые, добродушные люди. А вот о стереотипе, что сербы любят русских и Россию, здесь бы я поспорила.

Когда я сюда ехала, мне все говорили, что сербы готовы молиться на российский флаг, и когда их спрашиваешь, кто их президент они отвечают «Путин». Ничего подобного. Никакой ярой любви к России не заметила.

Некоторые реагируют, когда слышат, что ты говоришь по-русски, но это в основном люди за 50. Для вот этого поколения, для них Россия — это всё.

Практически никто по-русски не говорит. Некоторые знают несколько слов, не больше. Для молодежи Россия, Путин — фиолетово. Они отстраненно относятся к этому ко всему.

В январе приезжал Путин на улицы — вышло около 10 тыс. человек. Но это была проплаченная массовка, и всем платили по полторы тысячи динар, чтобы они участвовали в этой массовке.

— Откуда ты знаешь, что это было проплачено?

— У нас есть тетенька прошаренная, которая все всегда знает и рассказывает всем.

— Насколько развит общественный транспорт?

— Маршруты есть во всех направлениях, но другой вопрос — это парк. Если брать трамваи, есть новые трамваи, есть ужасно старые, древние трамваи. Очень много транспорта, который дарят другие страны в качестве благотворительности. Японские автобусы — на них всегда везде написано, что это была дотация в Сербию. Но в целом, я бы не сказала, что транспорт очень хороший. Он довольно удобный.

Очень много велодорожек. Практически на каждой улице. И через Белград проходит самая длинная в Европе велодорожка. Везде есть указатели, сколько километров от предыдущего населенного пункта до следующего, сколько вообще протяженность этой дороги. На самом деле, эта дорога устроена очень удобно, потеряться на ней практически нереально.

— Какая средняя зарплата в Сербии?

— 400 евро. Но в Белграде 600–700 евро. В среднем так получают продавцы в магазинах. С водителем такси один раз разговаривала и он говорил, что у него выходит 1000–1500 евро в месяц. Для сербских цен — это очень хорошая зарплата. Даже при зарплате в 400–500 евро, ты можешь спокойно ходить покушать с друзьями попить пива, вина.

— Медицина бесплатная или платная? Во сколько обходится обход к врачу?

— Такая же система, как в России. Но сербы рассказывают, лучше заплатить и сходить к нормальному врачу, потому что в поликлиниках у них точно так же можно взять талончик, ждать две-три недели своего приема. У каждого врача на пациента выделено только 10–15 минут. То есть, он тебе выписывает какие-то лекарства только по рассказам о твоих симптомах.

У меня болел зуб один раз, я ходила в стоматологию. Заплатила за удаление, анестезию, снимок, мне еще две упаковки антибиотиков прописали, за все где-то 35 евро.

— Ты сказала, что есть большое казино. Сербы игроманы?

— Насчет того, игроманы ли они, я не знаю, но казино тут очень много. Это рядом с моим домом, на берегу Дуная большая гостиница «Югославия», казино в этой гостинице. Много мелких казино. Букмекерские конторы на каждом углу. Мне кажется, что их больше, чем аптек в городе. Если бы бизнес не был бы прибыльным, не приносил дохода, наверное, столько бы букмекерских контор и казино в городе не было. Раз они существуют, значит, людей это интересует, люди туда ходят.

— Расскажи про безопасность на улицах. Насколько ты себя чувствуешь безопасно ночью, вечером?

— Тотально безопасно. Когда я прилетела из Аргентины, у меня даже шок был небольшой. В 11–12 вечера ты можешь спокойно выйти на улицу, не оглядываться, не идти перебежками, не смотреть по сторонам каждый раз, ты можешь идти с телефоном в руках. За год я там отвыкла от этого всего — когда в 11 вечера ты можешь только очень быстрым шагом идти, у тебя угол зрения должен быть на 360 градусов развит.

Есть цыгане, которые попрошайничают, но они не агрессивны, спокойные, не воришки, просто ходят просят денежку. Ни разу не слышала, чтобы кого-то обворовали. Понятно, что наверняка и тут воруют, убивают, все равно криминал в какой-то степени наверняка есть, но он не выражен. На улицах довольно безопасно, люди себя спокойно чувствуют, и дети одни гуляют бегают.

— Пишут, что сербы много ругаются матом. Это так?

— Я не понимаю половину матерных слов сербских, поэтому ухо не режет. У нас женщина много матерится и на русском, и на сербском. Она идеально матерится на двух языках. По эмоциям видно, когда она ругается. Но я не знаю много слов. Может быть, они матерятся каждый первый на улице, я просто этого не понимаю.

— Есть какие-то странные законы в Сербии, с которыми ты столкнулась?

— До сих пор можно курить везде. В некоторых барах, особенно зимой, когда закрыты все окна-двери, ты заходишь, еще мало людей, но уже затхлый запах табака стоит. Это очень непонятно мне: у них очень хороший климат, и даже если куришь, выйти в хорошую погоду на улицу из бара, несложно. В России и в -40 бегают.

— Чем сербы занимаются в свободное время?

— Они любят гулять. Просто выходят встретиться, пообщаться, посидеть. Они очень коммуникабельные. Но сербы практически не путешествуют. Они националисты, очень любят свою страну. Когда ты говоришь: «Поеду в Боснию на выходные», они всегда говорят: «Что там делать в этой Боснии, там ничего интересного, куда ты поедешь?» Спрашиваешь: «А ты был сам в Боснии», — «Нет, а что там делать?»

— А вражду с Косово ты замечаешь?

— Они в плохих отношениях с Болгарией, Боснией. В Боснии я столкнулась с тем, что сербские динары можно поменять только в банке. В маленьких отделениях, когда ты подходишь с сербскими деньгами, отказывают. То же самое в Сербии. Вообще тут больше не вражда с Косово. Местные всегда считали, что Косово — часть их страны.

Они в таких напряженных отношениях с Албанией. Допустим, когда я сюда приехала, пока не получила вид на жительство, сразу сказали, что в Косово и Албанию ехать нельзя, потому что в паспорте будет албанская печать, и ты вернешься в Сербию, подашь документы - будут проблемы. Потом уже с видом на жительство все закрывают глаза на это.

В личном общении они очень добрые, но при этом националисты. Это вполне может сочетаться в себе. В Аргентине была, они тоже националисты, но при этом очень добрые и открытые, радушные люди. У сербов примерно то же самое. Сербия — это их страна, они гордятся ей.

Еще тут постоянно митинги проходят, причем некоторые на перманентной основе. Если людям что-то не нравится, они сразу выходят на улицы. Что мне нравится в митингах — всегда есть полиция рядом, но полиция никогда никого пальцем не тронет.

— От кого идет неприязнь к другим странам? От старшего поколения?

— На самом деле, молодежь сейчас не конфликтует со всеми подряд, с какими-то соседями. С Черногорией, например, у них хорошие отношения, с венграми.

Поколение моего возраста бомбили в конце 90-х. Люди, кому 30, младше 30, все было при них. У нас на работе ребята говорят, что это было лучшее время в жизни: бегали, гуляли каждый день, круглосуточно в футбол играли на площадке — в школу не надо, учить ничего не надо. Из поколения в поколение это не передается — конфликт был совсем недавно. Вражду из старшего поколения никто не навязывал.

— Сербы известны своим желанием поболеть, погреметь. Встречалась ли ты с этим?

— Нет. Есть площадки и баскетбольные и футбольные, люди любят выйти поиграть, а фанатов вообще ни разу не видела. Я тоже была наслышана раньше об этом, но сама не видела ни разу.

— Насколько сербы религиозны? Какие есть праздники?

— Они более религиозны, чем русские. Практически все верят в бога, много церквей. Рождество у них очень семейный праздник, когда все собираются только семьями. Сербка рассказывала про их традиционные пироги, которые они пекут на Рождество. Празднуют три дня.

Для них Новый год — это сходить куда-нибудь на дискотеку, встретиться с друзьями в баре. 15 февраля был День Сербии. Дальше Пасха четыре дня в конце апреля, потом 1 мая. Там тоже четыре дня выходных.

— Что сербы говорят о своем президенте?

Вучича они не любят. Буквально две недели назад протестные митинги прошли очень большие, когда они пытались прорваться в президентский дворец. Два дня практически, не уходили с площади. Требовали отставки президента и правительства.

Они подали вроде заявку в Евросоюз. Но так как НАТО в 1999 году бомбило Белград, многие люди, большинство, естественно, против. Их тоже можно понять: уровень жизни, зарплат, медицины, образования здесь не на очень хорошем уровне. Университеты есть хорошие, но они до мирового уровня, естественно, не тянут. Сербы практически все хорошо говорят на английском, но когда их спрашиваешь: «У вас школа хорошая? Как так вся страна говорит, практически идеально?», они говорят, что школьных знаний вообще ноль. Школа дает очень мало знаний.

— Как получился такой провал в языке?

— У них не переводили фильмы и сериалы. Очень многие женщины, которым 30 или больше, либо просто понимает испанский, либо говорят на нем, потому что все мыльные оперы шли с субтитрами.

Несколько раз встречалась с тем, что 20-летние уже не говорят по-английски. Но пожилые люди, пусть не идеально, но диалог поддержат.

— Чем ты занимаешься в свободное время?

— Я стараюсь уезжать куда-нибудь на выходные, в другие страны. Естественно, каждые выходные не получается, потому что транспорт дороговат. Но стараюсь раз в месяц выезжать. Люблю пешком очень много ходить. По набережной Дуная в парке гулять. Стараюсь больше двигаться, потому что работа сидячая!

— Скучаешь по России, по Перми?

- На самом деле, по России, наверное, нет. Из Перми я уехала 10 лет назад, но у меня там остались мои лучшие друзья. Там осталась моя семья: родители, сестра. Я не могу сказать, что скучаю по городу, потому что меня очень разочаровывает то, что там происходит сейчас, как город запускается. С каждым годом становится менее приятным для пребывания, более грязным. Естественно, меня тянут туда мои друзья, моя семья, моя собака. Скучаю по людям, которые остались, потому что если этих людей забрать оттуда в другое место, я бы туда уже не ездила.


Оцените материал