Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
110169 +586
Умерли
6540 +30
Привито V2
653332 +1726
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
«Мы голосуем за вас. Зачем издеваетесь?» Пермяков вынудили торговать на газетках, бегать от администрации По всей Перми раскинулись стихийные торговые развалы. Это одно из последствий борьбы властей города и края с нестационарными торговыми объектами — ларьками и киосками. «Ночь длинных ковшей» растянулась на год. Красивее и счастливее город не стал.

«Мы голосуем за вас. Зачем издеваетесь?» Пермяков вынудили торговать на газетках, бегать от администрации

«Мы голосуем за вас. Зачем издеваетесь?» Пермяков вынудили торговать на газетках, бегать от администрации
По всей Перми раскинулись стихийные торговые развалы. Это одно из последствий борьбы властей города и края с нестационарными торговыми объектами — ларьками и киосками. «Ночь длинных ковшей» растянулась на год. Красивее и счастливее город не стал.

Стихийная торговля в Перми в 2019 году будет повсюду. «Палатки, ящики и газетки уже везде: на Чкалова, на Крисанова, на Садовом, на Парковом, на Ленина, — везде, где снесли киоски и рынки. Некоторые предприниматели тут же, на том же месте, где был их павильон, стоят с палатками. А некоторые мясом с лотка на улице торгуют. Мясом. С лотка. Когда Пермь видела такое последний раз? А вот вернулись в прошлое», — комментирует сложившуюся ситуацию Екатерина Безгодова, руководитель некоммерческой организации (НКО) «За защиту нестационарных торговых объектов (НТО)».

По словам Екатерины Безгодовой, причина появления массовой стихийной несанкционированной торговли — непродуманная политика местных властей в отношении НТО. «Это абсолютно бесконтрольная торговля, — говорит руководитель НКО, — вообще-то так и до эпидемий недалеко».

Рынок на площади Дружбы снесли. Вместо него сейчас невзрачный пустырь. Но торговля продолжается — палатки, ящики, газетки растянулись вдоль тротуара на улице Крупской, от Дружбы до Студенческой.

Людмила Отинова, жительница Перми:

— У нас все свое, с огорода, 15 соток огорода в Костарево, куда мне их. Вот ростишь, торгуешь… Потом зубы вставлю — зимой. В том году поторговала — зубы поставила, 50 тыс. отдала за зубы. Как-то жить надо же. Раньше на рынке стояли, очень было удобно, под крышей, никто не прогонял. Сейчас рынок закрыли, а к нам приходят из администрации, прогоняют: «Уходите отсюда». А мы не уходим, пока не продадим. Куда я пойду?

Людмила Отинова продает салат, лук, укроп, редиску, летом — помидоры, огурцы, ягоды и цветы. «Дорого очень сейчас все, на мои 10 тыс. рублей пенсии не прожить. За воду, за свет надо заплатить, лекарства надо купить. И еще гоняют нас, лучше бы помогли», — говорит пенсионерка.

Чтобы продолжить чтение статьи, нажмите «Читать полностью».

Местные жители поключаются к нашей беседе: «Да я всегда на этом рынке покупала домой продукты». «Поставили бы им павильон, в чем проблема? » «Тут всегда было дешевле, чем в магазине, они вообще не понимают, как люди живут? »

Одна из продавцов не согласилась назвать имя и фамилию, потому что боится за детей, «вдруг у детей и внуков будут проблемы, они у меня, конечно, в демонстрациях не участвуют, на митинги не ходят, но мало ли что», — пояснила она. «Назовите меня просто бабушка», — попросила она.

«Бабушка» торгует семенами, бобами и черной редькой по 25 рублей за штуку. У нее свой огород, «пока могу — буду выращивать». По ее словам, с павильонами на площади Дружбы было лучше: и крыша над головой, и никто не гонял.

«Бабушка», жительница Перми:

— Государство существует для людей. И оно должно предоставлять возможности для выживания. У нас ведь не ворованное, мы же сами это вырастили, дайте нам свою копейку к пенсии заработать! У меня даже долг за капремонт накопился. Разрешите мне продать то, что я вырастила. Что вы меня гоняете, штрафуете? Мы же голосуем за вас. Зачем вы над нами издеваетесь? Каждые выборы ходим. С плакатами на демонстрации не ходим, я против всяких протестов. Я инвалид, из лекарств могу себе позволить уголь активированный, валидол и дротаверин. А валидол сейчас 36 рублей 10 копеек, а был совсем недавно 10 рублей. Раньше сосала целую таблетку, сейчас половинку. Рано или поздно это все рухнет, конечно.

Очки, книги, носки, соленья, цветы, фрукты, овощи — все это можно найти на торговых развалах. Платят ли продавцы аренду, налоги? Нет. «Раньше-то платили», — рассказывают и кивают на площадь, где снесли торговые павильоны. Сейчас платят штрафы.

Продавец фруктов не захотел фотографироваться, но поделился своей историей: 10 лет работал на площади Дружбы, павильоны снесли, сейчас приходит к своим покупателям уже на нелегальных условиях. «У меня семья, дети, — говорит он, — сейчас штрафы плачу, все равно выхожу, а куда идти, что еще делать? Больше некуда. В этом районе вообще ничего нет, ни рынка, ни точек. А спрос есть, все хотят, чтобы фрукты и сухофрукты продавал».

Административным кодексом и отдельными региональными актами штраф за несанкционированную торговлю предусмотрен в размере от 500 до 2000 рублей. Штрафуют чаще владельцев палаток, индивидуальных предпринимателей, торгующих фруктами, вещами. Бабушек с цветами и редькой гоняют, но протоколы не состаляют, только грозят. Продавцы рассказывают, что отбегают в сквер, оставляя свои «прилавки» без присмотра, ждут, когда люди из администрации уйдут, и возвращаются на «рабочие места». «А мы далеко не убегаем, — рассказывает пенсионерка, торгующая клубнями гладиолусов и зеленым луком, — за памятник уйдем, посидим и возвращаемся».

Далеко не убежал и «блошиный рынок» за металлорынком на Мильчакова. Их цивилизованные контейнеры, киоски и прилавки снесли. Но меньше продавцов не стало. Просто сейчас никто не платит аренду, а все «торговые места» стали самодельными. Выглядит все это как настоящее «русское бедное» — стихийная барахолка.

Здесь есть инициативная группа, продавцы перебивая друг друга, возмущаются: «Рынок доступен для инвалидов и пожилых, люди приходят купить товары подешевке. Здесь правнуку могу купить футболку за 90 рублей, в магазине за 900. Какая кругом безработица, люди продают свои же вещи, из дома. Это приработка пенсионеру, инвалиду. А то пенсия 12 тыс. рублей, коммуналка плюс лекарства, а жрать на что? »

Любовь Частикова, пенсионер, инвалид, рассказывает, что продавцы рынка обращались в разные инстанции: в приемную президента РФ, администрацию города, ленинскую районную администрацию, к губернатору края. Единственную альтернативу предложили тем, кто продает антиквариат — парапет набережной Камы. Вещи и посуду там не разложишь, конечно.

Любовь Частикова:

— Собянин для населения Москвы старается рынки открывает в новых микрорайонах, старые развивает, расширяет. Я каждый год ходила голосовала, в следующий раз всех повычеркиваю, всех!

Налог за аренду земли составлял более 3 млн рублей в год. Продавцы удивляются: строительство тут невозможно, разбить парк не получится — рядом канализационная развязка, запах периодически тот еще. «На что рассчитывают они, непонятно, зачем снесли наш рынок, непонятно», — недоумеват люди и продолжают свой «тихий митинг» на газетках.

По словам Екатерины Безгодовой, руководителя НКО «За защиту НТО», стихийная торговля идет во всех микрорайонах города, и никакие штрафы ее не остановят. Потому что есть и спрос, и предложение. Будут торговать с машин, с газеток, разворачивать и сворачивать свои «торговые точки». «Станет Пермь красивее и безопаснее от этого? » — задает риторический вопрос Екатерина Безгодова.


Оцените материал