Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Революция умирающих детей. Дмитрий Жебелев — о власти, которая окажется против жизни детей и за их смерть 16 июля в Москве задержали Елену Боголюбову, которая заказала в интернете незарегистрированный в России препарат от судорог для своего сына Михаила. Инцидент произошел когда Боголюбова приехала забрать посылку с лекарством, однако после получения заказа ее остановили сотрудники полиции. По их словам, в посылке содержались запрещенные в России психотропные вещества. На фоне случившегося координатор фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев рассуждает о реакции государства и общества на случившееся и приходит к неутешительному выводу.

Революция умирающих детей. Дмитрий Жебелев — о власти, которая окажется против жизни детей и за их смерть

19 июля 2019, 11:59
мнение пермяка

Революция умирающих детей. Дмитрий Жебелев — о власти, которая окажется против жизни детей и за их смерть
16 июля в Москве задержали Елену Боголюбову, которая заказала в интернете незарегистрированный в России препарат от судорог для своего сына Михаила. Инцидент произошел когда Боголюбова приехала забрать посылку с лекарством, однако после получения заказа ее остановили сотрудники полиции. По их словам, в посылке содержались запрещенные в России психотропные вещества.

На фоне случившегося координатор фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев рассуждает о реакции государства и общества на случившееся и приходит к неутешительному выводу.

***

Многие уже слышали про задержание мамы неизлечимо больного Миши. За то, что она пыталась на свои деньги купить лекарство, которое избавило бы сына от мучительных судорог. То самое, которым его обязано было обеспечить государство. Препарат, кстати, конфисковали, лишив ребёнка жизненно важной помощи. Но, по-моему, есть кое-что страшнее даже этой ситуации.

Реакция государства. Представитель Федеральной таможенной службы России заявил, что «не было ни рецепта, ни назначения врача, была рекомендация некоего консилиума врачей». Минздрав РФ заявил, что лечащий врач не назначал лекарство, оно лишь было упомянуто как потенциальный препарат резерва при отсутствии эффекта от всех рекомендованных мероприятий (а его и нет). Пресс-секретарь президента России заявил, что благодаря вмешательству Нюты Федермессер «сейчас эта ситуация разрешена, но разрешена она частично». Как итог, в полиции заявили, что решили отказать в возбуждении дела после проверки материалов, поступивших из Федеральной таможенной службы.

Ещё раз. Мать неизлечимо больного ребёнка задержали за попытку купить лекарство, которое избавит его от страданий, препарат конфисковали, мальчик продолжает мучиться. Это факт, который никто не оспаривает.

Что тут ещё нужно выяснить и с чем разобраться? Никто не извинился, не сделал ничего, чтобы срочно обеспечить ребёнка лекарством или хотя бы вернуть купленное, даже намерений таких не высказал. Можно было бы подумать — ну есть же документы, нормативы, законы. Так в том и дело — это мы с вами дали им самим установить такие правила, по которым всё это возможно. Отобрать у неизлечимо больного лекарство, заставить его страдать, угрожать его матери уголовным делом — и этими же самыми правилами прикрыть всех, кто в этом виноват.

Всё это значит только одно — то же самое прямо сейчас происходит с тысячами других мам и пап тяжелобольных детей. Будет происходить впредь. И это «правильно».

Хорошие ребята, которые реально и вместо государства спасают этих детей, считают, что нужно сделать предложения власти — как изменить правила к лучшему. Очередной раз. Те самые предложения, которые уже делали. Им обещали, что они будут услышаны. Снова. Хотя весь опыт показывает, либо такого не случится, либо государство попытается и облажается опять. Потому что существующая на федеральном уровне система просто неспособна на это. При самом лучшем раскладе, она может захотеть, но сделать — нет. Даже примеров таких не существует уже много лет. Из Москвы это, может, не так видно, а вот в регионах куда заметней последствия действий той самой «Москвы».

Родители больных детей, ещё живых и уже умерших, хотят выйти на улицу отстаивать свои права = спасать те жизни, которые ещё можно спасти. Если хотя бы сотни на это решатся, будет очень странно, если с ними и за них не выйдут миллионы. Это вам не за/против Путина выступать, это против смерти детей и за их жизнь. Тут государство само становится оппозицией — именно власть окажется против жизни детей и за их смерть. И пока мы все на стороне этого государства, потому как всё это ему позволяем. Вот что действительно страшно.