Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Я не хотел убивать, это была самооборона». В Прикамье пенсионеру дали семь лет за гибель наркомана В июле этого года Кунгурский городской суд приговорил 63-летнего жителя Перми Сергея Котегова к 7 годам лишения свободы строгого режима. Он обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего — 44-летнего племянника жены. Приговор в законную силу не вступил, дело будет рассматриваться в апелляционной инстанции. Сам Котегов вину не признал. Он утверждает, что защищал свою жизнь, действовал в рамках необходимой обороны и не хотел смерти родственника.

«Я не хотел убивать, это была самооборона». В Прикамье пенсионеру дали семь лет за гибель наркомана

14 августа 2019, 08:00

«Я не хотел убивать, это была самооборона». В Прикамье пенсионеру дали семь лет за гибель наркомана
В июле этого года Кунгурский городской суд приговорил 63-летнего жителя Перми Сергея Котегова к 7 годам лишения свободы строгого режима. Он обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего — 44-летнего племянника жены. Приговор в законную силу не вступил, дело будет рассматриваться в апелляционной инстанции. Сам Котегов вину не признал. Он утверждает, что защищал свою жизнь, действовал в рамках необходимой обороны и не хотел смерти родственника.

Около двух лет назад супруги Котеговы приютили у себя на даче в Кунгурском районе племянника жены — Федора Мыльникова (имя и фамилия изменены — Properm.ru). Мужчина был неоднократно судим, лишен родительских прав, не имел официальных источников дохода, состоял на учете у нарколога и злоупотреблял алкоголем. Федор был прописан в Перми, вместе с матерью, бабушкой и сыном, но жил с ними только зимой, всё остальное время проводил на даче.

В бытовой характеристике за подписью участкового уполномоченного полиции УМВД по Перми Ефимовой, сказано, что Мыльников был ранее судим за кражу (ч. 1 ст. 158 УК РФ), грабеж (ч. 2 ст. 161), незаконное хранение наркотиков в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК РФ) и еще по нескольким статьям Уголовного кодекса. Неоднократно привлекался к административной ответственности за употребление алкоголя и наркотиков, в том числе в общественных местах (ч. 1 ст. 6.9 КоАП РФ, ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ). «В 2018 году состоял на учете как лицо, употребляющее наркотические вещества, — говорится в характеристике. — Регулярно с ним проводились профилактические беседы о недопущении совершения правонарушений, на которые он не реагировал. Злоупотреблял спиртосодержащими напитками. Был склонен к совершению преступлений».

О характере Мыльникова знали и друзья Котеговых. Один из них, Дмитрий Семенов (имя и фамилия изменены — Properm) перестал ездить к ним на дачу после конфликта с бывшим зеком. Согласно показаниям Семенова и супруги Сергея Котегова, летом 2017 года Мыльников дважды нарывался на драку с Семеновым из-за того, что ему хотелось побыстрее сесть за ужин и выпить, а мужчины были заняты и не шли за стол. Кроме того, Мыльников часто хвалился тем, что сидел в тюрьме, и говорил знакомым, что он «крутой» и «авторитет».

Сергей Котегов, в свою очередь, как сказано в приговоре, «характеризуется исключительно положительно как по месту жительства, так и по месту работы». Он обычный пермяк, работал в машиностроении. С 1997 по 2018 год трудился в компании «Эскадра», созданной специалистами НИИ композиционных материалов аэрокосмической промышленности. В советское время неоднократно награждался за достойный труд. На последнем месте работы прошел путь от инженера отдела снабжения до главного менеджера. «В отношениях с подчиненными и окружающими его людьми дружелюбен и выдержан, — говорится в характеристике, подготовленной ООО «Эскадра» для суда. — Надежен и порядочен в деловых отношениях. Характер уравновешенный. В коллективе пользуется заслуженным уважением. Хороший семьянин, имеет двух взрослых дочерей».

В конце сентября 2018 года супруги Котеговы в очередной раз приехали на дачу. Каждые выходные они привозили Мыльникову спиртное в качестве поощрения за то, что он присматривает за домом и огородом. Из приговора Кунгурского городского суда следует, что весь следующий день родственники занимались делами по хозяйству. К вечеру Мыльников уже выпил две бутылки водки и открыл третью.

Со слов супруги Сергея Котегова, за ужином она выпила немного коньяка, после чего ушла спать. Мужчины же остались на кухне, при этом Котегов был трезв. Разбудил женщину крик Мыльникова: «Ты меня оскорбил, унизил!» Она вернулась на кухню и увидела, что муж в шутку подрезал охотничьим ножом уснувшему от опьянения племяннику бороду. Как потом Котегов объяснил своему адвокату Вадиму Маценко, никакого злого умысла он не имел — всего лишь хотел показать Мыльникову, что тот совсем запустил себя.

Мыльников соскочил со стула, попытался ударить Котегова по лицу, но попал лишь вскользь, так как был очень пьян. После этого он потерял равновесие, повалился на Котегова спиной и прижал его к холодильнику, начал давить, не давал освободиться. Котегов схватил плоскую стеклянную бутылку из-под коньяка (объемом 0,25 л) и ударил Мыльникова по голове. От удара бутылка не разбилась, но Котегов сумел высвободиться.

Жена была напугана происходящим и просила мужчин успокоиться. С ее слов, Мыльников сел на стул, потом сбросил посуду со стола и продолжил ругаться. В ответ Котегов сказал ему, что больше не желает его видеть в своем доме и ушел на веранду. После этого, согласно показаниям супруги, она унесла нож «от греха подальше» туда же, на веранду, и положила его на стол, где была другая посуда. Муж этого не видел, так как стоял лицом к выходу из дома и курил. Затем Котегова пошла искать бинт и перекись, чтобы обработать ссадину на голове племянника (не опасную для жизни и здоровья). Но на этом конфликт исчерпан не был.

Выдержка из приговора Кунгурского городского суда

Как рассказал Котегов в суде, Мыльников пришел на веранду и опять «налетел» на него. Чтобы защититься, пенсионер схватил табуретку и выставил ее перед собой. Мыльников вырвал ее, повалил Котегова на пол, сел на него сверху в районе головы и начал давить коленом на грудь.

Этот момент стал предметом долгого разбирательства в суде. Изначально в своих показаниях Котегов рассказал, что Мыльников находился лицом к его лицу. Но судмедэксперты сразу заявили, что нанести такие травмы в данном положении было нельзя, так как направление клинка и раневого канала противоположны. Забегая вперед, поясним, что Мыльников был ранен ножом в левое бедро и в поясничную область слева.

Перед первым направлением дела прокурору для утверждения обвинительного заключения Котегов вспомнил, что Мыльников сидел на нем спиной к его лицу. Голова Котегова находилась позади ягодиц Мыльникова. 18 апреля 2019 года на даче был проведен следственный эксперимент, и картина, казалось бы, начала проясняться. Котегов пояснил, что левым коленом Мыльников давил ему на грудь, правым прижимал к полу правую руку пенсионера.

Пытаясь освободиться, Котегов дотянулся левой рукой до столешницы, где нащупал нож, который убрала туда жена. Будучи правшой, он всё той же левой рукой нанес удар ножом в левое бедро Мыльникова, но тот стал давить еще сильнее. Тогда пенсионер решил нанести укол в ягодицу, но в этот момент Мыльников переменил положение, и удар пришелся в область поясницы слева. Была повреждена почечная артерия.

Однако в приговоре сказано, что судебно-медицинский эксперт в заключении от 19 апреля 2019 года указал, что в данной ситуации исключено причинение именно таких повреждений. Одновременно с этим отмечается, что «локализация и взаиморасположение колото-резаных ран свидетельствуют о том, что в момент получения повреждений травмированные области были доступны для получения ранений. При этом взаиморасположение пострадавшего и нападавшего могло быть разнообразным и изменяющимся… определить наиболее вероятное положение нападавшего в момент причинения повреждений по имеющейся судебно-медицинской информации не представляется возможным».

Выдержка из приговора Кунгурского городского суда

Другой судебно-медицинский эксперт, приглашенный в суд по ходатайству стороны защиты, заведующий кафедрой судебной медицины ФГБОУ ВО ПГМУ Андрей Светлаков заключил, что причинение данных травм Мыльникову было возможно именно в том положении, о котором рассказал Котегов во время эксперимента на даче. А кровоподтеки у Котегова могли образоваться в результате надавливания коленом на грудную клетку. То есть эксперт подтвердил версию обвиняемого. Но судья Кунгурского городского суда Татьяна Шмыкова эти доводы не приняла, сославшись на то, что специалист дал заключение, «не обладая полной информацией по обстоятельствам уголовного дела».

Когда жена Сергея Котегова вернулась на веранду, она увидела, что Мыльников лежит на полу, а ее муж стоит над ним с ножом в левой руке. Супруги попытались остановить кровотечение у раненого и вызвать скорую помощь, но из-за плохой связи им это не удалось. Тогда они кое-как дотащили его до своей машины, положили на заднее сиденье и увезли в больницу Кунгура. Там Мыльников скончался на операционном столе.

Сам Сергей Котегов, согласно заключению судмедэксперта, не получил значительных травм. У него имелись кровоподтеки на грудной клетке, которые образовались в результате «не менее двух ударных воздействий твердого тупого предмета».

Здание Кунгурского городского суда, фото с официального сайта

В тот же вечер он дал в полиции признательные показания, рассказав о том, что это была исключительно самооборона. Но Кунгурский городской суд счел, что он «на почве личных неприязненных отношений умышленно причинил потерпевшему Мыльникову тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего». При этом здесь же, в приговоре суд указывает: «Установлено, что отношения Котеговых с ним (Мыльниковым — Properm) были хорошие, потерпевший проживал у них на даче, помогал по хозяйству, даже в нетрезвом состоянии, против которого они не возражали».

Сергей Котегов уже более 10 месяцев находится в следственном изоляторе. 13 августа дело было направлено из Кунгура в Пермский краевой суд. Дата рассмотрения апелляционной жалобы пока не определена.