Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Людей надо воспитывать». Промышленный альпинист — о том, почему им обрезают веревки и поливают кипятком Михаил Шаньшеров занимается промышленным альпинизмом с 1999 года — уже 20 лет. Первые навыки работы с веревкой получил в Чайковском государственном институте физической культуры, который окончил по специальности «Туризм». Ходил в горные походы, в том числе в качестве руководителя группы. Тренировал спасателей-спортсменов для работы в горах и сам участвовал в соревнованиях.

«Людей надо воспитывать». Промышленный альпинист — о том, почему им обрезают веревки и поливают кипятком

26 августа 2019, 07:45
интервью

«Людей надо воспитывать». Промышленный альпинист — о том, почему им обрезают веревки и поливают кипятком
Фото: Диана Байдина
Михаил Шаньшеров занимается промышленным альпинизмом с 1999 года — уже 20 лет. Первые навыки работы с веревкой получил в Чайковском государственном институте физической культуры, который окончил по специальности «Туризм». Ходил в горные походы, в том числе в качестве руководителя группы. Тренировал спасателей-спортсменов для работы в горах и сам участвовал в соревнованиях.

Когда 13 августа этого года пьяный 70-летний мужчина обрезал веревки двум его коллегам, которые работали на девятиэтажном доме на ул. Пушкина, 13 в Перми, рабочие первым делом позвонили не в полицию, а Михаилу Шаньшерову.

Тот случай, в отличие от некоторых других, не закончился смертельным исходом. Пенсионер перерезал основную веревку одного промышленного альпиниста, тот пролетел несколько этажей и повис на страховочной. Второй быстро поднялся на крышу и помешал злоумышленнику довести дело до конца. Пьяный пермяк уже начал резать веревку и ему. «Я поднимался и кричал: «Подумай, что ты делаешь?! У меня четверо детей, у друга трое!» — рассказал тогда рабочий.

Когда пенсионер ушел с крыши, чудом избежавшие смерти альпинисты позвонили Михаилу, и он посоветовал вызвать полицию. «Если мне кто-то даже просто на словах угрожает, что перережет веревку, я тут же сворачиваю работу и вызываю сотрудников МВД. Они приезжают и проводят с человеком профилактическую беседу, — рассказывает он. — В случае с моими коллегами было реальное покушение на убийство, после которого в отношении деда возбудили уголовное дело. Этот год вообще богат на трагические происшествия».

Properm.ru беседует с Михаилом Шаньшеровым о том, как часто происходят в Перми подобные инциденты, и можно ли сделать так, чтобы работа промышленных альпинистов стала безопасной для них самих и не раздражающей для жителей.


 — Михаил, расскажи, пожалуйста, какие работы на жилых домах в Перми чаще всего выполняют промышленные альпинисты и кто выступает заказчиком?

 — Заказы у промышленных альпинистов сезонные. Зимой мы занимаемся чисткой крыш от снега и льда, летом чаще всего — гидроизоляцией и утеплением к зиме. Обычно наши заказчики — это управляющие компании и ТСЖ, иногда отдельные собственники квартир.

 — Как часто происходят нештатные ситуации, и с чем они бывают связаны?

 — Возникают они, как правило, из-за конфликтов с местными жителями. Самый распространенный повод — это шум, производимый промышленными альпинистами, или соприкосновение ног промышленных альпинистов с благословенными рамами и отливами окон квартир. Жители считают их священными, частной собственностью. И в чем-то они правы. Кто-то протестует просто потому, что ему надо выразить свою ненависть ко всему человечеству. Второй вид конфликтов связан с людьми, которые предъявляют некие требования. Например, соблюдать какую-то технологию либо что-то еще. Они выходят с конструктивными вопросами, и в этом случае никто не угрожает. А если и угрожает, то Ростехнадзором и другими контролирующими организациями. Никто тебя убивать не собирается.

Другая причина нештатных ситуаций — пренебрежение техникой безопасности со стороны самих промальпинистов. Все несчастные случаи, как правило, происходят по их прямой или косвенной вине.

 — А кто обычно угрожает расправой?

 — Обычно это бывшие силовики (или они только представляются таковыми), отсидевшие в тюрьме и пожилые женщины. Все они по внешним признакам склонны к алкоголизму. За время моей работы перерезать веревку мне угрожали около десяти раз. Еще промышленных альпинистов любят поливать кипятком, лично у меня такой случай тоже был.

 — Расскажи, как это произошло?

 — Я висел с болгаркой под дождем, пилил межпанельный шов на третьем этаже пятиэтажного дома. По технике безопасности, конечно, не должен был работать с электроинструментом во время дождя, но об этом поговорим позднее. А сверху у какого-то «пересидка» было празднество. Ему мешало, что я тут в воздухе вишу с болгаркой. Он начал поливать меня кипятком из чайника, а сверху меня еще и холодной дождевой водой поливало. Он-то думал, что причиняет мне боль, а на самом деле мне было нормально, я не сильно обломался.

 — Кроме случая с обрезанием веревки в этом году были еще какие-то нештатные ситуации?

 — Этот год богат на несчастные случаи. Недавно на Гайве человек с крыши упал — всё, наглухо. Разбор полетов я не смотрел, но, со слов коллег, он работал на таком же девятиэтажном доме, где мы сейчас находимся, делал межпанельные швы. Бригада использовала лебедку. Он был на крыше, встал на брошенный трос, и когда лебедка пошла вниз, его просто утянуло.
Еще зимой минимум два человека упали. Зимой всё очень просто. Крыши наших домов абсолютно не приспособлены для того, чтобы на них безопасно работать. На них нет сертифицированных точек закрепления. Даже не предусмотрено. Даже в проекте нет. Поэтому люди всегда, выходя на крышу, крепятся на свой страх и риск. Часто этот «страх и риск» их подводит, поэтому они и падают. А о том, в каком состоянии находятся крыши и чердаки многих домов, говорит показательный случай, который произошел в Закамске в марте этого года. Парни убирали снег, и когда были на чердаке, один из них провалился в квартиру. Жильцы услышали грохот, приходят, а у них в ванной сидит мужик с лопатой.

Но обычно, как я уже говорил, несчастные случаи происходят по прямой или косвенной вине самого человека. Прямая вина — это когда человек на что-то наступил, осознанно нарушил, либо руководство поставило его в такие условия, что он вынужден был работать с нарушениями. Рабочие идут на риск, потому что если они не выполняют работу, им говорят «до свидания». Если человек начинает ставить условия заказчику, мол, вы должны мне предоставить вот такое сертифицированное снаряжение, вот такие-то требования соблюсти, то, как правило, о таком человеке говорят, что он слишком умный и слишком много хочет. Такого человека увольняют. Это происходит повсеместно.

Если работы связаны с гидроизоляцией, то шума от них нет, и многие даже не замечают, что на доме работают промышленные альпинисты

 — Получается, это комплексная проблема: состояние крыш, соблюдение техники безопасности, взаимоотношения с заказчиками, грамотное общение с жильцами?

 — Работы можно проводить безопасно и достаточно комфортно для жильцов. Но это будет совсем другой ценник. Подрядчику нужно будет обеспечить безопасность людей в зоне проведения работ, огородить территорию, где возможно падение предметов. Для этого, возможно, придется перекрыть проезжую часть. Чтобы перекрыть проезжую часть, необходимо получить разрешение ГИБДД. Мне нужно будет уведомить каждого жильца, что я собираюсь работать на доме, предупредить их, чтобы они закрыли окна для защиты от шума и пыли. Это всё отнимает силы и рабочее время. Потому никто в смету это не включает. Иначе она увеличится не то что в несколько, а в десятки раз.

 — Прямо-таки в десятки?

 — Я приведу пример. Когда в Москва-Сити с отливов зданий убирали накопившийся снег и лед, перекрыли весь микрорайон, выгнали оттуда все автомобили, на улицах дежурили полицейские. Если ребятам за уборку заплатили по 15–20 тыс. рублей, то работа по обеспечению безопасности стоила сотни тысяч. Мы тоже можем всё это делать — то есть работать по евростандарту, но откуда взять деньги?

Как правило, управляющая компания или ТСЖ развешивают объявления о том, что на доме будут работать промышленные альпинисты. Другое дело, что эти объявления многие не читают

 — Заказчик не готов платить за евростандарт?

 — Как правило, у заказчиков нет таких финансовых возможностей.

 — Как ты считаешь, что должно произойти, чтобы нештатных ситуаций было как можно меньше?

 — Работать по евростандарту. Кроме того, что я уже рассказал, есть такая вещь как международное удостоверение промышленного альпиниста. Чтобы получить его, нужно пройти серьезную длительную подготовку, которая стоит довольно много денег. Но даже обычное мое удостоверение, которое гласит, что я имею право работать канатным методом в безопорном пространстве, у меня очень редко спрашивают. Никого не интересует, какого уровня у них работает человек, всех интересует, за сколько он решит их проблему. Поэтому в нашей сфере работает очень много просто диких людей, которые даже никогда в горы не ходили, спортом не занимались. Им просто показали: вот это веревка, вот это карабин. Они эту веревку на сто бантиков привязывают, берут какое-то спусковое устройство, о котором имеют смутное представление, и катаются. И в основном работодателей это устраивает. Более высокие требования предъявляют предприятия: и к уровню квалификации специалистов, и к соблюдению техники безопасности. Хотя без несчастных случаев не обходится и там.

Промышленные альпинисты нередко приходят на помощь жителям. Например, высотники, которым пьяный пермяк перерезал веревки, как-то помогли медикам скорой помощи донести тяжелую пациентку до машины. «Подобных случаев очень много», – говорит Михаил 

 — То есть предприятия хотя бы спрашивают удостоверения у промышленных альпинистов?

 — Да, но это удостоверение можно купить за 1,5 тыс. рублей.

 — Получается, в профессии много случайных людей?

 — Я на твой вопрос вот как отвечу: друг мой работал на зданиях Москва-Сити. Его бригаду уволили из-за того, что в ней были наркоманы. То есть парни регулярно употребляли героин и работали на высоте. Они бы и дальше работали, если бы чего-то там не украли, и их за воровство не прогнали. Никого не волновало, кто работает в бригаде. Всем важен только результат: чтобы они выполняли работу за минимальную цену. Есть довольно много таких бригад, которые трудятся за очень маленькие деньги либо вообще получают их каждый день вечером, без официального договора. Но они тоже должны быть, потому что есть низкооплачиваемая работа, за которую больше никто не возьмется.

 — Иногда зимой в Перми можно увидеть людей, которые убирают снег на двускатных крышах вообще без какой-либо страховки. Ты их тоже имеешь в виду?

 — Вот сейчас мы подошли к другой очень большой проблеме: у нас не только люди падают с крыш, но и глыбы снега и льда падают на людей. Чтобы этого не было, лед и снег нужно убирать регулярно. Но огромное количество пермских крыш одни только промышленные альпинисты никогда не уберут. Поэтому нужно делать так, чтобы низкоквалифицированные работники, обычные дворники, могли безопасно выходить на крыши и раз в несколько дней проводить профилактическую уборку. Это станет возможным, если крыши будут оборудованы системами страховки и передвижения. Тогда лед не будет падать, не будет продавливать крыши, и они меньше будут течь — то есть сразу решится много проблем.

 — Как устроена такая страховочная система? И реально ли такими системами оборудовать дома Перми?

 — Вариантов бесконечно много, система делается под каждую конкретную крышу. В основном принцип действия такой: на чердаке с торцов дома ставятся две колонны, которые выходят наверх сквозь крышу. Между ними по коньку крыши натягивается трос. По этому тросу ездит ролик, от которого вниз идет ремень, работающий по принципу ремня безопасности в автомобиле. Человек пристегивается к нему и спокойно перемещается по крыше. При любом рывке ремень его тут же стопорит, и он может работать дальше. По краю крыши должны идти трапики, но у нас эту роль могут выполнять обычные снегозадержатели.

Уже давно появились отечественные производители, которые делают очень качественное снаряжение для страховки. Как правило, с ними работают заводы, где люди больше озабочены безопасностью, а вот на жилом фонде никто этого делать не хочет. Особенность в том, что сертифицированная система страховки для дворника равноценна стоимости новой крыши. У людей новых крыш нет, а уж тем более нет этих систем.