Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
О чиновниках, кражах и конфликте с «МонтажСтрой-Урал». Интервью с владельцами гаражей на Разгуляе После нашего интервью с руководителем фирмы, которая расчищает площадку под новую сцену оперного театра, в редакцию Properm.ru обратились собственники гаражей бывшего ГСК №1 на Разгуляе. Александр Данилов, Михаил Рабинович и Алексей Зырянов решили опровергнуть слова директора ООО «МонтажСтрой-Урал» Сергея Жигунова.

О чиновниках, кражах и конфликте с «МонтажСтрой-Урал». Интервью с владельцами гаражей на Разгуляе

О чиновниках, кражах и конфликте с «МонтажСтрой-Урал». Интервью с владельцами гаражей на Разгуляе
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
После нашего интервью с руководителем фирмы, которая расчищает площадку под новую сцену оперного театра, в редакцию Properm.ru обратились собственники гаражей бывшего ГСК №1 на Разгуляе. Александр Данилов, Михаил Рабинович и Алексей Зырянов решили опровергнуть слова директора ООО «МонтажСтрой-Урал» Сергея Жигунова.

— Как я понял, вы почитали интервью с Сергеем Жигуновым и хотите высказать свою точку зрения на все происходящее вокруг сноса гаражей.

Александр Данилов: Да. Нам есть чем не голословно им возразить. Начнем с того, что его фраза: «Мы гаражные боксы не сносили», не соответствует действительности. Еще в мае прокуратурой было установлено, что ООО «МонтажСтрой-Урал» заключило договор с ООО «ПКФ СтройТрейд», согласно которому последнее производило уборку и вывоз бесхозных, разрушенных гаражей.

Также есть ответ прокуратуры Ленинского района, где говорится, что Управление капитального строительства Пермского края нарушило требования законодательства и условия договора. В итоге это повлекло причинение вреда частной собственности. Кроме того, факты сноса были зафиксированы сотрудниками правоохранительных органов. Есть видео, есть фотографии, есть акт обследования территории бывшего гаражного кооператива от 25 сентября 2019 года, подготовленный представителями УКСа и Минимущества Пермского края. В нем отражен причиненный ущерб.

— Но в ООО «Монтажстрой-Урал» утверждают, что там, где сносили гаражи, вопрос собственниками был урегулирован.

Михаил Рабинович: Собственники снесенных гаражей, которых я знаю, заявляют, что с ними вопрос не урегулирован. Например, у Александра угол гаража поврежден, а у меня задняя стена и крыша, а есть еще множество снесенных гаражей и их владельцев. С нами ничего не урегулировано, никто не разговаривает. Мы его (Сергея Жигунова — Properm.ru) 1 октября видели два раза, когда были в Управлении капитального строительства, чтобы попытаться как-то урегулировать вопрос. Но на встрече Сергей Жигунов не присутствовал и с нами не пытался контактировать, хотя, думаю, он понимал, зачем мы пришли.

Александр Данилов: По информации нашей «секретной разведки», у них (ООО «Монтайжстрой-Урал» — Properm.ru) есть схема гаражей, которая размечена флажками — у кого скуплено, а у кого нет. Вопрос был урегулирован всего с 52 собственниками гаражей. При этом снесено уже около 184 боксов. Как Жигунов решал вопрос с остальными?

— То есть у вас есть претензии относительно соблюдения всех бюрократических процедур?

Михаил Рабинович: Мы уверены, что не соблюдены наши права на защиту нашей собственности, закрепленные в Конституции РФ.

Александр Данилов: Каждую неделю появляются люди, которые узнают из СМИ, что тут происходит. Они говорят, что весной закончили есть картошку, а сейчас привезли новый урожай, но вместо гаража у них кирпичи лежат.

— По словам Сергея Жигунова, найти данные о собственниках сложно, потому что их нет в выписке из ЕГРН.

Александр Данилов: Но это ведь не значит, что их нужно сразу сносить. В данном случае они не могут признать постройку самовольной или бесхозной. Такое решение принимает суд по заявлению администрации.

Михаил Рабинович: Узнать данные собственников кооператива не составляет проблемы. Особенно для государственных органов. Техпаспорт ГСК, на котором указаны и пронумерованы все гаражи, можно получить в центре технической инвентаризации на Куйбышева, 82. Это может сделать каждый, заплатив 2,7 тыс. рублей. Там же можно получить список владельцев кооператива, где указан номер гаражного бокса, ФИО собственника, документ, на основании которого он владеет гаражом и дата регистрации права собственности.

Александр Данилов: Сведения о гаражных боксах занесены в государственный кадастр недвижимости, у каждого есть кадастровый номер. Но если мы закажем на любой из них выписку, то может получиться так, что там сведений о собственнике не будет. Все сведения о праве содержатся в правовом деле БТИ, поскольку ранее право собственности регистрировалось органами технической инвентаризации. После вступления в силу закона 1997 года о регистрации права владелец гаража его не перерегистрировал, но он и не обязан был этого делать.

Кроме того, все боксы — это помещения в зданиях, которые на плане прописаны разными литерами. Всего их 25 штук. То есть каждый собственник гаража владеет долей. Это значит, что для регистрации здания и земли под ним необходимо решение 100% собственников. Я это все узнал, когда купил гараж здесь в 2012 году. Уже тогда было понятно, что всех владельцев я не найду. У нас есть 14 человек, кто смог собраться, зарегистрировать здание. Так они целый год этим занимались. Но вообще в законе не прописана наша обязанность по оформлению земли.

План ГСК №1 в м/р «Разгуляй» из технического паспорта, полученного в ЦТИ

Складывается впечатление, что ООО «Монтажстрой-Урал» и его подрядчик не смогли никого найти, потому что действовали на основании выписок из ЕГРН на здания, которые образованы гаражами. Но в этом документе нет всех данных о собственниках. Чтобы узнать их имена, нужно делать отдельную выписку на каждый гараж, а всего их 285.

Также есть еще одна причина, по которой информация о всех гаражах и собственниках не попала в ЕГРН. Когда в 2012 году в реестр передавались сведения из органов инвентаризации, был очень большой объем работ. Работа была сделана некачественно. Например, в этом списке нет моего гаража и гаража Михаила, хотя фактически они существуют и имеют свой кадастровый номер.

Михаил Рабинович: Из-за этого департамент земельных отношений нам говорит: «Чего вы к нам ходите, вас же там вообще нет». То, что они видят глазами, не соответствует тому, что у них на картах. Пришлось даже обратиться к геодезистами и заключение сделать, чтобы доказать, что мой гараж здесь находится.

— В 2006 году ГСК №1 было ликвидировано как юридическое лицо. Право пользования землей у членов кооператива тоже пропало вместе с ним?

Александр Данилов: Нет. Оно никуда не исчезло. Департамент земельных отношений прекратил право пользования только в 2018 году, когда краевым властям стал нужен этот участок. До этого 12 лет всем было наплевать, никто не думал собирать деньги за пользование 1,7 га земли в центре города. В идеале департамент должен был сразу после ликвидации юрлица лишить собственников права пользования землей, оставив за ними преимущественное право выкупа участков под зданиями.

— Когда вы покупали гаражи, то проверяли все данные о них? Как вы решились купить гараж в такой проблемной территории?

Александр Данилов: На основании зарегистрированного права собственности на гараж. Мы же не спрашиваем, какая у вас земля под квартирой, когда ее покупаем, потому что под 80% многоэтажек в Перми земля не оформлена. У нас такая же ситуация, только у нас одноэтажный и вытянутый дом, а каждый гараж — как квартира.

Михаил Рабинович: Мы с женой покупали гараж в апреле этого года. Выбрали один из трех, что здесь продавался. Сходили в регистрационную палату, получили свидетельство о праве собственности, торжественно заплатили деньги. Раз государство зарегистрировало мою сделку, значит оно все проверило и передало мне все права на гараж, что были у предыдущего владельца.

— За какую сумму вы купили гаражи?

Александр Данилов: Я покупал в 2012 году. Ко мне обратилась женщина, предложила купить гараж. Я пришел посмотреть, а там дверей нет. Накануне в кооперативе орудовали какие-то архаровцы. Они двери подцепляли и выдергивали. Тогда я сказал, что такой гараж мне не интересен. Позже подумал, что живу неподалеку и, пожалуй, возьму. В итоге купил его за 60 тыс. рублей и еще около 50 тыс. рублей вложил, чтобы привести все в порядок.

Михаил Рабинович: У меня вообще интересная ситуация. В вашем интервью господин Жигунов говорит: «Сейчас эти люди приходят и говорят: «Да, я покупал гараж за 190 тыс., но хочу 350». Это прям про меня. Был прием в министерстве имущества у первого замминистра Ларисы Ведерниковой. Там я и говорил, предоставляя соответствующие документы, что купил гараж за 190 тыс. рублей и у меня есть оценка, которая показывает, что он стоит 350 тыс. рублей. При этом Жигунова на встрече не было, а прием вроде как был личный.

— Директор «Монтажстрой-Урал» утверждает, что до начала работ на территории гаражного кооператива была помойка. Это так?

Александр Данилов: Они говорят это ничем не доказывая. Мусора там не было до их появления.

Алексей Зырянов: Мусор они вывозят строительный, а не бытовой. Даже если судить по словам Жигунова, если там было запустение, то откуда мусор? Из домов что ли близлежащих несут? Тем более 50 тонн.

— Перед тем как начать работы на въезде в кооператив поставили забор и пропусной пункт. По словам Сергея Жигунова, всех собственников без проблем пускали к гаражам, а территорию оградили для безопасности окружающих. У вас были проблемы с попаданием внутрь?

Александр Данилов: У меня было четыре захода в гараж по заявлениям в полицию. Я документы им принципиально не показывал. Я иду к своей собственности, с какой стати я должен третьему лицу что-то показывать и доказывать.

Михаил Рабинович: Представьте, что у вас перед квартирой поставят дяденьку, который будет говорить: «Покажи документы». С какой вообще стати?

Алексей Зырянов: Ситуация до смешного дошла. Там когда сломали гаражи, люди с других кооперативов приходили, чтобы вещи чужие забирать. Недавно ходил смотреть новый гараж, а мне мужики рассказывают: «Я там на Разгуляе колеса взял, диски, медь вон тут плавим». Я говорю: «Тебя кто пустил?», он отвечает: «Руслан».

— Какое, на ваш взгляд, самое разумное решение этой проблемы?

Александр Данилов: На общем собрании собственников гаражей, где присутствовало более 100 человек, мы определили, что с учетом всех проведенных нами оценок, средняя стоимость квадратного метра гаража составляет 20 тыс. рублей. Причем оценку все делали у разных компаний, никто не сговаривался. Когда весь этот снос начался, люди со страху побежали кто куда. Может, цена 20 тыс. рублей за «квадрат» кажется не рыночной, но мы и не на рынке находимся. Ситуация сложилась таким образом, что мы продавать не хотим, поэтому покупатель должен убедить нас ценой.

Кроме этого, нам не предложили выкуп заранее, перед началом работ по сносу, как это положено по законодательству. И не забывайте, что вот уже пять месяцев мы вынуждены тратить свое время и нервы. Когда сносили всех без разбора, нам приходилось дежурить у своих гаражей. Может только поэтому сейчас не все снесено. Но сейчас к нам поступила информация, что охрану скоро снимут. Мы предполагаем, что может начаться ночной снос или случайные пожары, что уже происходило.

Михаил Рабинович: Мы предлагаем минимуществу, УКСу и ООО «Монтажстрой-Урал» подписать за неделю все соглашения о компенсации ущерба или о выкупе собственности для последующего ее уничтожения, по 20–30 штук в день, и закрыть эту историю. Мы хотим одного: чтобы нам сказали: «Ребята, подавайте списки, заключаем договоры и все, расходимся». Мы не против, чтобы город развивался в этом месте, появился сквер и театр, но о правах людей тоже не нужно забывать.