Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
От городских лесов отрежут десятки гектаров. Интервью с чиновником, который разрешает и запрещает это Начальник отдела лесов и особо охраняемых природных территорий Перми Максим Куликов рассказал, почему все деревья нельзя включить в зону городских лесов, сколько денег тратят на содержание лесничеств и почему пермякам не стоит заходить в чащу Черняевского леса.

От городских лесов отрежут десятки гектаров. Интервью с чиновником, который разрешает и запрещает это

От городских лесов отрежут десятки гектаров. Интервью с чиновником, который разрешает и запрещает это
Начальник отдела лесов и особо охраняемых природных территорий Перми Максим Куликов рассказал, почему все деревья нельзя включить в зону городских лесов, сколько денег тратят на содержание лесничеств и почему пермякам не стоит заходить в чащу Черняевского леса.

 — Есть мнение, что, исключая участки из зоны городских лесов, их замещают неравносильными по значимости территориями. Это так?

 — Не совсем. Действительно, законодательством предусмотрен механизм, когда границы городских лесов могут изменяться без уменьшения их площади. Но в таких случаях всегда смотрят на характеристики леса.

Если говорить об участке на Нагорном, который был выделен под зоопарк, то его замещает не поле, а конкретный лес в Мотовилихинском районе. Эта территория покрыта лесными насаждениями прежде всего, причем не какими-то малоценными, а насаждениями, которые являются лесообразующими. Когда в Рослесхозе принимали решение, изменять или нет границы, они эти характеристики смотрели. В составе материала была сводная ведомость, что было там (в парке Победы — Properm.ru), что есть здесь. Нельзя сказать, что была проведена замена непонятной территорией. Кроме того, нам бы просто не дали включить поле.

Вообще территория городских лесов Перми менялась дважды. Первый раз — под зоопарк. Второй — для расширения дороги Пермь — Березники: чтобы это сделать, надо было часть леса вывести. Наверное, тут нет предмета для спора, что дороги должны расти, а инфраструктура — расширяться, если у нас город-миллионник.

 — На территории Перми есть Южный лес, который сейчас де-юре городским лесом не является. Что вам мешает взять его на баланс?

 — На самом деле, сейчас такая работа ведется. Территории, как Южный лес, в состав городских лесов включаются. Например, мы включаем в состав городских лесов территории рядом с заводами в Кировском районе.

Над Южным лесом мы также сейчас работаем. Нам не безразлична эта территория, мы ее рассматриваем как территорию для включения, но там надо ряд вопросов урегулировать, провести оценку этого леса. Если все эти вопросы будут решены, мы его включим.

— Ряд вопросов — это что? Как понять, можно лес включить или нет?

 — Во-первых, все леса должны быть возможны к включению в муниципальную собственность. По действующему законодательству мы не можем включить в состав городского лесничества территорию, которая находится в региональной, федеральной или частной собственности. Нам нужно, чтобы это была неразграниченная или муниципальная собственность

Во-вторых, нам нужно понять, что это за лес, какие у него характеристики, может ли он быть включен. Если это ивовые насаждения, то по лесоустроительной инструкции их не обязательно включать.

Также нам надо понять, есть ли какие-то планы на соседнюю часть, определиться с границами, чтобы не задеть ничьи интересы, не задеть никакие подземные коммуникации, которые в любом случае у нас в городе есть. Нам не надо включать в территорию городских лесов объекты, связанные с промышленностью, потому что потом с ними будут проблемы.

— Когда будет лесоустройство, в рамках которого территории в Закамске будут включены в городские леса?

 — Лесоустройство проходит уже сейчас и закончится в декабре 2020 года. Это длительный процесс. Будут оценены все лесные насаждения городского лесничества, которые есть сейчас, и включаемые участки.

— Кроме Кировского, есть еще какая-то территория, которую вы рассматриваете для включения в зону городских лесов?

 — Такие территории есть почти в каждом районе города. Например, в Верхней Курье есть небольшая полоса леса, с точки зрения лесного хозяйства, она очень незначительная, там 0,1 га, но мы его видим, понимаем, что его можно и нужно включить, мы его будем включать. Также есть большая территория в Орджоникидзевском районе.

 — А исключать что-то собираетесь?

 — Да. Например, участки, которые люди приватизировали в рамках дачной амнистии. Еще будут исключены территории на Сумской и Каляева (ранее тут вырубили часть городских лесов и построили котеджи — Properm.ru). По итогам судов у собственников есть все необходимые документы. Там живут добросовестные владельцы домов. У людей собственность законна.

 — Часто приходится сталкиваться с «захватом» территории городских лесов?

 — Городские леса — достаточно строгая вещь, захватить их невероятно сложно, но попытки бывают. Для таких ситуаций у нас есть лесной контроль, когда захват земли выявляется, такие дома или строения убираются. Обычно это какие-то беседки.

Недавно случай был в микрорайоне Кислотные дачи. Люди сами заявились, хотели узаконить владение землей. Прямо в лесу находятся какие-то строения, которые появились буквально месяц назад. Когда все выявилось, было выдано постановление о сносе. В итоге люди сами в рамках этого процесса строения снесли.

— Эти беседки в лесу — какой-то бизнес?

 — Нет. Люди делают для себя. Просто человеку своего участка не хватает земельного, он берет, заборчик переносит, беседку ставит. Сама по себе беседка — это полбеды. Проблема в том, что человек пытается отгородиться. Если просто бы стояла беседка, это плохо, но это просто была бы беседка, а человек отгородил территорию.

 — По итогам текущего лесоустройства зона городских лесов должна будет вырасти?

 — Мы планируем, что территория останется в том же самом объеме, либо увеличится на небольшое количество гектаров. Прежде всего, у нас должна вырасти площадь покрытых лесом насаждений. Так исторически сложилось, что у нас в зону лесов включены дороги и различные территории, которые не связаны с лесным хозяйством, там деревьев нет. Мы же хотим от них избавиться, сделать так, чтобы в лесах был только лес.

Например, если по территории городских лесов проходит дорога, то возникают большие проблемы с ее ремонтом из-за особого статуса земли. И я не говорю о новых дорогах, здесь речь идет именно о старых, что появились еще в середине прошлого века. Кроме этого, если на эту дорогу падает дерево, то его идут убирать наши лесничие, хотя по факту она используется только дачным кооперативом или садовым товариществом.

— Статус городских лесов подразумевает определенные работы по содержанию. Сколько денег Пермь тратит на это каждый год?

 — Порядка 40 млн рублей, с учетом содержания пермского городского лесничества, состоящего из 66 человек. Они ежедневно патрулируют свои зоны, а летом, когда пожароопасный сезон, лесники дежурят и в выходные дни. Также идет рекреационное обустройство территории, того же Черняевского леса. Это делается для того, чтобы тех же самых пожаров не было, чтобы были условия для регулируемого отдыха жителей, чтобы они не заходили дальше в лес и отдыхали на предусмотренных территориях, как «Золотые пески».

— А почему дальше в лес нельзя ходить?

 — Раньше люди разводили в глубине леса костры и оставляли мусор, куда сложно заехать технике в случае пожара. Намного лучше, если пермяки будут выбирать для отдыха территории, граничащие с городской застройкой. Это безопаснее и их намного легче содержать. Поэтому мы постепенно развиваем рекреацию, связанную с прогулками — экологические тропы.

Вообще, погружение людей в тему экологии и устойчивого туризма — государственный тренд, которого мы придерживаемся. Нужно, чтобы человек получал эмоциональный эффект от присутствия в лесу, понимал, что такое лес и как с ним нужно взаимодействовать.