Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Чайный путь потомка Грибушиных. Как сингапурский бизнесмен женился и основал свой бизнес в России Бенджамин Дюпал — гражданин Франции, потомок в четвертом поколении известной пермской династии чаеторговцев Грибушиных. Живет и работает в Сингапуре с 2001 года. В 2016 году Бенджамин Дюпал основал в Сингапуре компанию Gribushin House Pte Ltd. В ноябре 2017 года, в дни 100-летия свержения монархии в России, Бенджамин Дюпал совместно с прикамскими бизнесменами открыл чайную «Грибушин» поблизости от места размещения чайной лавки в Перми.

Чайный путь потомка Грибушиных. Как сингапурский бизнесмен женился и основал свой бизнес в России

14 декабря 2019, 09:55
интервью

Чайный путь потомка Грибушиных. Как сингапурский бизнесмен женился и основал свой бизнес в России
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Бенджамин Дюпал — гражданин Франции, потомок в четвертом поколении известной пермской династии чаеторговцев Грибушиных. Живет и работает в Сингапуре с 2001 года. В 2016 году Бенджамин Дюпал основал в Сингапуре компанию Gribushin House Pte Ltd. В ноябре 2017 года, в дни 100-летия свержения монархии в России, Бенджамин Дюпал совместно с прикамскими бизнесменами открыл чайную «Грибушин» поблизости от места размещения чайной лавки в Перми.

— С чего начались ваши визиты в Россию?

 — До того, как мы открыли здесь компанию, я был в Перми и в Кунгуре как турист, как гость. Это случилось после того, как узнал о снятом пермским продюсером Варварой («Грибушина наследники», 2000 г., Варвара Кальпиди, автор и продюсер нескольких фильмов об истории Перми — Properm.ru) фильме о моих предках, пермской династии купцов Грибушиных. После чего съемочная группа из Перми приезжала в Сингапур, и мы познакомились.

Позднее произошло несколько вещей, сопутствующих моим визитам, в том числе, премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун заинтересовался бизнесом в России. Я возглавлял бизнес-делегацию Сингапура в Россию.

Я бывал в вашей стране с официальными делегациями Сингапура. Когда я был в Перми в 2012 году, мы обсуждали с властями Перми и Пермского края, как организовать делегации местного бизнеса в Сингапур. В итоге, к сожалению, это не получилось, не материализовалось.

Познакомился с еще одной ветвью династии Грибушиных, они живут в Москве, я стал с ними чаще общаться, с ними я познакомился благодаря Варваре.

Приезжал скорее не из-за бизнеса, это не было моей целью. Когда я прочитал, как вели бизнес купцы Грибушины, мне захотелось возобновить в России историю чая, чайный путь Грибушиных. Ведь до революции торговые конторы Грибушина были открыты в Китае, Индии, на Цейлоне, в российских городах Перми, Уфе, Екатеринбурге, Вятке, на Нижегородской, Ирбитской, Мензелинской, Бирской, Красноуфимской и Осинской ярмарках.

До революции чайный дом Грибушиных располагался по адресу ул. Красноуфимская, 16, сейчас это квартал по улицам Куйбышева и Петропавловской, где находится администрация губернатора Прикамья. 

Мы хотели возобновить историю чая, не только Грибушиных, но и чаеторговли, в принципе, там же Губкины, Кузнецовы. Вся эта история, что Пермь и Кунгур в то время для чаеторговли были центром связи с миром — это потрясающая история. Мы встретились с Сергеем Нарышкиным в Москве, он был председателем Российского исторического общества и мы обсуждали историю российского купечества.

В какой-то момент мы поняли, что то, что делали русские купцы в те времена, должно распространиться до России. Мне кажется, эту историю должны изучать в школах.

— Вы что-то читали о своих предках?

 — Да, особенно важно, что моя супруга сделала мне к дню рождения невероятный подарок. Она перевела некоторые главы книги о династии («Грибушины», автор — директор Кунгурского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Сергей Мушкалов — Properm.ru) на английский язык и вручила мне.

Историю купечества нужно изучать, нужно преподавать ее в школах и в университетах. Она наглядно показывает, на что способны предприниматели. И в этом настоящий партиотизм, понимание сути русского купечества. Это прекрасная история, которая разбудит у россиян гордость за то, что могли делать русские купцы 200 лет назад. Она о том, что вообще нет ничего невозможного, если ты работаешь, если у тебя есть дисциплина. Это сможет вдохновить нынешнее поколение.

— Современный бизнес более технологичен. Что из того, что делали купцы, можно упаковать в современные кейсы, чтобы современные предприниматели брали этот опыт?

 — Я уверен, что мы можем поучиться у купцов, которые проделывали все это без современных средств связи 200 лет назад. С точки зрения эффективности лучше их никого не было. Я думаю, что современный бизнес во всем мире менее эффективен.

Например, я живу в Сингапуре, у меня есть бизнес с Китаем — месяц назад я подписал договор. Для этого мне пришлось три раза съездить в Шанхай, произвести пятьдесят обменов документами для небольшого контракта. Это было достаточно сложно при наличии самолетов, мобильных телефонов, электронной почты, мессенджеров, хороших гостиниц и автомобилей. А это небольшой контракт с Китаем, который находится фактически через дорогу от Сингапура.

По времени и по затратам, по логистике, русские купцы — это самые эффективные бизнесмены в мире. Теперь я на своем опыте знаю, что делать бизнес с Китаем не так просто. А представьте купцов 200 лет назад. Им нужно через Сибирь этот чай доставить, преодолеть огромные расстояние, им нужно этот чай охранять, плюс вокруг волки, медведи, бандиты.

Разные валюта, язык, нет никаких средств связи и современного транспортного сообщения — это же надо договориться, довезти. Я сравниваю обычно купеческий чайный путь с голландцами или британцами, с их компаниями: например Вест-Индская компания. Они же были защищены, их защищала национальная армия, а русские купцы, которые торговали по великому чайному пути, их никто не защищал. Они на свой страх и риск отправлялись в путь. Представляете, через Монголию пройти пешком, на верблюдах? Представляете, снять фильм: в масштабах Голливудской постановки? Это эпическое дело.

— Вы считаете, все это применимо в современном мире?

 — Если вы посмотрите на ценности купцов, они нужны для успеха и сейчас. Мне кажется, эта часть истории Перми и Кунгура могла потеряться, быть забыта, если бы не было нескольких людей здесь, которые увидели ценность этой великолепной истории. Вообще таких людей в мире немного, не так уж много, кто понимает ценность истории для современного мира.

— Мы говорим, что в России трудно вести бизнес, излишние требования, коррупция. Сейчас вы ведете бизнес в России, все так плохо?

 — Пусть те, кто так думает, попробует основать бизнес во Франции. Это одно из худших мест для бизнеса в мире. Там быть предпринимателем реально тяжело. Нужно быть профессором физики, математики, чтобы открыть свое дело и заполнить налоговую декларацию. Может быть, кто-то жалуется здесь, но у меня есть опыт. Мы открыли компанию в Перми, вся документация была подготовлена быстро: нотариус, налоговая — все сделали за два дня. Это даже быстрее, чем в Сингапуре. Я был абсолютно шокирован. Часть инвестиций в предприятии иностранная — пришла от меня, но при этом документы были проверены в налоговой. Я предполагаю, что все правильно. Я себя чувствовал очень комфортно во время всего процесса. На самом деле, комфортно чувствовать себя, зная, что процесс  контролируется и регулируется государством. Может быть, у вас здесь и жалуются, но если они хотят открыть компанию во Франции, они могут попробовать.

Мне кажется, это просто человеческая натура — пожаловаться. Мне кажется, столько возможностей в России, столько платформ для ведения бизнеса, все становится лучше и лучше: хорошая связь, все больше рейсов и направлений, дешевый транспорт. Мы поехали в технопарк в Перми: много площадок для общения, для работы. Конечно, это все не идеально, но за семь лет, что я бываю в России улучшения явно налицо.

Мы были с ежегодной Сингапурской делегацией очень высокого уровня в Москве, проходила встреча в Сколково. Сингапурская делегация ехала туда с чувством легкого снисхождения, что мы сейчас покажем, как надо вести бизнес. И мы приезжаем в Сколково, где проходил российский форум стартапов, где было представлено 600 компаний. Все молодые, все красивые: красивые девочки, красивые мальчики, все прекрасно одеты, расставлены, улыбаются, говорят по-английски, кто-то лучше, кто-то хуже, но все говорили по-английски. На больших экранах разные проекты — был потрясающий эффект. Заходит Сингапурская делегация, и они понимают, что, в общем, и без них уже разобрались. Они говорят: «А чему нам теперь поучиться здесь?» Так что мне кажется, Россия поменялась очень быстро. По-моему, русские обожают быть предпринимателями, где-то внутри они все хотят быть успешными, быть начальником самому себе, все хотят жить лучше, очень упертые.

— Современные русские купцы?

 — Да. У меня есть опыт ведения бизнеса в разных странах и я знаю, как везде все устроено, в том числе и в России. Я вижу прекрасное будущее. Да и настоящее вообще-то играет яркими красками.

— Легко ли быть человеком-брендом, представлять династию Грибушиных в России, в мире?

 — Это немножко новое ощущение для меня. С этим приходит больше ответственности за прошлое, за других членов моей семьи. Я ответственен теперь перед другими Грибушиными, которые есть в России, другой ветвью. Сейчас в семье в Москве у другой ветви Грибушиных два малыша — четвертое поколение. Для меня это серьезная ответственность.

Мы начали думать про создание самой чайной примерно в 2015 году. Мы поняли, что это очень символично, было бы интересно создать новое предприятие в ноябре 2017 года: ровно 100 лет после революции. Она открылась два года назад. Пока дела идут хорошо.

И я понимаю, что я не могу сделать плохо, зная историю купцов Грибушиных. Продукты, услуги, которые мы будем оказывать, должны соответствовать ценностям Грибушина. Сердцем компании не является получение прибыли. Конечно, мы не можем терять деньги, работать в убыток — нехорошо для бизнеса. Мы бы хотели, чтобы все, что носит имя «Грибушин», означало, что это сделано хорошо, стабильно, безопасно. Значит — мы можем на него полагаться, он нас не подведет. Это должен быть честный бизнес.

— Возвращаете купеческий девиз: честь превыше прибыли?

 — Да. И у нас в чайной в меню есть пряник «Честь превыше прибыли».

— Последний вопрос. За эти семь лет вы почувствовали себя немножко русским, немножко пермяком?

 — Однозначно. За это время поменялось мое отношение к Перми и к России. В моей жизни произошли изменения — я встретил мою жену Катю, она русская. Мне очень комфортно в России. Первые разы, когда я приезжал, я все-таки был немножко потерян, чувствовал себя чуть-чуть потерянным, сейчас мне очень комфортно в России, в Перми, в Кунгуре. Прошло всего семь лет, и сегодня утром мы прогуливались в центре города недалеко от нашей чайной. И я подумал, может быть, нам здесь квартиру купить, мне очень нравится парк здесь (сквер Уральских добровольцев — Properm.ru).