Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
4403 +61
Выздоровели
3340 +18
Умерли
159 +7
Properm.ru
Про мусор, благоустройство, деньги и будущее КУБа. Подводим итоги года с главой Министерства ЖКХ Прикамья И.о. министра жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Александр Шицын рассказал Properm.ru, почему регион не освоил все федеральные деньги по «Комфортной городской среде», что будут делать с мусором в отдаленных территориях, когда перестанут вливать миллионы в ГУП «Теплоэнерго» и что не так с отоплением и водоснабжением Кизела.

Про мусор, благоустройство, деньги и будущее КУБа. Подводим итоги года с главой Министерства ЖКХ Прикамья

Про мусор, благоустройство, деньги и будущее КУБа. Подводим итоги года с главой Министерства ЖКХ Прикамья
Фото: Виктор Михалев для Properm.ru
И.о. министра жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Александр Шицын рассказал Properm.ru, почему регион не освоил все федеральные деньги по «Комфортной городской среде», что будут делать с мусором в отдаленных территориях, когда перестанут вливать миллионы в ГУП «Теплоэнерго» и что не так с отоплением и водоснабжением Кизела.

— Как вышло, что в этом году край не смог освоить деньги, выделенные на «Комфортную городскую среду»? Не нашли применения 23 млн рублей из федерального бюджета и 6,6 млн рублей сэкономленных средств.

— Очень большая ответственность за реализацию этого проекта лежит на органах местного самоуправления, поскольку они выступают заказчиками всех работ. Важно, чтобы местные власти вовремя сообщали нам о сэкономленных на закупках деньгах. Их можно было бы направить на дополнительные работы в рамках тех же дворов или общественных пространств, по которым проводились торги. На эти денежные средства можно было дополнительно заказать горки, детские домики, спортивные снаряды.

К сожалению, некоторые муниципалитеты не воспользовались такой возможностью по разным причинам. Может быть «остатки» были небольшими, может не успели провести торги. Мы сейчас анализируем, почему это произошло, чтобы в следующем году такого не допустить.

— Почему вы уверены, что в следующем году вы сможете освоить сэкономленное?

— Мы уже провели заявочную кампанию на следующий год и знаем, какие объекты будут ремонтироваться в следующем году. До 20 января мы собираемся все деньги до муниципалитетов довести, чтобы они заранее провели все конкурсные процедуры. Таким образом мы раньше увидим, сколько средств у нас было сэкономлено. Перед муниципалитетами стоит задача закончить конкурсные процедуры до марта.

— А что с федеральными деньгами?

— Это тоже во многом зависело от муниципалитетов. Они до последнего ждали, когда подрядчики, которые постоянно «кормили завтраками», выйдут на объекты. В итоге муниципалитеты ошиблись, а подрядчики нас подвели. Чтобы это не повторилось, мы усилим контроль. У нас в проектном офисе есть люди, которые в следующем году будут работать с муниципалитетами, следить за своевременностью и качеством работ.

Также не нужно забывать об объективных причинах, допустим, погодных условиях. Я сам выезжал на несколько объектов, где из-за обильных осадков техника не могла начать земляные работы или асфальтирование.

— В ноябре ваше министерство анонсировало, что города Кизеловского угольного бассейна получат деньги на ремонт инженерных сетей. Насколько там все плохо?

— Чем был КУБ раньше? Там проживало больше 100 тыс. человек. Для них была создана серьезная инфраструктура. Когда экономическая ситуация изменилась, все эти сети нужно было обслуживать и ремонтировать. Почему это не делалось или делалось плохо, сейчас не имеет значения. Мы работаем с тем, что есть. У нас выбраны две основные точки — Кизел и Гремячинск. Мы будем им помогать, и это не только выделение денег. Мы также отправляем туда специалистов министерства, чтобы они вместе с местными властями разрабатывали качественные технические решения, на основании которых уже готовилась проектная документация.

На сегодняшний день котельные и инженерные сети, что находятся в КУБе, просто не нужны. Они технически устарели и слишком мощные для такого количества жителей. Их содержание заведомо убыточно. Например, в Кизеле водопроводные трубы стоят диаметром 400 мм, но столько воды там никогда не будет. Сейчас мы эту ситуацию пытаемся исправить. Приняли решение, что нужно установить меньший диаметр. Разумеется, разом все исправить не получится. На все нужно время.

— Когда вы закончите обновлять инженерные сети в КУБе, кому все достанется?

— Мы делаем это для муниципалитета. Никакой концессионер, даже в перспективе, на эту территорию не зайдет со своей инвестпрограммой. Здесь собираемость платежей чуть больше 70%, а вложения средств он сможет вернуть только через тариф. Поэтому выбран вариант работы через МУП, чтобы все было прозрачно и мы могли контролировать процесс.

— В этом году в Чайковском активно обсуждалась тема строительства полигона рядом с деревней Бормист, которая находится на охраняемой территории. Как вышло, что краевые власти официально утвердили планы по строительству такого объекта там, где его быть не должно?

— Первая территориальная схема была утверждена в 2016 году. Тогда весь край был поделен на шесть зон. В том числе отдельно был выделен юг. Но там был только обозначен планируемый земельный участок, все остальные работы: экспертизы и строительство — не проводились. Сегодня этого полигона в территориальной схеме нет.

В конце этого года мы вновь внесем изменения в территориальныю схему. Туда будут добавлены стратегически важные объекты — экотехнопарки. Таких у нас в Прикамье будет четыре, их места уже распределены. Это Пермь, полигон «Софроны», куда вывозится половина всех бытовых отходов жителей — около 300 тыс. тонн в год, Лысьва, Елово и Соликамск. Построить в этих местах экотехнопарки с комплексами по сортировке мы планируем до 2024 года. По Лысьве и «Софронам» уже разработана проектно-сметная документация.

— Изначально в расчете тарифа за вывоз ТКО учитывался показатель в 1 млн тонн в год. Сейчас вы говорите, что фактически жители края образуют около 600 тонн коммунального мусора. Это повлияет на уменьшение тарифа в 2020 году?

— Сейчас я говорю факт. Да, из наших подсчетов следует, что его будет меньше, но давайте до конца года доживем, чтобы мы все взвесили и поняли, почему был такой объем посчитан изначально и почему на самом деле вышло меньше.

— А что с переходом на подушевую оплату за вывоз ТКО в многоквартирных домах? Уже понятно, каким будет новый тариф, учитывая, что ранее суд отменил действующий тариф?

— На сегодняшний день для жителей действуют те тарифные решения, что были приняты ранее. Решение суда в законную силу не вступило, мы обжалуем его. Соответственно, когда будет решение суда, тогда будем проговаривать и по тарифам, и по нормативам.

— На одном из последних заседаний в ОНФ ваш заместитель говорил, что край собирается покупать инсинераторные установки, чтобы «сжигать» мусор в отдаленных территориях, и развивать временные площадки хранения ТКО. Уже есть конкретные планы?

— Мы работаем над нормативным актом, в котором будут указаны все требования и методические рекомендации для временных площадок ТКО: обязательно твердое покрытие, ограждения и так далее. Документ уже подготовлен и прошел согласование в минюсте. Сейчас идем дальше и согласовываем его с остальными ведомствами. Когда работа над документом будет закончена, мы сможем в отдаленных территориях организовать такие пункты хранения ТКО.

— Где будут появляться площадки временного хранения и сколько будет стоить их строительство?

— По сути дела у нас по всему Пермскому краю находятся такие точки временного хранения. Просто сейчас их нужно легализовать и подтянуть, чтобы они соответствовали всем требуемым параметрам. Говорить о вложениях средств можно будет после того, как нормативный акт будет утвержден. Понятно, что муниципалитеты один на один с этой проблемой не останутся. Мы будем выходить на российского экологического оператора за федеральным финансированием.

— А что с инсинераторными установками? На них деньги уже запланированы?

— В этом году мы ездили под Екатеринбург, смотрели как работают эти установки. Но их приобретение пока только рассматривается. Нужно понять, как они могут быть интегрированы в нашу территориальную схему. Конечно, если мы в итоге придем к такому решению, то это значительно упростит утилизацию ТКО в северных районах края, куда нет постоянного доступа из-за погодных условий.

— Ранее вы также анонсировали пилотный проект по раздельному сбору на две фракции. Говорили, что он пройдет в Перми и Пермском районе. Уже известно, где именно?

— Я повторюсь: в Перми и Пермском районе. Наша задача — в следующем году эти два пилота запустить, исходя из этого мы будем распространять эту практику на весь Пермский край. Все новое, бывает «кусачее». Поэтому, прежде чем говорить о внедрении раздельного сбора, нам нужно провести эксперимент.

— В начале декабря у вас должна была пройти встреча с профессором Института экологических технологий и энергетики Гамбургского технического университета Марко Ритцковски. Вы планируете привлекать иностранных специалистов для работы над раздельным сбором в Пермском крае?

— К сожалению, тогда я на два дня уезжал в командировку. Встречу с Марко Ритцковски провел мой заместитель, они обсудили все, что планировали. Разумеется, мы не против привлечения специалистов из любой сферы, в том числе иностранцев с большим опытом. На уровне законодательного собрания принято решение о создании постоянной рабочей группы по вопросам обращение с ТКО. В нее будут входить специалисты из разных областей, сотрудники ответственных ведомств, депутаты и ученые.

— В этом году в большинстве территорий края стали появляться контейнерные площадки, но не все муниципалитеты поддерживают эту идею. Добрянке, например, удобно вывозить мусор круговым сбором. За это же выступают небольшие села и деревни.

— Что касается Добрянки, мы за ними смотрим, наблюдаем, как у них все работает. В 2020 году круговой сбор у них точно останется. Мы даже вывели их в отдельный лот. У них будет свой возчик, который будет осуществлять сбор ТКО безконтейнерным способом. По итогам этого эксперимента мы должны прийти к какой-то единой схеме. Может где-то выйдет скомбинировать два способа вывоза мусора. Но общая задача остается — устанавливать контейнерные площадки. Тем более на это выделяются средства в рамках «Комфортной городской среды».

— Недавно регоператору «Теплоэнерго» в очередной раз выделили деньги на покрытие кассовых разрывов. Ситуация странная. За вывоз ТКО платить стали больше, но несмотря на это постоянно требуются финансовые вливания. Выходит, платим дважды — из кармана и из бюджета. Есть понимание, когда прекратится такое спонсирование?

— Деньги из бюджета выделяются, потому что сейчас в регионе не очень хорошая платежная дисциплина. Когда в начале 2019 года люди получили квитанции, они не пошли сразу платить, а мусор нужно все равно вывозить каждый день. Поэтому такие кассовые разрывы и получаются.

То, что у нас регопертор — государственное бюджетное учреждение, даже хорошо. Сейчас мы видим, что в некоторых регионах России коммерческие региональные операторы не справляются. Некоторые из них из-за финансовой неустойчивости приближаются к банкротству. У нас же такого нет.

В конечном итоге, многое зависит от жителей. Чем выше платежная дисциплина — тем меньше будут субсидии из бюджета. Разумеется, до 100% сборов платежей дойти невозможно, но к какой-то более экономически эффективной схеме работы «Теплоэнерго» мы все равно должны прийти.