Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Человек, который «лопнул»: в 2019 году более тысячи пермяков стали банкротами В прошлом году в Прикамье банкротами были признаны владельцы крупнейших компаний-налогоплательщиков. Суммы реестровой задолженности у многих превышают миллиард рублей.

Человек, который «лопнул»: в 2019 году более тысячи пермяков стали банкротами

23 января 2020, 08:01

Человек, который «лопнул»: в 2019 году более тысячи пермяков стали банкротами
Фото: Properm.ru
В прошлом году в Прикамье банкротами были признаны владельцы крупнейших компаний-налогоплательщиков. Суммы реестровой задолженности у многих превышают миллиард рублей.

В основе этого текста изначально было намерение узнать у известных пермских людей-банкротов, изменила ли их жизнь процедура признания личной несостоятельности. Все они отказались рассказывать о том, насколько полезным был процесс банкротства. «Я сейчас нахожусь в середине арбитражного процесса, — отметил экс-депутат заксобрания Прикамья Андрей Агишев, — как только все закончится — расскажу».

Отказы еще десяти человек звучали примерно так же, люди не готовы от своего имени рассказывать о банкротстве. «Ты же понимаешь, что мы ведем дела с серьезными партнерами, и любое новое упоминание о банкротстве может сорвать сделку», — говорили они. «Ты же знаешь, что я публичный человек, огласка не нужна», — говорили они. «Ну зачем об этом лишний раз вспоминать?» — говорили они. Эксперты редакции Properm.ru пояснили, что отрицательный имидж человека-банкрота во многих случаях становится причиной реструктуризировать долги в арбитражном процессе.

Мы сочли эти аргументы весомыми и попросили экспертов в личном банкротстве рассказать несколько лайфхаков: как прожить минимум три года несостоятельным гражданином. Но об этом — в конце текста.

Пермские банкроты: кто они?

Если до 2018 года достаточное число публичных пермских бизнесменов, политиков и культурных деятелей становилось банкротами, то в 2019 году дел о банкротстве известных пермяков стало меньше. Однако, размеры их долгов выросли.

Бывшего депутата Законодательного собрания Пермского края Андрея Агишева признали банкротом 28 января 2019 года. Он сам обратился в арбитражный суд, но за пределами Прикамья — в Удмуртии. В Едином федеральном реестре сведений о банкротстве есть данные о задолженности Агишева перед минфином Пермского края в размере 27 млн 253,4 тыс. рублей и перед банком ВТБ в размере 837 тыс. рублей.

В феврале 2019 года в отношении председателя совета директоров АО «Камская долина» Алевтины Романовой арбитражным судом была введена процедура реструктуризации долгов, предшествующая банкротству. В июле 2019 года по заявлению ПАО «Сбербанк» она была признана банкротом. Неисполненные обязательства перед банком составляют 1 млрд 26 млн 261 тыс. рублей. В апреле, также по заявлению «Сбербанка» и с тем же размером задолженности несостоятельным был признан гендиректор «Камской долины» Андрей Гладиков. В 2019 году они оба переехали в Екатеринбург.

Основатель крупнейшей IT-компании «Прогноз» Дмитрий Андрианов был признан банкротом 15 мая 2019 года. Заявление о несостоятельности в сентябре 2018 года подал банк ВТБ. Требования банка (418,4 млн рублей основного долга и 39,9 млн рублей неустойки — были включены в третью очередь реестра кредиторов должника). В соответствии с реестром требований кредиторов общая сумма обязательств должника, установленных судом, на момент вынесения решения составила 2 млрд 745 млн 408 тыс. рублей.

Экс-глава Бардымского района и один из учредителей холдинга «Ашатли» Риф Исмагилов признан банкротом 24 декабря 2019 года. Сумма исковых требований кредиторов составляет 20,4 млн рублей.

Ранее редакция Properm.ru уже составляла рейтинг известных пермяков, признанных банкротами до 2019 года. Среди них — председатель совета директоров «Экопромбанка» Владимир Нелюбин, бывший генеральный директор АО «Объединенные газопромышленные технологии «Искра-Авигаз» (ранее — ЗАО «Искра-Авигаз») Виктор Пыхтеев, бизнесмен и политик Константин Окунев и другие прикамские селебрити. Число их больше, однако сумма задолженности — значительно меньше.

Истории кредитного недоверия

По данным 4 тыс. кредиторов, собранным Национальным бюро кредитных историй (НБКИ), число потенциальных несостоятельных граждан за 2019 год в Прикамье выросло на полторы тысячи. Если в декабре 2018 года число закредитованных пермяков оценивалось НБКИ в 17,8 тыс. человек, то сейчас их стало 19,2 тыс. Люди, по данным аналитиков, в достаточном числе случаев, берут банковские займы на две цели: чтобы расплатиться с предыдущими кредитами и купить продукты питания. 

Высокая доля предбанкротных заемщиков привела к тому, что в 2019 году банки стали меньше выдавать кредитов, одобрение получили чуть более трети поданных заявок — 36,9%. Это меньше, чем в 2018 году на 4,1%. По мнению гендиректора НБКИ Александра Викулина, банки стали осторожнее оценивать заемщиков. И это следствие не только экономического кризиса в стране, но и возможности уйти от оплаты долгов, в том числе — через процедуру банкротства.

Раз - банкрот, два - банкрот

За девять месяцев 2019 года в арбитражный суд Пермского края поступило 979 заявлений о признании должника — гражданина банкротом (в 766 случаях должник был признан банкротом). Для сравнения, в 2018 году в арбитраже было рассмотрено рассмотрено 717 дел о банкротстве физлиц (за год банкротами были признаны 722 человека). Всего несостоятельные пермяки образца 2019 года должны своим кредиторам 2 млрд 789 млн 517 тыс. рублей. Финансовая доля долгов ИП значительнее: на долю тридцати предпринимателей приходится 844 млн 712 тыс. рублей. 736 простых жителей Перми должны по решению суда 1 млрд 944 млн 805 тыс. рублей.

Самый распространенный размер долга — от 500 тыс. до 3 млн рублей, в этих пределах выносились решения по банкротствам граждан в 687 случаях. По шести заявлениям о несостоятельности, сумма долга гражданина, не имеющего статус индивидуального предпринимателя, составила свыше 100 млн до 1 млрд рублей.

Нам пристав верить и жить помогает

По мнению эксперта организации «Финансовая грамотность» Александра Ромашкина, институт банкротства физлиц в Перми в частности работает, но не в полную меру. Эксперт говорит, что банкротами по доброй воле становятся те, кто уверен: процедура реально сократит размер долга, или даже избавит от необходимости возвращать кредиты и платить налоги.

«Закон работает не в полную силу по двум причинам. Во-первых, не многие знают о возможности реструктуризировать долги в процедуре банкротства физического лица. Во-вторых, те, кто не хотят платить долги, находят варианты их не платить», — говорит эксперт. Он напомнил об уголовном деле в отношении высших чинов прикамского управления Федеральной службы судебных приставов. В 2019 году по подозрению в получении взяток были задержаны главный судебный пристав Игорь Кожевников и его подчиненная Александра Марданова. По данным эксперта Properm.ru, они помогали должникам не расплачиваться по долгам.

Закон суров, но не всегда работает

Люди не готовы получать статус банкрота по многим причинам, считают собеседники Properm.ru как из числа экспертов-экономистов, так и из числа банкротов. Например потому, что многие граждане готовы перекредитовываться, бегать от приставов, продавать недвижимость, но не иметь статус несостоятельного.

«Пугает то, что даже после окончания процедуры банкротства банки будут отказывать в кредитах, и даже в открытии дебетовых счетов. Закон запрещает занимать должности и вести бизнес от 3 до 5 лет после выхода из несостоятельности, а в банковском секторе — 10 лет. Банкрот не может сам пользоваться финансами, расплачиваться банковскими картами, не может ездить за границу. Кроме того, есть риски для имущества супругов — в суде оно также может пойти под реализацию», — отмечает экономист, доцент ВШЭ Елена Зуева. Однако, эксперт говорит, что при всей строгости и малой привлекательности закон работает. Иначе бы в реестре сведений о банкротстве физических лиц в Прикамье не было бы более 3 тыс. человек.

Кому я должен, я всем прощаю

Под гарантию неразглашения имен опытные банкроты рассказали, как получается спокойно жить в статусе несостоятельного, не лишиться имущества, вести бизнес и даже накапливать капитал.

Первое. Каждый человек, а особенно бизнесмен должен заранее предполагать, что любое предприятие может «лопнуть» и он сам будет отвечать за долги компании. Поэтому важно не складывать яйца в одну корзину — для организации процесса важно открыть несколько не связанных между собой организаций и ИП. Накануне банкротства одной конторы всегда можно оплатить услуги другой организации, а финуправляющий потом будет долго доказывать, что контракт был намеренным выводом средств. В 70% случаев доказать этого не удается. Да и в случае банкротства одного бизнеса можно достаточное время работать от имени второго, третьего и так далее.

Второе. Заключать договоры оказания услуг за пределами своего региона. Один из банкротов признался, что до сих пор заключает договоры от имени своего ИП в Чувашии, Башкирии, Удмуртии. Партнеры в другом субъекте редко проверяют надежность партнера и помогают банкроту покупать авиабилеты, оплачивать гостиницы, организовывать мероприятия для уже несуществующего ИП.

Третье. Изучать базы данных налоговой, реестры банкротств, картотеки арбитражного суда и релизы прокуратуры. Именно среди тех, кто тоже попал в списки «неблагонадежных» можно найти будущих партнеров и работодателей. Как правило, проблемы ведения бизнеса у всех одни, а коллеги по несчастью намного легче соглашаются платить исключительно наличными.

Четвертое. Не жениться и не оформлять отцовство. Это даст возможность приобретать недвижимость, элементы роскоши и прочие игрушки для взрослых на имя близких людей и не лишаться богатства.

Пятое. Уйти из публичной повестки, отдохнуть от славы. Ведь деньги любят тишину, а особенно — наличные.

Шестое. Начать процедуру банкротства еще до того, как этого захотят другие. Объявить себя банкротом можно при любой сумме долга, это партнерам и банкам необходимо доказать неоплаченную в течение трех месяцев задолженность более 500 тыс. рублей. Самому гражданину достаточно незначительного долга, признанного кем-то из доверенных партнеров. Такой подход позволяет быстро миновать процедуру реструктуризации, в которой риски лишиться спрятанного имущества выше и даст возможность гораздо проще избавиться от долгов.

Седьмое. Не унывать ни при каких обстоятельствах, ведь бизнес — это риск, а риск — это благородное дело.