Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
1713 +57
Выздоровели
939 +11
Умерли
57 +1
Properm.ru
Автобусы Шредингера. Какие машины возят пермяков под видом «Пермгорэлектротранса»? Разбор обстоятельств обычного ДТП, совершенного микроавтобусом со смоленскими номерами 17 января 2020 года в центре Перми привел нас к большому количеству вопросов. Оказалось, что муниципальный перевозчик «Пермгорэлектротранс» давно и постоянно использует на субподряде автобусы частников, а по маршруту №2 пермяков возят машины с иногородними номерами, чью принадлежность даже к пермским перевозчикам установить так и не удалось. Мы увидели нарушения положений законов и контрактов, а странности с ДТП 17 января наводят на вопросы о причастности руководства ПГЭТа к нарушению статей о безопасности пассажирских перевозок.

Автобусы Шредингера. Какие машины возят пермяков под видом «Пермгорэлектротранса»?

31 января 2020, 08:01

Автобусы Шредингера. Какие машины возят пермяков под видом «Пермгорэлектротранса»?
Разбор обстоятельств обычного ДТП, совершенного микроавтобусом со смоленскими номерами 17 января 2020 года в центре Перми привел нас к большому количеству вопросов. Оказалось, что муниципальный перевозчик «Пермгорэлектротранс» давно и постоянно использует на субподряде автобусы частников, а по маршруту №2 пермяков возят машины с иногородними номерами, чью принадлежность даже к пермским перевозчикам установить так и не удалось. Мы увидели нарушения положений законов и контрактов, а странности с ДТП 17 января наводят на вопросы о причастности руководства ПГЭТа к нарушению статей о безопасности пассажирских перевозок.

Форд, которого нет

Утром 17 января водитель пассажирского микроавтобуса Ford Transit с госномером К028МТ 67 региона (Смоленская область) ехал по ул. Монастырской и, поворачивая налево, на Комсомольский проспект, зеркалом задел женщину, которая переходила проспект по нерегулируемому пешеходному переходу. Пострадавшую забрала машина «Скорой помощи». Это было бы обычным ДТП, если бы не нюансы.

Корреспондент Properm.ru обратил внимание на остатки большого стикера на боку автомобиля, который очень похож на подобные же наклейки, на которых указывают номера и конечные пункты маршрутов автобусов в Перми. Мало того, при проверке на сайте «Гортранса», где в реальном времени должны отображаться отметки каждого автобуса или трамвая системы общественного транспорта в Перми, на месте аварии мы обнаружили отметку микроавтобуса маршрута №2, который обслуживает «Пермгорэлектротранс». При этом, судя по данным отметки, транспортное средство с очень похожими номерами К 028 ВМ 167 (реальный номер К028МТ 67).

Отметки дат и времени наглядно демонстрируют, что двойного толкования ситуации быть не могло. Мы одновременно фотографировали машину и отслеживали сигнал с этой же точки на сайте. Пассажирский микроавтобус К 028 МТ 67 был той самой машиной с которой в диспетчерскую Гортранса отправлялся сигнал о работе на маршруте № 2 машины с номером К 028 ВМ 167. По информации источников редакции, номер могли некорректно забить в систему или сознательно изменить данные при программировании устройства передающего данные по автобусу.

Водитель «Форда» решительно повторял, «я на них не работаю» и утверждал, что ехал по своим личным делам. По словам сотрудников ГИБДД, его документы и документы на машину подтверждают частную собственность автомобиля. Но наши источники подтверждают, что машина действительно работала на маршруте. Мы обратились к информации портала fotobus.msk.ru. Это крупнейший на территории СНГ ресурс, где собирается и отслеживается база подвижного состава. Там содержится информация по перевозчикам, отслеживается история работы практически каждого автобуса. Ресурс не является официальным, но считается одним из самых авторитетных для перевозчиков по всей стране.

Журналист Properm.ru смог восстановить трудовую биографию «Форд Транзита». По данным портала, шесть лет этот частный автомобиль с водителем работал в Смоленской области, затем в течение года на башкирское автопредприятие «Арбат+» (на «Форде» сохранилась отметка, подтверждающая работу на это предприятие).

В сентябре 2019 года «Форд» перекочевал в Пермь на подряд к ООО «Транзит», где предположительно работал на маршруте 8Т. А с декабря 2019 года он значится субподрядчиком «Пермгорэлектротранса».

А вот дальше начались странности. Когда мы снова обратились к информации на портале, оказалось, что почти вся информация об истории работы этой машины исчезла из баз данных портала. Теперь страница выглядит так.

При этом пресс-служба городской администрации пояснила следующее: «Автомобиль с номером К028МТ 67 находится в перечне транспортных средств, которые обслуживают автобусный маршрут №2. 17 января 2020 года данный автомобиль не был заявлен на маршрут и не осуществлял перевозку пассажиров. Протокол ГИБДД оформлен на физическое лицо. На карте МКУ «ГорТранс» транспортное средство отображалось по причине не выключенного GPS-навигатора. С водителем проведена повторная разъяснительная работа».

Если верить заявлению мэрии, то картина вырисовывается фантасмагорическая. Водитель смоленского «Форда», встав с утра в свой выходной день 17 января, заводит машину, специально включает gps-передатчик и едет отдыхать на свой любимый маршрут №2. Видимо, любоваться зимними видами на набережную Камы или в краеведческий музей. Естественно, диспетчерская «Гортранса» не обращает на это никакого внимания. Далее, на обратном пути, будучи совершенно случайно ровно на своём маршруте, он совершает ДТП. После этого водитель снимает с машины все внешние признаки принадлежности к общественному транспорту, сдирает приклеенные таблички маршрута, на прямой вопрос журналиста о работе на «Пермгорэлектротранс» заявляет: «Я на них не работаю» и о том же сообщает сотрудникам ГИБДД, не выключая при том gps-передатчик. А в течение следующих суток из баз исчезает вся информация о работе этой машины на пермского муниципального перевозчика.

Вам не кажется, что количество логических нестыковок в такой версии превышает всякие мыслимые нормы? Вот и нам кажется. Значительно более вероятной представляется версия, что сразу после аварии была попытка скрыть всякие следы принадлежности микроавтобуса к маршруту, который должен обслуживать «Пермгорэлектротранс». Тем более, что никакого микроавтобуса со смоленскими номерами в ПГЭТе конечно нет. Но тогда откуда он взялся в принципе?

Реформа, как повод к бардаку

Для понимания явления нужно вернуться к весне 2019 года. Тогда муниципальный перевозчик «Пермгорэлектротранс» резко увеличил долю на рынке автобусных перевозок города. Под предприятие закупили 85 новых автобусов и оно выиграло конкурсы сразу на восемь маршрутов. Имея в своем распоряжении только 90 (по другим данным 100) автобусов предприятие должно было обслуживать маршруты с общим числом в 112 машин. Отметим, что все контракты разыгрывались в марте-апреле 2019 года, и к тому моменту все прекрасно знали, сколько автобусов может вывести на улицу «Пермгорэлектротранс». О нехватке ресурсов знали и руководители предприятия и руководители мэрии, но все подписали договоры.

Для компенсации дефицита «Пермгорэлектротранс» взял на субподряд автобусы нескольких частных перевозчиков. Как так получилось — вопрос к правоохранительным органам. Дело в том, что статья 34.1. ФЗ №220 требует, чтобы к управлению единицей общественного транспорта был допущен только водитель, который состоит в трудовых отношениях с перевозчиком. При этом сведения о таком водителе должны содержаться в реестре пассажирских перевозок. Ну и конечно, что такой водитель должен проходить медицинские осмотры и исполнять другие обязанности при подготовке и выполнении рейсов. Сделано это для обеспечения безопасности, чтобы за руль общественного транспорта не садился «непонятно кто». Еще раз, перевозчик, выпуская водителя в рейс по закону отвечает за то, что он здоров, трезв, соблюдает режим отдыха и профессионально подготовлен, а его автобус полностью готов к работе.

Например, весной 2019 года, когда на два месяца Пермь арендовала автобусы в Москве из-за задержки поставок новых «Волгабасов», за руль московских автобусов сели водители ПГЭТа. Но в случаях субаренды, весной и летом этого года это требование вряд ли выполнялось. В рейсы тогда выходили самые разные машины. Автобусы, взятые в аренду концентрировались на трёх маршрутах: №№ 36, 60 и 11. 5–7 машин выходили в рейсы на 11 маршруте, около 10 — на маршруте №60 и 15 на 36 маршруте.

Кроме того, субподряд прямо запрещался некоторыми договорами муниципального контракта. Например, в проекте контракта на обслуживание 36 маршрута (контракт на 109 млн рублей) требование значится под пунктом 4.3.9.

Но это не помешало директору ПГЭТа Александру Дербенёву лично подписать агентский договор с ООО «Дизель» на перевозки по тому самому 36 маршруту. И таких агентских соглашений было подписано несколько, насколько нам известно.

В распоряжении Properm.ru есть фрагмент документа, который показывает какие именно пермские перевозчики работали по прямым агентским договорам с «Пермгорэлектротрансом» в прошлом году, на каких маршрутах и за какие деньги. Отметим, согласно этому документу 171 млн рублей муниципальный перевозчик вынужден был отдать частникам из-за странной контрактной политики в 2019 году.

Руководителю департамента транспорта Анатолию Путину и вице-мэру Людмиле Гаджиевой на нарушения несколько раз указывали депутаты Пермской городской думы. Например, Александр Филиппов говорил о том, что некоторые частные перевозчики на субподряде «Пермгорэлектротранса» «вольно» обходятся с выручкой с маршрутов, а Вероника Куликова акцентировала внимание на отсутствии у части нанятых автобусов системы автоматического учета пассажиров.

Но судя по всему, практика не прекратилась и приобрела новые черты. Теперь на маршрутах муниципального перевозчика оказываются странные «серые» машины на непонятных условиях.

И Воронеж, и Татарстан

Пункт о безусловном запрете на субподряд временно или постоянно, но убран из проектов договоров муниципального контракта на пассажирские перевозки этого года. Заказчики предпочли положиться на федеральное законодательство. В принципе его вполне достаточно. Во-первых это ФЗ № 220 «Об организации регулярных перевозок…» и конечно ФЗ №196 «О безопасности дорожного движения». Про трудовые отношения водителей в этой статье сказано выше, статья 34.1. ФЗ №220 требует, чтобы к управлению был допущен только водитель, который состоит в трудовых отношениях с перевозчиком. Но и все до единого машины используемые для перевозок пассажиров должны быть включены в реестр маршрутов регулярных перевозок. Кроме того, привлекая на подряд сторонних водителей и машины, «Пермгорэлектротранс» должен обеспечить медицинское освидетельствование, ежедневный технический осмотр автобусов, и еще массу требований, которые предусматривает закон о безопасности дорожного движения. Напомним, вся существующая схема при её исполнении делает ответственным за безопасность пассажиров не только водителя общественного транспорта, но и перевозчика, который за исполнение муниципального контракта получает плату.

Например, на маршруте № 60, который формально курирует ПГЭТ зафиксирована работа машин частных перевозчиков ИП Иванова В.И. и ИП Караева С.Н. На маршруте № 51 — перевозчика ИП Амельченко А.С. (или ООО «Тройка-Тур», учредителем которого значится Амельченко А.С.).

Но непонятнее всего ситуация на том же маршруте № 2, где то ли работал, то ли отдыхал смоленский «Форд». По нашим данным, обычно три машины на этом маршруте относятся к парку предпринимателя Камбура К.В. Это микроавтобусы с пермскими номерами. Но при этом на маршруте мы зафиксировали три машины с иногородними номерами, которые по формальным признакам вроде бы не должны иметь отношения к пермским перевозчикам и уж тем более к МУП «Пермгорлектротранс». Кроме того самого смоленского «Форда» К 028 МТ 67, мы обнаружили еще две машины.

Данные по «Газель-Next» из Татарстана с госномером А 126 ТК 716 вычистили из базы данных так же, как и данные по смоленскому «Форду», при заходе на нужную станицу система выдает запись «Транспортное средство не найдено». Но интернет помнит все, поэтому информацию по «Газели» удалось восстановить.

Еще одна машина зарегистрирована в Воронежской области. Эта практически новая «Газель-Next» с госномером В 764 ВЕ 136 выпуска 2018 года. Судя по данным базы неожиданным образом списана, а ее «местонахождение и судьба неизвестны».Однако она, судя по сайту МКУ «Городское управление транспорта» возит пермских пассажиров по 2 маршруту.

За пояснениями мы обратились в пресс-службу департамента транспорта администрации Перми. Попросили предоставить информацию о статусе использования автобусов частных перевозчиков на маршрутах №2 и № 51, а также всех трех микроавтобусов с иногородними номерами на маршруте № 2. Это машины с госномерами А126ТК 716, В764ВЕ 136, К 028 МТ 67.

Нас интересовало: «На каком основании они обслуживают маршруты ПГЭТа? Если это договоры, то хотелось бы увидеть параметры этих договоров: суммы, сроки условия, соответствие федеральным и региональным нормам безопасности. Являются ли водители машин штатными сотрудниками ПГЭТа? »

24 января был получен следующий ответ: «Автобусные маршруты N2 и N51 обслуживаются на основании временного контракта, который действует до момента заключения контракта, разыгранного по итогам аукционов. Отношения между МУП «Пермгорэлектротранс» и перевозчиками регламентируются, согласно заключенному между сторонами соглашению. Данные контракта соответствуют правилам безопасности пассажирских перевозок в рамках действующих федеральных законов. Содержание заключённых соглашений между хозяйствующими субъектами является коммерческой информацией».

Как видим, пресс-служба департамента транспорта на конкретные вопросы не ответила, а детали неких «соглашений» между ПГЭТом и неназванными перевозчиками дептранс объявляет коммерческой информацией и отказывается раскрывать.

Итак, давайте суммируем. Муниципальный перевозчик «Пермгорэлектротранс» заключает прямые агентские или субподрядные договоры с частными перевозчиками Перми на обслуживание «своих» маршрутов, по которым должен возить пассажиров сам. Кроме того, на маршруте «Пермгорэлектротраса» работают микроавтобусы из других городов, которые не значатся в парках пермских перевозчиков. Во всяком случае в списках субподрядчика по маршруту №2 К.В. Камбура (ИП или ООО «Держава») таких машин нет. Между тем, по факту как минимум две из них регулярно выходят на линию (зафиксировано на 27 января 2020 года).

Как минимум одна из машин зарегистрирована на частное лицо. Статус таких машин неизвестен, их взаимоотношения с «Пермгорэлектротрансом» на данный момент воспринимаются как входящие в «серую» зону. Можем ли мы делать вывод о том, что пермских пассажиров, вопреки декларируемым мэрией принципам безопасности и прозрачности возят автомобили и микроавтобусы которых муниципальный перевозчик нанимает по «серой» схеме и так же им платит?

Последствия, про которые мы знаем

В Перми уже была похожая история, причем с трагическим результатом. 17 августа на ул. Новогайвинская. автобус 53 маршрута врезался в стену. В результате ЧП пострадали 35 человек. Одна женщина погибла на месте, еще одна скончалась позднее в больнице. Официальный перевозчиком маршрута значилось ООО «Дизель». После аварии глава Перми Дмитрий Самойлов в запале обещал снять перевозчика со всех маршрутов. Запал пропал, зато выяснились детали. Оказывается тот самый 53 это вовсе не автобус «Дизеля», а совсем даже другого индивидуального перевозчика на субподряде. Прокуратура много времени спустя, заявила, что «Дизель» нарушил условия лицензии и трудового законодательства. Организация использовала на маршрутах автобусы, не включенные в реестр лицензии. Кроме того, на трех автобусах ООО «Дизель» был неисправен привод управления передними дверьми. Но в СИЗО сидит не директор «Дизеля», а ИП Дробинин. «Дизель» же продолжает возить пермяков.

Та же сама история, судя по всему, происходит и со смоленским «Фордом» и с другими подобными историями. Будет ли «Пермгорэлектротранс» и его директор отвечать за ДТП, которое совершит частный перевозчик, находящийся на субподряде ПГЭТа? По идее должен. А если этот автобус вообще нигде не числится, не значится и выходит работать по серой схеме, кто несет ответственность за безопасность пассажиров? Для таких случаев в уголовном кодексе России существует статья 238 «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья…». А вот чтобы эта статья не заработала в отношении всех причастных, вполне можно и наклейки о принадлежности к общественному транспорту с машины сорвать. Не так ли?

Редакция Properm.ru просит правоохранительные органы провести проверку по фактам, изложенным в статье.