Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
1495 +44
Выздоровели
871 +47
Умерли
53 +1
Properm.ru
Отбивалась от собак и сторонилась проституток. Как пермячка 10 дней добиралась до Москвы на велосипеде В августе 2019 года Аня Фионова проехала на велосипеде почти 1,5 тыс. км и сделала это одна. В интервью Properm.ru девушка рассказала, как преодолевала себя на пути в столицу России.

Отбивалась от собак и сторонилась проституток. Как пермячка 10 дней добиралась до Москвы на велосипеде

Отбивалась от собак и сторонилась проституток. Как пермячка 10 дней добиралась до Москвы на велосипеде
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
В августе 2019 года Аня Фионова проехала на велосипеде почти 1,5 тыс. км и сделала это одна. В интервью Properm.ru девушка рассказала, как преодолевала себя на пути в столицу России.

— Как ты пришла к такому решению?

— В 2014 году, когда я переехала в Пермь, стала катать на велосипеде по городу, потом за городом, потом по Пермскому краю, потом дальше и дальше. В 2015 году ездила в Екатеринбург, в 2018 году — в Казань. Захотелось большего. Я человек, которому нужно постоянно исследовать, а Пермь уже исследовать тяжело, потому что ты за сезон упираешься во все места, все закоулки, которые существуют, а хочется расширять границы.

— Все было спонтанно?

— Нет. Я планировала большое путешествие, но ждала хорошую погоду. Когда появилась возможность, я поехала. У меня были две маленьких сумочки. Одна была на руле, другая над колесом. Для такого длительного путешествия этого не достаточно, но мне хватало. У меня была куртка-дождевик, инструменты, камеры, большая бутылка воды, солнцезащитный крем, несколько вещей, в которых я тусовалась в Москве, сама я была в велоформе.

— Сколько времени заняло твое путешествие?

— Всего 10 дней. Восемь из них я была в дороге, в остальные была в городах. Ехала через Игру, Казань, Нижний Новгород и Владимир, но останавливалась не только в городах. Приходилось жить и в придорожных гостиницах. Каких-то запланированных пунктов остановки у меня не было, это сложно. Я просто знала, что на протяжении некоторого количества километров, которые мне доступны, в любом случае будет стоять гостиница, мотель, заправка — не важно что.

— Наверное, останавливаться на трассе — не самое приятное дело.

— Я изначально знала, что буду привлекать внимание: у меня мощные ноги, обтягивающие лосины, татуировки. Поэтому я заплела себе максимально дурацкие косички, как у каратэ-пацана, никому не улыбалась и вела себя довольно жестко, чтобы люди не хотели ко мне подходить. Всегда были опасения, что сейчас кто-то может начать знакомиться, а я как-то неправильно отвечу… Контингент неприятный, но всегда есть персонал нормальный. Тетушки, которые работают в этих гостиницах, обычно живут где-то недалеко в деревнях, они довольно добрые, если что, они тебя хотя бы попытаются защитить как-то. Но больше всего я боялась проституток. Они агрессивно выглядят. Я старалась их обходить стороной, мне было немножко не по себе, я никогда не сталкивалась с такими людьми.

— Были какие-то попутчики?

— Почти все время я была одна. Кроме тусовок в городах — Казани, Нижнем, Москве, где проводила время с местным велосообществом. Правда, был один момент в Удмуртии, когда пришлось проехать автостопом, потому что я заблудилась и могла не успеть на паром.

Сначала я остановила священника, он отказался меня подвести. Это было смешно, потому что он ехал на достаточно крупной машине с прицепом. Мой велосипед спокойно бы туда уместился, но священник сказал, что его некуда положить и уехал. Я догадываюсь, почему он так поступил. У меня много татуировок и был значок нашего сообщества, который немного похож на сатанинский символ — черепушка со звездой. Наверное, это ему и не понравилось. После этого я остановила двух замечательных ребят на легковушке. Мы разобрали мой велосипед, положили в багажник и спокойно поехали. Но эти 200 км я потом наверстала вокруг Казани.

— Хотелось во время дороги развернуться и поехать обратно?

— Два раза были такие ситуации. В первый — на дороге от Казани до Чебоксар. Там довольно хорошее покрытие, ровное, свежее. Передо мной ехала фура-автовоз, поскольку она была пустая, «хвост» был достаточно легким. На спуске фура стала тормозить перед светофором, этот «хвост» занесло буквально в нескольких метрах от меня. Я затормозила, съехала на обочину, села и поняла, что у меня ноги просто ватные, они выключились — настолько стресс был жесткий. Тогда мне было очень сложно заставить себя что-либо делать, потому что я сильно стрессанула, меня только что чуть не сбила машина. Было сложно вернуться на дорогу. Я какое-то время ехала по обочине, потому что надо было ехать, а не сидеть в кустах. Потом я пробилась, пока ремонтировала колесо, смогла себя снова заставить ехать.

Вторая ситуация произошла возле Москвы. Было довольно страшно. Вокруг полигоны, знаки «Стой, стреляют», где-то огорожено колючей проволокой. Начался сильный шторм, песок, ветер. Меня постоянно сдувало, а нужно было доехать до ближайшей гостиницы, чтобы остановиться уже. В этот момент на меня напали собаки, которые жили на полигоне, такие здоровенные. Я от них отбивалась ногами. После этой ситуации тоже думала, что больше никуда не поеду. Самое смешное — на такой случай у меня с собой был перцовый баллончик. Но я специально убрала его подальше в сумку, чтобы не потерять.

— Сколько километров в день ты проезжала?

— Всего я проехала 1,4 тыс. км, то есть по 140 км в день в среднем. Но участки все были разные, самая маленькая дистанция была 20 км, а самая большая — 211 км.

— Почему обратно решила возвращаться поездом?

— Мой отпуск уже заканчивался, да и мне хватило того, что я ехала на велосипеде 10 дней.

— В этом году снова отправишься в тур по России?

— Я бы больше не хотела ездить по России, потому что уже перенасыщена тем, что видела: поля подсолнухов, мертвые лоси… Мне уже хватило! А в сторону Сибири одной девушке ехать не безопасно, нужно отправляться с кем-то, а я этого не люблю. Мне нравится кататься одной.

— Как оценишь наш город в плане велоинфарструктуры?

— Мой велосипед создан для катания по дорогам вместе с машинами. Я не езжу по велодорожкам, соответственно, новое правило, что все велосипеды обязаны ездить по велодорожкам, если они есть, я никак не могу соблюдать, потому что я катаюсь по городу 30–35 км\ч. Я не могу с такой скоростью по велодорожке ехать, я просто буду сбивать людей, которые там ходят.

Мое катание — постоянный интерактив. Мне хочется получать удовольствие не просто от того, что я еду от пункта А в пункт Б, а то, что объезжаю пробки, еду в трафике, где-то на красный. Меня привлекает именно драйв перемещения. Из-за такой агрессивной и опасной езды водители нас не любят.

— Если оценивать города России, где ты была, какие из них тебе понравились больше?

— В Москве — интереснее, там есть все: узкие и широкие дороги, куча трафика, развязки, полосы. То есть все, чтобы максимально себя проявить, все свои способности и умения перестраиваться между полосами, обгонять трафик и так далее. В Казани просто приятно ездить. Там приятное покрытие и есть выделенные полосы для автобусов, которые можно занимать.

Что касается Перми, то у нас можно очень быстро гнать по Ленина, а по Куйбышева спускаться всегда неприятно. Там постоянно происходит что-то непонятное — кто-то остановится, кто-то перестроится. Поэтому, в сравнении с другими городами, в Перми, наверное, мне ездить тяжелее.

— Были какие-то конфликты с водителями?

— Такое случается чаще всего у парней, девчонок не сильно трогают. Лично для меня самое неприятное место — рынок на Гаче. Стараюсь это место объезжать. Иностранцы, которые там работают, часто специально прижимают тебя к бортику, начинают что-то кричать из окна. Чаще всего это заканчивается падением, когда цепляешь педалями бордюр. Несколько раз меня пытались схватить за задницу, выставляя руки из окошка. Разумеется, и русские ребята тоже иногда ведут себя неадекватно.

— От быстрой езды, наверняка, должны быть какие-то последствия? Приходилось попадать в ДТП?

— Была жесткая ситуация в этом сезоне, когда мы с командой ездили в Краснокамск. Мы ехали в пелотоне, то есть друг за другом, периодически меняя друг друга на позиции лидера. Это позволяет двигаться с большой скоростью, потому что нет сопротивления ветру. Получается группа, которая движется с огромной скоростью, за счет того, что вы перекрываете друг друга и не устаете.

По дороге мы попали под сильный дождь, и парень, который ехал передо мной, соскочил с сырой разметки, его унесло на трассу. Я, соответственно, испугалась, стала тормозить, влетела в него, у меня выкрутило руль, я проехала на животе по асфальту, все потом было расцарапано. Тогда нам сильно повезло, что мы не попали под машины. С тем парнем в итоге тоже все в порядке.

— Такие ситуации происходят часто?

— Если ты катаешься на большой скорости, в любом случае что-то будет происходить. Обычно не начинаешь ездить быстро, пока ты не поймешь, как ведет себя трафик, какие ситуации бывают, как ведет себя разное покрытие, как ведет себя велосипед. Когда ты полностью ловишь чувство единства с велосипедом, понимаешь, как он будет сейчас себя вести, тогда можно ездить быстро и неадекватно. Я все проезды на красный всегда оправдываю тем, что я понимаю, почему сейчас горит красный, кто сейчас откуда поедет, как я успею проскочить.

— А с ГИБДД бывают конфликты?

— Обычно они «факают» нас на Ленина, где сейчас велодорожка, по которой нужно обязательно ехать по новым правилам, а у нас его все игнорируют и ездят по дороге. Но меня останавливали только раз — не было переднего фонарика на велосипеде. У меня спросили документы, чтобы выписать штраф. Я сказала, что у меня нет паспорта и уехала. Очень сильно сердечко колотилось потом, думала, что они за мной погоню устроят.

— В Перми есть активисты, которые продвигают идеи, что велосипеды можно использовать как транспорт в любое время года. Ты разделяешь эти взгляды?

— Я не люблю много одеваться, не люблю грязь и ветер, поэтому стараюсь по сухому асфальту ездить. А сейчас, зимой, я даже пешком почти не хожу — в основном на такси езжу. Вообще я не придерживаюсь правила, что если у тебя есть велосипед, то мы друзья. Когда кто-то мне машет на велосипеде, я этого не понимаю, мы ведь не знакомы. Кроме того, ребята, которые выступают за велоинфраструктуру, катаются PIN-MIX, это когда много незнакомых людей вечерами спокойно ездят по городу. Мне же нравится более агрессивное вождение. Тем более, такие велосипедисты «топят» за ЗОЖ, а мы часто катаемся от одного бара к другому.

— То есть летний конфликт из-за запрета велодвижения на набережной тебя не волновал?

— Я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы нас кто-то ловил, поэтому особо нет. Потому что велосипед не прогулочный. Понятно, что иногда прикольно проехать по набережной, но это бывает редко.

— Ребята на велосипедах у кофейни «Свет» — это ваша тусовка?

— Да. «Свет» — наша база. Если у меня появилась пара свободных часов — еду туда, встречаю друзей. Есть настроение — катаемся, нет настроения — сидим пьем кофе. Во многих городах нет такого места, поэтому ребята собираются только на большие заезды или общаются отдельными группами. В этом плане в Перми сложилась уникальная ситуация.

— Кататься в PIN-MIX может любой пермяк, было бы желание. А ваша тусовка? Она открытая?

— С нами можно кататься на любом велосипеде, если ты умеешь и тебе с нами комфортно. Наше комьюнити супер-дружелюбное и открытое. Ребята организуют заезды и гонки, участвовать можно везде, все анонсируется в соцсетях.