Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
3857 +56
Выздоровели
2720 +48
Умерли
129 +4
Properm.ru
Почему Пермь безнадежно отстала от Екатеринбурга, и как это изменить. Мнение эксперта В момент смены главы региона в Пермском крае Properm.ru спросили профессора МГУ им. М. В. Ломоносова Наталью Зубаревич, почему Прикамье нельзя назвать депрессивной территорией, что может помешать развитию региона, и что важно сделать для развития бизнеса в Прикамье.

Почему Пермь безнадежно отстала от Екатеринбурга, и как это изменить. Мнение эксперта

11 февраля 2020, 08:00
интервью

Почему Пермь безнадежно отстала от Екатеринбурга, и как это изменить. Мнение эксперта
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
В момент смены главы региона в Пермском крае Properm.ru спросили профессора МГУ им. М. В. Ломоносова Наталью Зубаревич, почему Прикамье нельзя назвать депрессивной территорией, что может помешать развитию региона, и что важно сделать для развития бизнеса в Прикамье.

— Наталья Васильевна, как сейчас Пермский край выглядит в сравнении с другими регионами? Считается, что еще лет десять назад у нас была возможность обогнать в развитии тот же Екатеринбург, это так?

— Десять лет назад у вас уже не было возможности обогнать Екатеринбург. Опоздали.

— Уже тогда опоздали? Что региону сейчас нужно сделать, чтобы совершить рывок в развитии или он уже невозможен в принципе?

— Многое будет зависеть от политики центра в отношении регионов и крупных городов. Пермский край — это нефть, калийные удобрения, лесопереработка и оборонка. Что значит обогнать? За счет чего? Новые большие бизнесы вряд ли скоро появятся.

— Стать не депрессивным, а развивающимся?

— Кто вам сказал, что вы депрессивный регион?

— Так часто думают простые жители региона, это часто обсуждается, в том числе и в СМИ. Именно поэтому такой вопрос возникает.

— Если так относиться, то вся страна депрессивная. Пермский край входит в число относительно развитых регионов. Да, позиции немного ухудшились по сравнению с 90-ми, когда региону оставалось больше доходов от ресурсов, которые имеются в Пермском крае. Потом «крупняк» потихоньку эти доходы начал выводить.

Свердловская область по подушевому ВРП в 2010-х немного выше Пермского края, но различия невелики (рост валового регионального продукта 2017 году по отношению к 2016 году в Пермском крае составил 8,9%, в Свердловской области — 7,7%, на сегодня это самые актуальные данные аналитики по ВРП — Properm.ru). По уровню развития оба региона входят во второй эшелон после Москвы, Санкт-Петербурга, ХМАО, ЯНАО и Сахалина. Вы чуть-чуть сползаете вниз внутри группы относительно развитых регионов. Если это у вас в Перми называют депрессией, тогда называйте всю страну депрессивной. Многие территории России живут хуже, чем Пермский край.

— Что региону необходимо сделать, чтобы эту позицию удержать, чтобы развиваться и у людей не возникало ощущения депрессии?

— У людей ощущение депрессии возникает, потому что в стране пять лет подряд падали доходы населения. Какие другие ощущения при этом должны быть? Кроме того, в периферийных муниципалитетах мало нормально оплачиваемых рабочих мест и вряд ли они добавятся в обозримой перспективе. Да и Пермь могла бы быстрее развиваться, но есть проблемы с инвестициями. Например, в Екатеринбург вкладывают свои же «крупняки», которые базируются в регионе — металлургические и трубные компании, они диверсифицируют свои активы, инвестируя в сервисную экономику — аэропорт, отели, торговлю. А ваш крупный бизнес этим почти не занимался , поэтому Пермь и начала отставать от Екатеринбурга с 2000-х годов.
Пермь по-прежнему — индустриальный город, это ПНОС, «Мотовилихинские заводы» и т.д., она отстала в сервисной трансформации. Это не вина города, это его беда, что не нашлось крупных частных бизнесов, которые были бы заинтересованы в диверсификации и поиске моделей развития за счет сервисов в городе-миллионнике. Беда, в том, что у вас работают такие бизнесы, которые выкачивают прибыль из территории.

— Как, на ваш взгляд, можно изменить это отношение бизнеса, как его заставить?

— Со словом «заставить» берите интервью в Госдуме, я с этим словом категорически не согласна. Бизнес считает деньги. Видимо, у крупного бизнеса не было ожиданий, что Пермь с ее сектором услуг — хороший рынок, или собственники компаний не были готовы инвестировать в услуги. У Екатеринбурга есть преимущества — зарплаты выше, чем в Перми, что способствует развитию сервисных отраслей, да и численность населения выше — 1,5 млн человек.

Кроме того, спрос на услуги в Перми рос медленнее и потому, что город все еще индустриальный, с советской структурой экономики. А бизнес заставить нельзя, можно только привлечь. Пытался Олег Чиркунов (губернатор Пермского края с 2005 по 2012 год, — Properm.ru), он уменьшил на 4 процентных пункта налог на прибыль. Не очень помогло, не потянулись.

— В один из ваших приездов вы говорили, что Пермь может пойти по неверному пути, делая ставку на IT, развитие цифровых технологий.

— Я говорила совсем другое — «Не надо делать гетто-городок для компьютерщиков». Любое гетто — это неправильное решение, в нем жить некомфортно.

— Что необходимо сегодня Перми и Пермскому краю для развития?

— С бюджетом проще — нужно прекратить практику принятия федеральных решений, которые снижают налоговую базу края, нужно вернуть региону ту часть налога на прибыль, которая идет в федеральный бюджет, нужно не навешивать дополнительных расходных обязательств без источников их финансирования.

С развитием Перми сложнее, в большинстве городов-миллионников те же проблемы — мало денег и серьезные барьеры для бизнеса, это общероссийская ситуация. Получше развивается сервисная экономика только в Екатеринбурге, Казани, Краснодаре и Тюмени. Торговые сети в Пермь пришли, как и во все миллионники. Дополнительного драйвера в виде инвестиций крупного бизнеса, работающего в Пермском крае, я пока не вижу. Если вы мне покажете, буду признательна.

Необходимо взаимодействовать с бизнесом по поводу налогов. Политический вес губернаторов снизился, им трудно влиять на крупный бизнес, а он вывозит прибыль из региона, законы позволяют это делать. Одновременно нужно помогать в решении проблем бизнеса — и крупного и поменьше, тогда легче договариваться.

Надо обязательно поддерживать развитие Пермской агломерации, потому что это драйвер роста. Позже Екатеринбурга, но все равно город трансформируется. Неизбежно появятся новые сервисные модели развития.

Необходима поддержка высшего образования, потому что образованные люди создают спрос на услуги. Они лучше зарабатывают, у них потребности шире. Да, многие будут уезжать, это происходит везде. Все равно образование всегда идет на пользу развитию крупных городов.

— Почему приоритетен город Пермь?

— В периферийных территориях значительно меньше ресурсов для развития. Бывший Коми-Пермяцкий округ был и останется высокодотационным, а для помощи ему нужны налоговые доходы от быстрее развивающихся «точек роста».

— Березники?

— Это индустриальный город, он остается важным центром калийной отрасли, но потенциал его развития ограничен.

Пермская агломерация — главный мотор развития края. Надо думать, что можно сделать для развития сервисных отраслей. Например, культурных индустрий — Теодора Курентзиса пригласили, это было здорово, но, увы, он не задержался. Развитие ресторанных и досуговых сервисов затормозила трагедия в «Хромой лошади», а потом и сильный спад доходов населения. Путь непростой и небыстрый, но нужно выстраивать тесное взаимодействие властей края и города с бизнесом и городским сообществом, чтобы Пермская агломерация развивалась быстрее.