Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
3911 +54
Выздоровели
2926 +206
Умерли
130 +1
Properm.ru
О туризме, патриотизме и мусоре на вершинах. Большое интервью с амбассадором Уральских гор Олег Чегодаев закончил Уфимский юридический институт МВД России, и на 15 лет остался в нем работать, но оставил службу из-за надоевшей «бумажной волокиты и бюрократизма» и полностью посвятил себя любимому делу — изучению Урала и его продвижению.

О туризме, патриотизме и мусоре на вершинах. Большое интервью с амбассадором Уральских гор

О туризме, патриотизме и мусоре на вершинах. Большое интервью с амбассадором Уральских гор
Фото: Олег Чегодаев
Олег Чегодаев закончил Уфимский юридический институт МВД России, и на 15 лет остался в нем работать, но оставил службу из-за надоевшей «бумажной волокиты и бюрократизма» и полностью посвятил себя любимому делу — изучению Урала и его продвижению.

Он называет себя «амбассадором Уральских гор», стал первым человеком, покорившим более 255 «тысячников» Южного Урала (вершин более 1 тыс. метров над уровнем моря) и основал собственный бренд ювелирных украшений, посвященный путешествиям. Сейчас «амбассадор Уральских гор» в среднем проходит по три маршрута в месяц и около 30 в год.

В 2018 году Олег Чегодаев придумал «Корону Урала» — проект, участники которого должны покорить пять разрешенных к посещению высочайших точек Урала (горы: Большой Иремель, Ослянка, Тельпосиз, Народная, Пайер). А в конце 2019 года вместе с единомышленниками открыл в Уфе «Посольство Уральских гор».

— Я учился ходить, жил в дикой природе с самого детства. У бабушки с дедушкой была пасека в диких местах, на Уфимском плато, у Павловского водохранилища — в месте, где нет ни электричества, ни дорог, а вокруг десятки километров тайги. Я там жил с весны до глубокой осени. Все детство проводил в лесу, в горах, на скалах, на воде.

Так как у меня вся семья была из органов внутренних дел, я пошел учиться в институт МВД, закончил его и остался там работать. Параллельно начал заниматься всякими походами, путешествиями.

Более-менее осознанно все началось после института. Сначала я попал в среду «алко-туристов»: садишься на электричку и едешь на реку, два дня бухаешь и возвращаешься. Мне это быстро надоело. Я начал думать, куда бы сходить. Все это развилось в скоростной одиночный туризм. Большим триггером стало соревнование «Кольцо 24» (соревнования по суточному ориентированию, более 20 лет проводятся в Башкирии). Я один раз случайно туда попал. Тогда мы за сутки прошли 50 км, пятое место даже заняли — были в восторге. Я раньше не знал, что можно ходить по лесу так быстро, долго и далеко. С этого момента переключился тумблер, я начал больше заниматься, тренироваться.

Вместе с новой походной жизнью родилась идея делать ювелирные украшения. Так появились «ExJe» — экстремальные украшения — ювелирный бренд, посвященный путешествиям, горам и дикой природе.

В какой-то момент я понял, что нужно что-то менять. Мне надоела вся эта бумажная волокита, формализм, полицейский бюрократизм. Поэтому я уволился и стал заниматься вплотную тем, что нравилось

— Почему люди идут в походы? Весь процесс эволюции человечества сводился к тому, чтобы обезопаситься от этих рисков, сейчас люди осознанно идут в дикую природу, рискуя своей жизнью и здоровьем. Зачем?

— Я думаю, в этом вопросе уже есть половина ответа. Сейчас жизнь стала достаточно безопасной: нам не грозит каждый день голод. Нижние слои пирамиды Маслоу уже заполнены. Может быть, поэтому люди хотят большего адреналина. Может, потому что они ограничены в рамках, этими стенами, которые не такие интересные и красивые, как дикая природа.

Также возможно причина еще и в том, что сейчас каждую секунду нас окружает множество задач, и нет однозначного понимания на правильном ты пути или нет. Ты находишься в постоянном стрессе. Совсем другое дело когда ты идешь на вершину, у тебя есть четкая цель. Эта цель достаточно благородная: превозмогая себя, взойти на вершину. Все четко и понятно. На вершине — «плюшка».

На вершине горы Тельпосиз (1619,5 м), Северный Урал

— Про тебя пишут, что ты стал первым человеком, который взошел на все 255 «тысячников» Южного Урала. Это так?

— Это так, но я не считаю, это большим достижением. Есть такой проект «Тысячники Южного Урала». Это офигенный проект, мне он очень нравится. Это бесконечные идеи для восхождений (как минимум, на несколько лет). Я делал, делал, и сделал.

Свое первое восхождение на Иремель я посчитал 1997 годом, получается за 21 год обошел их все. Когда я узнал про этот проект, у меня уже было около 100 «тысячников». Остальные 155 я добрал за 3 года. Но до этого я еще на многих вершинах был по пять, по 10, где-то 20 раз. Этот проект нужно выполнять так, чтобы не стошнило от Урала — в удовольствие.

— Не надоело на Урале за столько времени?

— Во-первых, уникальность Урала в его глобальной разнообразности, потому что он начинается в степях и заканчивается в полярной пустыне. Поэтому по нему интересно путешествовать, в этом его фишка. Во-вторых, я считаю, что если ты сейчас хочешь сказать какое-то слово в сфере путешествий, уже недостаточно, как многие блогеры-путешественники — сегодня здесь, завтра там. Одного раза съездить и просто что-то посмотреть и рассказать недостаточно. Уже столько таких ездоков было, теперь нужно глубже копать.

Оленевод Олег Вененго (Приполярный Урал)

— У тебя примерно по 30 выездов в год, получается. Это затратно. Как ты зарабатываешь? Приносят ли украшения доход?

— У меня ювелирный бренд («ExJe»). Украшения достаточно популярны: в прошлом году было около 10 тыс. заказов со всего мира. Это мой главный доход. Я немного фотографирую, но это не доход. Вообще мне не так много нужно денег для жизни, мы не так много тратим. Меня поддерживает «Спорт-марафон». Я являюсь амбассадором этого магазина. Они очень много делают для развития туризма в стране. Также я амбассадор бренда «Red Fox». Это закрывает многие затраты. Я трачу несколько сотен тысяч на снаряжение в год. Что-то выходит из строя, что-то новое покупаешь, изнашивается. А так, мне для жизни много денег не надо, мне хватает того, что мы зарабатываем на наших украшениях.

— Сколько, если не секрет?

— Если пересчитать все вместе, то наверное, будет в районе 100 тыс. рублей в месяц. Но трачу меньше, и все что остается вкладываю в развитие дела. Бывают какие-то дорогие поездки, на которые приходится тратить деньги. Но я не считаю это тратами в чистом виде, я лицо бренда и если делаю интересные идеи, маршруты, проекты, это все сказывается на популярности украшений, то есть это фактически вклад в маркетинг.

— Ты часто обращаешь в своих видео внимание на то, что очень много мусора на вершинах и стоянках по маршрутам. Как с этим бороться? Хорошая тема — популяризации туризма, но не приведет ли это к ухудшению ситуации, уничтожению памятников природы?

— Темы связаны напрямую. Ответ у меня один: нужно контролировать людей, прибирать за ними. Там, где будет чисто, вряд ли кто-то будет что-то бросать. Для этого нужно сделать платным вход во все популярные туристические места, сделать их природными парками, национальными парками, отдавать в частные руки. Но обязательно все это должно быть под контролем, чтобы это приносило прибыль людям, которые вкладываются, и чтобы было комфортно людям, которые эти места посещают.

На вершине горы Народная (высшая точка Уральских гор — 1895 м, Приполярный Урал)

Я вижу только такой вариант, потому что на добровольной основе у нас в России не работает. Убираться и воспитывать, объяснять, показывать основы поведения человека в дикой природе. Пройдет много лет прежде чем люди научатся без напоминания убирать за собой, не выбрасывать туалетные бумажки в метре от тропы, не жечь костры вне установленных мест, не оставлять на вершине горы вообще ничего. Вот например гора Народная, высочайшая вершина Урала, по факту высочайшая помойка Урала. Там лежит табличка «Сто лет Печорским электросетям». Какое она имеет отношение к вершине? Для кого-то это, конечно, приятное воспоминание, но через минуту после того как она оставлена и человек ушел — это уже просто кусок мусора на вершине.

А для тех, кто говорит, что скоро в России бесплатно ступить нельзя будет, скажу: в России территория очень большая. Тем, кто хочет реально диких мест, их хватит еще лет на 100.

Вы прочитали почти половину этого большого интервью. Если готовы дойти до конца, то нажмите «Читать полностью». Дальше будет про проблемы внутреннего туризма, про то, нужен ли Уралу амбассадор и может ли быть туризм выгоден государству.