Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
4403 +61
Выздоровели
3340 +18
Умерли
159 +7
Properm.ru
«Нам в собачью будку?» Жители дома, на который упал кран со стройки ЖК «Бавария», боятся остаться бомжами Чрезвычайное присшествие на стройке ЖК «Бавария» случилось в мае 2019 года. Кран упал, раздавив часть деревянного дома и автомобиль. К счастью, никто серьезно не пострадал, в доме находились двое мужчин, которым удалось выбраться из-под завалов. Прошло девять месяцев, а люди, потеряшие единственное жилье, до сих пор ютятся по друзьям, родственникам, съемным квартирам. Им даже некому предъявить претензии за разрушенный дом и имущество, которое уже не вернуть.

«Нам в собачью будку?» Жители дома, на который упал кран со стройки ЖК «Бавария», боятся остаться бомжами

10 марта 2020, 11:03

«Нам в собачью будку?» Жители дома, на который упал кран со стройки ЖК «Бавария», боятся остаться бомжами
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
Чрезвычайное присшествие на стройке ЖК «Бавария» случилось в мае 2019 года. Кран упал, раздавив часть деревянного дома и автомобиль. К счастью, никто серьезно не пострадал, в доме находились двое мужчин, которым удалось выбраться из-под завалов. Прошло девять месяцев, а люди, потеряшие единственное жилье, до сих пор ютятся по друзьям, родственникам, съемным квартирам. Им даже некому предъявить претензии за разрушенный дом и имущество, которое уже не вернуть.

«Сердце заколотилось и задрожали руки. В телефон сквозь слезы мама кричала: «Настя, на наш дом упал кран!» Казалось бы, «ну что за бред?», но я понимала о чем идет речь. Мы жили рядом с этой стройкой, буквально под ней. Кто дает разрешения на такое опасное соседство, на строительство над головой? Мама в это время возвращалась из магазина. Она не пострадала», — Анастасия Юркова со слезами вспоминает всё случившееся. В доме на Решетникова, 20 она живет с рождения, 27 лет.

Чудом все остались живы

Кран на стройке ЖК «Бавария» был установлен в зимне-весенний период 2019 года. «Вы понимаете, даже мы, неспециалисты, видели, что с краном что-то не так. Даже между собой мы обсуждали, предполагали, что он упадет! Кто проверяет безопасность строительных объектов? Неужели не было выявлено нарушений, и использование крана было разрешено? А проверяет ли вообще кто-то эту безопасность?», — возмущается Анастасия Юркова. Двое мужчин на момент падения крана были в доме, но сумели выбраться из-под завалов. «Черные, грязные, испуганные, но живые, чудом спаслись, чудом уцелели», — вот что я увидела, — говорит девушка.

Мама Анастасии вспоминает: «Я иду из магазина, смотрю на дороге кран лежит, обрадовалась сначала, ну наконец-то разбирают, страшно жить под ним. А тут сосед: «Вас раздавило», — говорит. Я смотрю — дома нет! У меня истерика, позвонила дочери, там же все оставалось, под завалами. Документы, вещи, мебель, техника, всё».

Не смотря на запреты сотрудников МЧС, Анастасия пробралась в квартиру: «Дверь была целой, но открылась далеко не сразу, все вещи попадали с полок стены и потолок были в трещинах, все эти кадры вспоминаю как в страшном сне, сюжет для фильма ужасов. Понимая, что в любой момент на меня может рухнуть потолок вместе со вторым (полностью разрушенным) этажом, я собрала все ценные и самые необходимые вещи, забрала напуганную кошку. К этому времени к дому уже подъехали мои друзья и помогли мне все увезти к ним».

Дом 1917 года постройки до падения на него крана не был признан аварийным и подлежащим расселению. «Нам сначала вообще не верили, что мы здесь живем, — рассказывает Анастасия Юркова, — но пять дней под присмотром МЧС мы перевозили уцелевшие вещи, мебель. Там, под завалами, осталась мебель, которую невозможно было вынести уже, а главное — мое фортепиано», — плачет девушка.

Нуждаются в помощи, но ее нет

В доме на Решетникова, 20 жили пять семей, 13 человек. Домов на самом деле два, но под одним адресом: один, Анастасии, разрушен, у второго снесен крытый балкон. По словам жителей разрушенного дома, представители компании-застройщика, это СГ «Развитие», обещали на словах, что людей расселят в свободные квартиры, где-то на Кислотных дачах. «Всё это были только слова, эмоции», — рассуждает Анастасия.

«Примерно через час мы мокрые и чумазые пришли в администрацию Дзержинского района, где уже сидели все «важные» люди с принятым решением. Я услышала разговор о том, как они боялись, что кран упадёт в одном месте, а упал он у нас. И они смеялись. А нам было совсем не весело», — рассказывает Анастасия. На ночь власти города отвезли людей в санаторий на улице Встречная. «Нам раздали ключи от комнат, в которых было не теплее, чем на улице, в них было грязно, не было горячей воды», — рассказали жители. В итоге там почти никто не остался, все разъехались по родственникам и друзьям.

Анастасия с мамой рассказывают, что сначала СГ «Развитие» предложила заключить соглашение, по которому застройщик оплачивает им три месяца аренды жилья, а они не имеют к нему никаких претензий в дальнейшем. Но собственники разрушенных квартир отказались от такого варианта. Тогда застройщик оплатил полгода аренды жилья. Полгода прошли, сейчас люди снимают жилье на свои деньги. «У нас не хватает денег на аренду, — говорит Анастасия, — что нам делать? Сходили в админстрацию, нам предложили получить материальную помощь, как пострадавшим». Мама с дочкой собрали документы на получение материальной помощи, но им было отказано в ее предоставлении, так как они не малоимущие (доход — пенсия мамы и зарплата Анастасии).

Меж тем в очереди на улучшение жилищных условий мама Анастасии стоит еще с советского времени. В 1997 году она снова получила решение жилищной комиссии о постановке женщины в очередь под номером 1088. Сначала очередь была районной, и Юркова в ней понемногу продвигалась, но произошли законодательные изменения, и она оказалась 10638-ой.

Как «отодвигалась» Юркова в очереди на улучшение жилищных условий. Была под номером 1011, стала под номером 10638.

«Теперь мне умирать никак нельзя, — смеется Юркова, — ждать и ждать еще своей очереди». В администрации Дзержинского района людям пояснили, что теперь, после падения крана, их дом признан аварийным, и собственников будут расселять по программе расселения ветхого и аварийного жилья. Но суммы выкупа за доли, которыми владеют собственники, очень маленькие. Юрковы могут рассчитывать не более чем на полмилиона рублей. «Нам даже комнату не купить», — говорит Анастасия.

Ни жилья, ни виновных

Трое детей Аины Кушнир, гулявшие во дворе, зашли в дом как раз перед падением крана (начался дождь). Эта часть дома уцелела, дети не пострадали. Семье Аины, как и остальным, предложили жить в маневренном жилищном фонде. Они не согласились. «Нам предложили два варианта временного жилья: один на Петропавловской, предупредив, что там «крыша протекает» и второй на Кислотных дачах. Зачем нам туда, где крыша протекает? А на Кислотных дачах что мы будем делать? Ладно мы, взрослые, а дети у меня почему должны до школы добираться два часа на общественном транспорте? Это наше единственное жилье, мы живем здесь уже 15 лет». После того, как аренда, оплаченная застройщиком, закончилась, семья Кушнир вернулась в аварйный дом, живет здесь.

Земля под домом и рядом с домом в долевую собственность не оформлена, вид разрешенного использования — «для индивидуального жилищного строительства». Так, семья Аины Кушнир занимала в доме около 20 кв. м, а владеет 1/420 долей. «Администрация Перми предлагает нам соразмерно долям сумму выкупа, то есть если у нас квадратный метр в среднем стоит 50 тыс. рублей, то получим на всю семью 20 тыс. рублей. Нам куда с этими деньгами? В собачью будку? » — возмущается Аина.

Кран упал на дорогу, дом Решетникова, 20, стоящую рядом с домом машину семьи Кушнир, детскую и спортивную площадки.

Еще одна собственница доли в доме Ирина Баженова сейчас живет у себя на даче. «Там, конечно, сложно жить, холодно, — говорит она, — поэтому езжу все время, то к детям, то к знакомым. Другого жилья у меня нет, а в общежитие я не хочу переезжать, не тот уже возраст, чтобы в общежитии жить. У меня 1/10 доли, рассчитывать не могу даже на комнату».

Ирина Баженова не раз обращалась в администрацию, оттуда ее направляют к застройщику. В ответе на запрос Properm.ru в управлении жилищных отношений администрации Перми подтвердили, что дом признан аварийным и подлежащим сносу в 2019 году. Дом включен в региональную адресную программу по переселению граждан города Перми из аварийного жилищного фонда на 2019–2021 годы, стоимость 1 квадратного метра общей площади жилья в 2020 году, по оценке независимой оценочной организации, составляет 50,5 тыс. рублей, и остается неизменной в течение года. Начало расселения дома запланировано на 2020 год.
«Переселение граждан, являющихся собственниками жилых помещений в аварийных многоквартирных домах, подлежащих сносу, производится в соответствии со статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ). Действующие программы на сегодняшний день предусматривают одним из способов расселения — возмещение за изымаемое жилое помещение. Второй способ расселения аварийного жилищного фонда — предоставление жилых помещений по договорам социального найма», — рассказали в ведомстве.
Также в управлении жилищных отношений подтвердили, что предлагали жителям жилые помещения маневренного жилищного фонда на период расселения дома.

Взыскать компенсации за потерянное жилье и имущество пострадавшие собственики не могут, некому предъявить претензии. Как прокомментировали корреспонденту Properm.ru в СГ «Развитие», причины падения крана устанавливаются, а они как компания-застройщик сами являются потерпевшей стороной. Установкой крана занималась подрядная организация. Следствие длится уже девять месяцев, кто виноват, пока неясно, а значит, даже иск подать не на кого, ответчика нет. На вопросы «Какая компания являлась подрядчиком? Кто устанавливал кран?» в СГ «Развитие» не ответили, сославшись на тайну следствия, заверили, что застройщик провел свое расследование результаты которого передал в следственные органы.

Меж тем сразу после происшествия представитель СГ «Развитие» заявлял, что по предварительным данным, кран упал, потому что подрядная организация ООО «Высота» пренебрегла предупреждением МЧС о шквалистом ветре. А на кране была смонтирована без согласования с застройщиком металлическая рекламная конструкция, которая послужила своеобразным парусом.

Редакция Properm.ru направила запрос в следственное управление следственного комитета России по Пермскому краю.