Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
1962 +51
Выздоровели
1118 +41
Умерли
64 +3
Properm.ru
«Я бы потрогал». Как искусство для незрячих может стать искусством для всех В Перми прошел совершенно специализированный семинар со сложным названием «Создание доступной культурной среды для слабовидящих и незрячих в музее и на туристских маршрутах». В реальности обучающее мероприятие для музейщиков и экскурсоводов сформулировало вопросы доступности и расширения восприятия для всех. Незрячему потрогать скульптуры или понюхать икону просто необходимо для восприятия произведения искусства. Но ведь и каждый из нас не отказался бы попробовать.

«Я бы потрогал». Как искусство для незрячих может стать искусством для всех

23 марта 2020, 11:00

«Я бы потрогал». Как искусство для незрячих может стать искусством для всех
В Перми прошел совершенно специализированный семинар со сложным названием «Создание доступной культурной среды для слабовидящих и незрячих в музее и на туристских маршрутах». В реальности обучающее мероприятие для музейщиков и экскурсоводов сформулировало вопросы доступности и расширения восприятия для всех. Незрячему потрогать скульптуры или понюхать икону просто необходимо для восприятия произведения искусства. Но ведь и каждый из нас не отказался бы попробовать.

В полутемном фойе цокольного центра «Россия — моя история», которое превратили в конференц-зал, хрупкая женщина с громоздким светильником в руках объясняет:

— Посмотрите, один и тот же рисунок нанесли на разные типы бумаги. Смотрите, вот глянцевая бумага. Видите, блик? — действительно, в круге света видно только часть рисунка по краям листа, центр отблескивает. — Такую бумагу даже в путеводителях использовать нельзя, чуть неправильно падает свет, и никто ничего не увидит.

Директор московского музея «Огни Москвы» и одновременно специалист редкой у нас профессии «светотехник музейных экспозиций» Наталья Потапова объясняет, как должен быть устроен свет в зависимости от экспонатов и посетителей. Лекция московского эксперта проходит в рамках большого семинара со сложным названием «Создание доступной культурной среды для слабовидящих и незрячих в музее и на туристских маршрутах».

Как рассказывает организатор семинара, сотрудник общественной организации «Аспектус» и автор проекта «Сад поэта. Взаимодействие» Екатерина Лившиц, «в Пермском крае музеев много, но мало где внедряются технологии адаптации экспозиций для слабовидящих и незрячих людей. Получается, что доступность музеев, вовлечение этой аудитории в нормальную жизнь, их реабилитация средствами культуры минимальна. При этом потребность в туристическом и культурно-образовательном продукте у них велика».

Судя по количеству участников, и специалистам отрасли и представителям смежного туристическо-экскурсионного бизнеса понятна актуальность вопросов. В семинаре участвовало более 100 человек из Перми и 12 территорий края. По общему мнению, приглашенных спикеров из музеев Москвы, Санкт-Петербурга и Омска, которое они высказали в разговоре с корреспондентом Properm.ru: «Такого бешеного темпа у нас еще не было. Беспрецедентная явка, очень большая заинтересованность аудитории, и такая же активность. А это значит, что необходимо продолжать подобные практические семинары, делать их многодневными, выделяя на отдельные темы не менее половины рабочего дня».

Во Всеволодо-Вильве в музее «Дом Пастернака» ПГОО «Аспектус» при поддержке Фонда президентских грантов сейчас делает инклюзивный проект — «Сад поэта. Взаимодействие». Суть проекта — создание семи оригинальных музыкальных арт-объектов, органично вписанных в ландшафт. Каждый звучащий арт-объект вызывает в воображении человека ассоциации — шум волн, гуденье ветра, звон стекла, грохот колес, церковный благовест и сочетается со стихами Пастернака. Посетители (как обычные люди, так и люди с инвалидностью по зрению) вовлекаются в мастер-классы, построенные на извлечении звуков, в сочетании с аудиозаписью стихов. Эту выставку с интерактивной программой и презентовали на семинаре. Подходы создателей произвели впечатление и на наших музейщиков и экскурсоводов и на столичных экспертов. Оказалось, что создание туристического и музейного продукта для незрячих и слабовидящих людей по плечу многим организациям, и эта деятельность, на самом деле, не требуют больших денежных вложений. Необходим вдумчивый подход, обучение персонала, знание методик и взаимодействие с целевой аудиторией.

Свет всему голова

Как это работает? Основных путей адаптации экспозиций музеев и выставок три. Один через регулировку освещенности экспозиций и экспонатов. Он в первую очередь предназначен для людей, которые сохраняют способность видеть и различать предметы. Впрочем, и обычным людям такая адаптация не помешает. Собственно, когда та же Наталья Потапова показывает, как правильно ставить свет выставочных залах, она постоянно говорит и об обычных, формально здоровых посетителях. И, по ее мнению, даже при наличии возможностей, региональные и муниципальные музеи очень часто организуют процессы неправильно.

— Светотехника — специфическая штука, к сожалению. Музеи не могут, например, составить грамотное техническое задание. Это только институции (Эрмитаж, Русский музей) имеют светотехников в штате. А обычный музей таких специалистов конечно не имеет. Руководители пишут техническое задание, как могут, а поставщики, жулики еще те, подсовывают им, что попало.

По словам специалиста, к не очень грамотным подходам относятся варианты с полутемными выставочными залами и ярко подсвеченными экспонатами.

— Это неправильно. Есть нормы контраста, чтобы у человека не уставало зрение. Если разница между основным светом и акцентированным в 10 раз — уже резкий контраст. А в таких экспозициях общая освещенность 1–2 люкса, а в световых пятнах на экспонате может быть 200 люксов, 300, 500. И человек при таких перепадах не воспринимает содержание.

По ее словам, к подобным перегибам можно отнести и «Музей пермских древностей», где только акцентированный, да еще цветной свет: «Я эту экспозицию называю «Дискотека динозавров». Мало того, что там темно, но еще и у разных динозавров разный цвет». Для обычного человека перепады освещения должны быть более мягкими, как говорит Потапова, для общего удобства и одновременно сохранения впечатления в пермской экспозиции можно поработать с основным светом, чтобы и акценты сохранились, и посетители спокойно воспринимали экспонаты.

Пощупай и тебе понравится

Второй путь (и он кстати подходит тоже для всех), он же главный способ адаптации экспозиций для незрячих и слабовидящих — создание тактильных копиях произведений искусства. То есть тех экспонатов, которые можно потрогать, понюхать, послушать, даже лизнуть. Потрогать и послушать — это как раз про проект «Сад поэта. Взаимодействие». Ирина Донина, заведующая отделом питерского Государственного музея истории религий поясняет:

— Мы работаем через дублирующие каналы восприятия. Если у человека какие-то каналы не действуют, другие начинают обостренно все воспринимать, это на уровне физиологии. Все знают, что у незрячих чуткие пальцы, хотя по устройству их руки такие же, так и у хорошо видящих людей. То есть могут работать и тактильные ощущения, и звуки, и запахи. А еще
воображение. Кроме того (а так же если экспонат трогать нельзя) помогает тифлокомментирование – лаконичное и внятное описание предмета. Такие сертифицированные тифлокомментаторы уже появляются в стране, их обучает портал «Особый взгляд». Перми, насоклько я знаю, в этом плане повезло – в краевой библиотеке для слепых есть специалист.

— А как вы передаете ощущения от икон?

— Мы даем в руки икону 18 века. Наши незрячие или слепоглухие посетители ощущают фактуру, ощущают запах.

Заместитель директора Государственного Дарвиновского музея Татьяна Кубасова:

— Мы тоже даем в руки экспонаты или копии. У нас есть слепки, есть модели. Все что можно задействовать — все пускаем в ход. С изображениями намного сложнее. Его сложнее передать, передать эмоции художника, стиль, замысел. Еще есть целая война, про которую вы не знаете, внутри сообщества искусствоведов и музейных работников — можно ли делать такие тактильные копии.
— Война?
— Война. Многие специалисты считают, что художник создавал произведение с определенной сложностью и замыслом, и ни в коем случае нельзя упрощать результат. Нельзя адаптировать, потому что это будет не восприятие произведения искусства, а восприятие человека, который делал копию. Посмотрел на картину, решил, что вот эти моменты главные и вынес их на барельеф. И это вроде как бы искажения замысла художника.

Судя по всему, перевес в войне искусствоведов постепенно (и разумно) будет смещаться в сторону сторонников адаптации искусства для потребностей как можно большего числа людей. Например, в Русском музее Санкт-Петербурга уже готовят к открытию специальный зал тактильных копий скульптур, каждый экспонат которого трогать не только можно, но и нужно. Кроме того, все произведения (копии, конечно) снабжены тифлокомментариями для облегчения восприятия незрячими. Копии Венеры Милосской пока среди экспонатов нет, зато есть уверенность, что такой тактильный экспонат неизбежно вызовет массовый ажиотаж

Татьяны Кубасова считает, что в идеале, экспонаты тактильного доступа должны быть доступны всем.
— Да, они формально предназначены для инвалидов, но то, что поддерживает интерес посетителей, должно быть для всех. А если незрячим можно потрогать, а другим нет — получается дискриминация зрячих.
— Я бы потрогал.
— Все бы потрогали. У нас у всех есть чувство тактильного голода. Если серьезно, то создавая инфраструктуры для инвалидов, для незрячих — мы создаем ее для всех.

И это верно. Есть уверенность, что каждый из нас готов временно стать слабовидящим и ощутить фактуру старого мрамора, почувствовать запах старого дерева и красок, услышать побрякивание бронзовых украшений. Создавая возможность воспринимать искусство для больных, мы расширяем возможность восприятия искусства и для здоровых.

Судя по семинару в Перми не только готовы, но уже начали этим заниматься. Как говорят организаторы, оказалось, что подобное доступно и небольшим музеям. Главное, хотеть, понимать, что делаешь для всех и учиться.