Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
4342 +60
Выздоровели
3322 +16
Умерли
152 +5
Properm.ru
Увидеть Париж и не заболеть. Как пермячки пытались выбраться из Франции Две жительницы Перми, Оксана и Лина (имена изменены по их просьбе) прервали путешествие на неделю раньше. Поездку они планировали еще осенью прошлого года и прилетели во Францию еще до того, как города и страны начали вводить карантинные меры и закрывать границы. Но на глазах у путешественниц начали пустеть улицы, и прекратил ходить междугородный транспорт. Обращение в консульство РФ не помогло девушкам ничем.

Увидеть Париж и не заболеть. Как пермячки пытались выбраться из Франции

24 марта 2020, 08:00

Увидеть Париж и не заболеть. Как пермячки пытались выбраться из Франции
Фото: Фото, сделанное путешественницей в пустом парижском метро
Две жительницы Перми, Оксана и Лина (имена изменены по их просьбе) прервали путешествие на неделю раньше. Поездку они планировали еще осенью прошлого года и прилетели во Францию еще до того, как города и страны начали вводить карантинные меры и закрывать границы. Но на глазах у путешественниц начали пустеть улицы, и прекратил ходить междугородный транспорт. Обращение в консульство РФ не помогло девушкам ничем.

— Что вы ощущаете по возвращению домой?

— Безнадежность какую-то. Дело в том, что мы не в Париже были. Мы даже не планировали в Париж ехать. Когда мы собрались в путешествие, где-то за неделю до этого, в Париже только один человек болел. И дальше все лавинообразно происходило. Под постом у меня ВКонтакте написала одна дама, что мы сами виноваты и это по нашей вине вирус расходится по всей стране, вообще путешественники виноваты в том, что пандемия существует. Она очень обвиняющий комментарий написала, я его стерла, но в итоге все равно написала пост для тех, кто считает, что мы виноваты. Мы не планировали всех этих событий. Мне нужно было обязательно побывать во Франции, иначе у меня бы было нарушение визового режима, а я там еще не была ни разу.

Не смотря на то, что эта ситуация возникала, мы тревожились: думали, советовались, искали информацию, насколько это все чревато, какие могут быть последствия, вопрос вставал во всех группах путешественников. В итоге все-таки решили поехать в Париж, у нас по плану было три дня, потом мы должны были уезжать в Ренн потом на север Парижа — Бретонию (регион Франции). Там вообще не было этого коронавируса.

У нас был маршрут, в котором было много городов, в каждом городе должны были быть в среднем два дня. Потом мы должны были ехать в Бельгию, а про Бельгию ничего не говорили, там тоже не было ни одного случая. Тусоваться во Франции мы особо не планировали.

— Когда вы поняли, что надо уже возвращаться в Россию?

— Мы были три дня в Париже, потом уехали в город Рен. По плану мы должны были там переночевать, потом был один день, еще одна ночь, и утром ехать в Сен-Мало. Уже там мы поняли, что надо ехать обратно.

Эммануэль Макрон — президент Франции — дал отмашку буквально на второй день нашего пребывания в Сен-Мало. Нам сказали, что тот объявил закрытие городов, и у нас могут быть проблемы с передвижением между городами и странами. Если бы этой проблемы не было, мы бы смогли пробраться в Бельгию, оттуда вылетать обратно согласно своим билетам. Мы поняли, что у нас будут проблемы. И тут мы обнаружили, что наши билеты из Бельгии закрыли.

— Почему? На основании чего?

— Я не могу сказать 100%, но как я понимаю потому, что мы пользовались дешевыми перевозчиками, а российская сторона просто не дает посадку всем этим перевозчикам в Москве. Поэтому билеты пропадают. В любом случае нам нужно было вылетать в Россию. Так как между городами были заблокированы переезды и был объявлен комендантский час, мы поняли, что нужно срочно возвращаться в Париж.

Мы стали думать, может, на Сен-Мишель ехать. Если на Сен-Мишель, то нужно добраться до какой-то деревни, которая находится в 15 км, чтобы оттуда уехать. Прямого сообщения нет, началось напряжение. Нам удалось купить билеты из Сен-Мало в Рен и из Рена в Париж. Вечером мы уехали на единственном автобусе в город Рен. Мы боялись, что этот автобус вообще не поедет.

Новые билеты на самолет нам пришлось купить за 12 тыс. рублей. Для сравнения: те, что сгорели, стоили 4,6 тыс. рублей. Мы переживали, что этот вылет тоже отменят.

У них знаете, как происходит? Макрон пальцами щелкнул, и все. Не дается никакого времени, чтобы скорректировать планы согласно новым данным, ситуации. Понятна их позиция, у них ситуация патовая, они пытаются быстро решить проблему, заблокировать передвижение людей, чтобы не распространялась пандемия. Это логично.

Когда мы были в Сен-Мало, мы переживали, написали в консульство России письмо с вопросами, как нам выбраться из Сен-Мало, если у нас не будет возможности передвигаться между городами. Ведь нам нужно попасть в Париж, чтобы вылететь. Мы же не можем вылететь из Сен-Мало, не можем пешком дойти, даже на такси или автостопом не можем добраться, если будет все закрыто. Нам никто ничего не ответил.

— А звонили, приходили? Пытались пробиться к ним?

— Нам никакого ответа не было, естественно. Но мы и не ждали, потому что уже была информация от других путешественников. Мы добрались до Рена, у нас оттуда был билет до Парижа.

Вечером мы обнаружили, что билеты на автобус до Парижа тоже пропали, их заблокировали. Он не идет. Расстояние от Рена до Парижа достаточно большое — несколько сотен километров. Пешком не пройти, на такси — дорого. Мы бегаем по этому перрону. Уныло. Приезжают автобусы, уезжают пустые.

У нас самолет в этот же день: мы должны выехать, ехать несколько часов, в 17:30 вылет. Мы пытались с полицейским разговаривать. А что они скажут? Они же французы, им все равно. Вся эта атмосфера и безнадежность, непонимание, как добраться до Парижа, чтобы вылететь по новым билетам.

Мы подходили к таксистам, они сказали, что поедут за 800 евро. Мы пошли на свою остановку, думали, может, возьмем попутчиков, тогда скинемся по 200 евро. Понимаем, что можно было автостопом доехать, но не известно, доедем или не доедем, можем застрять на середине пути и не доехать, потому что вдруг там блок-посты поставлены и нас просто развернут.

Потом мы доехали до аэропорта. Там все уже было нормально. Люди очень эмоционально обсуждали ситуацию.Нам сказали, что можно попробовать уехать поездом. Когда ты потерял несколько билетов, понимаешь, что если ты сейчас купишь билет на поезд, то он тоже наверныка не пойдет, а билет 35 евро стоит. До того момента, пока его не подали, не было информации, что он точно будет. Мы смотрели на табло, там было написано: «Проверяется наличие транспорта». Не «Будет подан в такое-то время», а «Проверяется наличие транспорта» на французском. В последний момент состав подали, мы сели и доехали до Парижа. Люди стоят на поезд в метре друг от друга, испуганы, не разговаривают.

Там комендантский час, никто не гуляет, больше троих собираться нельзя. Если что, разгоняет полиция. Можно видеть только каких-то асоциальных людей. Никто не гуляет. Такое чувство, что апокалипсис, какая-то фантастическая, совершенно нереальная обстановка.

По дороге едешь — огромными буквами «Коронавирус». Заходишь на сайт каучсерфинга — «коронавирус». Может быть, это паника, может, людей предупреждают, чтобы были предельно осторожны. Правительство Франции всеми способами пытается людей предупредить. На дороге обычно написано «Не превышайте скорость», а сейчас «Коронавирус». Естественно, обстановка влияет на человека.

Люди, которые сидели в самолете, говорили, что некоторые русские вынуждены были ночевать в аэропорту, потому что их билеты были тоже аннулированы. Они не могли вылететь. Они звонили в консульство. Всем говорили: «Это ваши проблемы, покупайте билеты Аэрофлота». На тот момент, соседка по самолету говорила, билеты «Аэрофлота» уже стоили 40 тыс. рублей (один, в один конец на одного человека Париж-Москва). Не все могут купить такие билеты. Они не могут вылететь по адекватной цене в ближайшее время, но могут заразиться коронавирусом.

Кстати, в ответ от консульства РФ нам пришла форма на французском, она была для того, чтобы, если что, нас могли депортировать. Грубо говоря, если мы не можем сами купить билеты, мы можем позволить себе депортацию, нас бы депортировали. Еще один из вариантов.

— Когда вы прилетели в Россию, как вас встречали?

— В самолете нам дали форму на английском, мы должны были написать, куда пребываем в Россию, куда поедем, где будет находиться. Потом никто это не сверял. Я могла бы написать, что я Таня Пушкина и живу в Гадюкино. Никто по паспорту не сличал, просто бумажки взяли и все. У выхода из самолета стоял человек с тепловизором.

— А вы заявили о себе в поликлинику, на самоизоляцию сели или нет?

— В Перми не знают, как должны проверять людей на коронавирус. Я так понимаю, что в поликлиниках не знают реально, они будут смотреть как на обычный грипп. По мои данным, инструкция одна — сидеть дома, не вылезать из дома две недели, не общаться с людьми. Если я почувствую себя плохо, я должна обратиться в поликлинику по своему адресу. А что там уже в поликлинике, как лечить людей, как проверять на коронавирус — я сомневаюсь. Может, она появится. Не знаю.

Я хотела добавить, что французы, например, своих людей бесплатно эвакуируют из разных стран. Но зачем спекулятивно завышать цены? Дайте людям спокойно уехать по адекватным ценам. И у нас не было информации, помощи российских властей. Ладно человек в Париже находится, а если люди в горах, альпинисты, как они из деревень добираться будут, если все заблокировано. Это все не очень приятно переживать.