Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
6088 +70
Выздоровели
4372 +30
Умерли
265 +9
Properm.ru
До 2022 года в «Хохловке» планируют починить все здания. Что там сейчас, рассказывает заведующий музеем Если вы недавно побывали в архитектурно-этнографическом музее «Хохловка», то знаете, что часть памятников закрыты для посещения, а на некоторых прямо сейчас ведутся работы. Мы поговорили с и.о. заведующего подразделением Юлией Бушмакиной о состоянии памятников, проделанной работе и реставрационных планах. Интервью было записано 21 марта 2020 года.

До 2022 года в «Хохловке» планируют починить все здания. Что там сейчас, рассказывает заведующий музеем

До 2022 года в «Хохловке» планируют починить все здания. Что там сейчас, рассказывает заведующий музеем
Фото: Properm.ru
Если вы недавно побывали в архитектурно-этнографическом музее «Хохловка», то знаете, что часть памятников закрыты для посещения, а на некоторых прямо сейчас ведутся работы. Мы поговорили с и.о. заведующего подразделением Юлией Бушмакиной о состоянии памятников, проделанной работе и реставрационных планах. Интервью было записано 21 марта 2020 года.

— Недавно (14 марта) мы с друзьями ездили в «Хохловку». После этого я и решил с вами поговорить. Когда мы гуляли, то у «Соляного амбара» встретили какую-то комиссию. Мы пытались зайти внутрь, но нам сказали, что нельзя — здание в аварийном состоянии. Расскажите, что там была за комиссия?

— Это были представители подрядчика. Они по контракту с государственной инспекцией по охране объектов культурного наследия Пермского края разрабатывают проект реставрации объектов культурного наследия. Обследование, которое проходило летом, выявило, что здание аварийное, допуск туда посетителей запрещен. Сейчас подрядчики разрабатывают проект реставрации. Они осматривали состояние несущих конструкций в том числе. Мы туда и так никогда посетителей не пускали. Там у нас находятся фонды хранения.

— А как так вышло, что здание в аварийном состоянии?

— Проблема в том, что у нас на территории находится очень много объектов культурного наследия регионального и федерального значения. Их реставрация и проектные работы, которые предшествуют ей, очень дорогие. У музея средств на это нет. При губернаторе Максиме Решетникове было принято решение, что до 2022 года все объекты будут отреставрированы. Сейчас уже больше года идут планомерные работы. Какие-то объекты уже обследованы, какие-то в стадии проекта, какие-то уже отреставрированы. Мы надеемся, что к 2022 году уже все объекты перейдут в нормативное состояние.

Соляной амбар (сектор «Солепромышленный комплекс»)

— Какие объекты уже отреставрированы?

— В конце 2019 года у нас были отреставрированы изба Игошева в секторе «Южное Прикамье»: заменена кровля (это самое главное), проведена обработка огнебиозащитой. Также в начале года если были у нас, видели, что мельница наконец-то обрела крылья. Мы восстановили крылья и их хвостовину, которая вращает верхнюю часть.

— В январе в группе музея во «ВКонтакте» было написано, что все реставрационные работы завершены. Но когда мы были там, какие-то деревянные подпорки появились, они для чего нужны?

— Это не подпорки. Я сказала, что восстановили хвостовину, это как раз она. Дело в том, что ветер не всегда дует в одном направлении, крылья должны ветер ловить. Как ловить, если они на одной стороне? Поэтому вся верхняя часть, которая называется «оголовье», вращалась в зависимости от направления ветра. Эти рычаги помогали ее вращать. Это делалось с помощью лошадей.

— Там все еще стоит табличка, что объект на реставрации.

— Да, табличка до сих пор стоит. Земля промерзшая: мы никак не можем ее выдрать. Мы с января пытаемся, надеюсь, что на следующей неделе, когда земля немножко оттает, мы уберем ее.

— Что с другими объектами?

— Сейчас у нас идет реставрация солеварни. Она началась ориентировочно в августе (2019 года — Properm.ru), но были проблемы с подрядчиком ООО «Наследие», несколько раз менялись бригады. Сейчас вышла уже четвертая бригада. Срок исполнения контракта продлен до апреля. Вчера (20 марта — Properm.ru) сама ходила, видела, что уже делают обрешетку на кровле.

— Успеют? Когда я там был, там еще предстояло много работы сделать.

— В прошлые выходные, это выглядело как «много работы». Сейчас обрешетка кровли почти готова. Скоро они закончат работы на кровле, поставят башенку, которой не хватает, и перейдут к интерьерам. Я очень надеюсь, скрещиваю пальчики, что до конца апреля все закончится.

— А подрядчика не меняли? Просто решили подождать?

— Они несколько раз выходили из сроков, и им продлили контракт, насколько мне известно. В будущем эти подрядчики уже не будут выигрывать в конкурсах, потому что занесены в реестр недобросовестных поставщиков. У нас с ними были проблемы.

Реставрационные работы в солеварне. Фото сделано 14 марта

— А по остальным объектам что еще планируется? Что уже сделали?

— Я пока скажу, что планируется на этот год. Ориентировочно в конце мая мы закрываем избу Кудымова и избу Светлакова в Коми-Пермяцком секторе на реставрацию, если дай бог, музей откроют. Там будут заменены сгнившие венцы. Будут домкратить или даже будет переборка. Кровлю, как правило, всегда меняют, потому что это самый подверженный гниению элемент. Будут заменены, насколько я читала в проекте, гвозди на аутентичные кованые, будет проложена береста между слоями тёса на кровле.

— Полное соответствие историческому облику?

— Да. Ориентировочно в конце мая работы начнутся. Еще в этом году начнутся работы в церкви Преображения (это которая пониже, в секторе «Северное Прикамье»). Там будут работы связанные с фундаментом и кровлей. Сейчас мы находимся на стадии проектирования.

В Богородицкой церкви будут предусматриваться, скорее всего, противоаварийные работы на кровле. Там тоже не все в порядке: кровля течет в нескольких местах. Это создает угрозу для памятника. Также изба Боталова вышла из обследования на проектирование, пожарное депо в секторе «Южное Прикамье» тоже сейчас на стадии проекта. Вы сами были свидетелем, когда приезжали подрядчики смотреть соляной амбар.

— На сайте Госзакупок видел, что вы по несколько раз разыгрывали разные объекты. Почему? Подрядчики не приходят на конкурсы?

— В том числе поэтому. Разыгрываем не мы. Очень часто такое было. Я сама активно следила прошлом летом за этим. Изба Игошева, например, три раза была выставлена на конкурс, никто не заявлялся.

— Как вы думаете, почему?

— Мне кажется, подрядчикам невыгодно. Кроме того, у нас очень мало специалистов, которые умеют работать с деревом. В Пермском крае так точно. Специалисты из других регионов, мне кажется, не настроены к нам приезжать.

Реставрационные работы в здании солеварни. Фото сделано 14 марта

— В солеварне, где сейчас ведутся работы, как они контролируются? Я так понимаю, что там очень много переделывают, от старого здания остается не так много.

— Вот тут я могу вас успокоить. Еще в прошлом году была произведена замена сгнивших венцов, это не так много. Здание домкратили, поднимали. Что кажется сейчас, что бревна новые, это дело в том, что их полностью ошкурили и покрыли огнебиозащитой, поэтому кажется, что цвет другой.

— Это старые бревна?

— Да, это все старые бревна. По факту заменены уже сгнившие венцы и будет заменена кровля.

— Там же не все старые бревна, новые подготовленные неошкуренные тоже лежали рядом.

— Это для стропил для кровли.

— Это допускается? Я знаю, что возникают проблемы с реставрацией памятников. Увидел и удивился.

— Вообще объект считается объектом культурного наследия по принципам Юнеско, если 30% — это оригинал. У солеварни, могу точно сказать, что больше половины оригинал.

— Будет в итоге?

— Да, точный процент не скажу, потому что не следила за предыдущими реставрациями. А за качеством работ следит Пермский краевой научно-производственный центр по охране памятников и объектов культурного наследия. Это подведомственное учреждение Инспекции по охране памятников. Они раз в неделю, а то и чаще, приезжают, осуществляют технический надзор.

— Вам нужно успевать до 2022 года или все поменялось?

— Я пока не слышала информации, чтобы что-то поменялось. Пока все в планах реставрации. Самое главное, что мы уже зашли на стадию обследования, мы уже зашли на стадию проектирования. Это значит, что проекты будут. Если что-то поменяется, будем выходить из ситуации.