Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
2011 +49
Выздоровели
1173 +55
Умерли
66 +2
Properm.ru
Подводный МИРС. Куда уходят миллиарды, предназначенные для информатизации Прикамья В прошлом году Министерство информационного развития Прикамья стало одним из крупнейших игроков на рынке госзакупок, разместив заказы на 3,6 млрд рублей. Properm.ru посмотрели на траты ведомства и увидели там возможные связи наших чиновников с подрядчиками и крупные заказы московской компании, которая обвиняется в умышленной неуплате налогов на 1 млрд рублей.

Подводный МИРС. Куда уходят миллиарды, предназначенные для информатизации Прикамья

6 апреля 2020, 08:00

Подводный МИРС. Куда уходят миллиарды, предназначенные для информатизации Прикамья
В прошлом году Министерство информационного развития Прикамья стало одним из крупнейших игроков на рынке госзакупок, разместив заказы на 3,6 млрд рублей. Properm.ru посмотрели на траты ведомства и увидели там возможные связи наших чиновников с подрядчиками и крупные заказы московской компании, которая обвиняется в умышленной неуплате налогов на 1 млрд рублей.

Период губернаторства Максима Решетникова прошел в регионе под знаком всеобщей информатизации и цифровизации. Флагманом всеобщего перехода на цифру стало отдельное и самостоятельное Министерство информационного развития и связи (МИРС), которое за пару лет, судя по затратам, превратилось в суперведомство.

По итогам 2019 года, МИРС заключил контракты на сумму 3,6 млрд рублей. Это четвертый по величине IT-бюджет среди регионов РФ. Сумма — беспрецедентная. За 2017 год министерство заключило контракты на 290,3 млн рублей, в 2018-м — 1,1 млрд рублей. Если судить по расходам, Пермский край должен был получить информационный прорыв сродни проектам Илона Маска, но этого не произошло. Из каких расходов сложилась эта гигантская сумма? На что ушли деньги?

Например, в Прикамье внедрили «Региональную информационную систему в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд Пермского края». Для тех, кто не имеет дело с госконтрактами и госзакупками, поясним, что это не глобальная общероссийская система (ЕИС закупок), а ее региональное ответвление. Сервис необходим для размещения небольших закупок и закупок из территорий края. Грубо говоря, чтобы чиновник из Елово при необходимости закупить канцтовары на тысячу рублей не вез тонну бумаг в Пермь для оформления документов, а мог это сделать прямо на месте. Если сейчас глянуть на список закупок за последние дни мы увидим, что Верещагинской больнице нужны бахилы и лекарства, Кунгурский сельскохозяйственный колледж ищет подрядчика для ремонта крыши спортзала, а Чусовской станции скорой помощи требуются хозтовары на сумму 2 628 рублей 49 копеек.

А вот что касается органов власти городов и края, у которых и так есть доступ к работе с ЕИС, то тут эффективность Пермской РИС Закупки сомнительна. Получается, что чиновники мэрии Перми и краевых властей публикуют свои заявки и в большой системе (ЕИС), и в региональной. То есть занимаются дублированием. И это конечно, не имеет никакого смысла ни с точки зрения экономии времени, ни с точки зрения экономии средств.

Есть и еще один важнейший аспект. Подобные системы внедрили и в некоторых других регионах страны: в Тульской, Волгодской, Сахалинской области, Татарстане, на Ставрополье. Но суммы затрат на обслуживание системы РИС Закупки Пермского края во много раз превышают аналогичные расходы в других регионах. Например, согласно данным государственной системы закупок, в 2019 году Тульская область на выполнение работ по развитию региональной информационной системы и техническое сопровождение ее бесперебойной работы потратила меньше 18 млн рублей (в 2018 и 2017 годах по 14,5 млн рублей соответственно). Оренбургская область в 2019 году потратила на эту же систему 11,5 млн рублей. Татарстан закупил на 3,5 млн рублей серверы и 8,5 млн рублей потратил на модернизацию и техподдержку. (Все данные по контрактам имеются в распоряжении редакции — Properm.ru).

А вот данные по Пермскому краю. Только по одному контракту в 2019 году региональное Министерство информационного развития и связи потратило 109 млн рублей на выполнение работ по автоматизации закупочной деятельности. В 2018 году — два контракта на общую сумму около 129 млн рублей. И уже в марте 2020 года прошел конкурс «Выполнение работ по автоматизации закупочной деятельности (5 очередь) и оказание услуг по сопровождению РИС ЗАКУПКИ» на сумму 113,5 млн рублей. 350 млн рублей — это, знаете ли, новый корпус школы в Перми.

То есть сравнимые работы и услуги, для Пермского края стоят в несколько раз дороже, чем для других регионов с подобными же региональными системами закупок. Опрошенные корреспондентом Properm.ru пермские эксперты не смогли пояснить, в чем причина столь существенной разницы в ценах и чем работы выполняемые для Пермского края принципиально отличаются от работ в других регионах. По их словам, «на рынке отрасли все понимают почему так происходит», но пояснять причины и открыто комментировать ситуацию отказались.
У Properm.ru тоже есть гипотеза. Для начала отметим, что во всех этих конкурсах в Прикамье один победитель ООО «Организационно-Технологические Решения 2000» из Москвы. Запомните это название.

ЦИРк на Монастырской

В начале 2018 года при Министерстве информационного развития и связи Прикамья создали очередное ГБУ (Государственное бюджетное учреждение) «Центр информационного развития Пермского края» (ЦИР ПК). Как заявляли тогда региональные власти среди основных видов деятельности нового учреждения — создание и развитие информационных систем, ведение информационных ресурсов и баз данных, предоставление программного обеспечения, инженерной, вычислительной и информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, информационная поддержка и продвижение проектов. Например, модернизация и техподдержка той же системы РИС Закупки, о которой написано выше. Однако работы выполняют москвичи, а тогда зачем ЦИР? Неизвестно.

Согласно приказу МИРС ПК от 16.10.2019 г. бюджет ЦИР ПК — 452 млн 145 тыс. 700 рублей. ЦИР располагается в корпусе бывшего ВККИУ занимая там полэтажа. Ежемесячная аренда обходится, судя по открытым данным, в 972 тыс. рублей. Согласно постановлению правительства края от 21 февраля 2019 года, N 96-п в штате учреждения должно быть 139 человек, среди которых три менеджера по кадрам, три менеджера по связям с общественностью (а всего пиаром в учреждении занимаются семь человек) и еще много полезного персонала. Все они должны быть заняты. Только вот вопрос чем.

Взгляд на последние закупки заставляет задуматься об этом. «Оказание услуг по консультационно-методической поддержке пользователей информационных систем и сервисов органов государственной власти Пермского края», - следует из сервиса «Контур. Закупки». В просторечии — это техподдержка первого уровня. В такой же центр вы звоните, если у вас проблемы с интернетом. Предположим, что своей техподдержки у них нет — 20 млн рублей уходят на сторону.

«Оказание услуг по сервисному обслуживанию и техническому сопровождению Единой краевой автоматизированной системы Открытого правительства». По логике, этим тоже должен заниматься Центр информационного развития. Но и здесь 6 млн рублей уходят подрядчикуООО «Организационно-Технологические Решения 2000». Всего же Организация ГБУ ПК «ЦИР ПК» выступала заказчиком в 123 государственных контрактах на сумму 243 млн 359 тыс. 226 рублей. Грубо говоря, учреждение, которое должно было само выполнять большой объем работ в реальности большую часть задач передает на субподряд, имея при этом постоянно растущий бюджет и раздутые штаты.

«Идеальные знакомцы»

Для того, чтобы понять, каким образом работала система взаимосвязей вокруг министерства информационного развития, надо вернуться чуть в прошлое. Когда-то в Перми была прорывная компания «Прогноз» — флагман мира информатизации в области разработок систем для органов власти и не только. В какой-то момент «Прогноз» распался, но стал кузницей кадров. Он породил массу успешных бизнесов, связанных с модернизацией систем информатизации, его специалисты востребованы, но похоже никогда концентрация бывших «прогнозовцев» не была так велика, как с 2017 по 2019 годы в руководстве Пермским краем, а точнее рядом с Министерством информационного развития.

Из самых известных к примеру, экс-губернатор Максим Решетников; Павел Шевыров, который был руководителем МИРСа, сейчас советник губернатора. Андрей Комраков, заместитель министра информационного развития. К этому списку имел отношение и нынешний министр информационного развития Игорь Никитин. А как же Павел Заргарян, заместитель, а потом министр закупок Пермского края, который работал заместителем Максима Решетникова еще во время его работы в правительстве Москвы? Это другой круг, смыкающийся с первым — выпускники географического факультета МГУ. Вот выпуск 2004 года с кафедры экономической и социальной географии России: Павел Шевыров, Андрей Комраков и Павел Заргарян.

Фактически у руля сразу двух ведомств краевого правительства — МИРСа и минзакупок стояла группа людей, которая очень близко знала друг друга по прошлой работе или учебе. Все эти люди связаны друг с другом совместной работой в «Прогнозе» или совместной учебой на географическом факультете МГУ, либо и тем и другим.

Среди компаний, которые основаны выходцами «Прогноза» есть крупное московское ООО «ПРО АЙ-ТИ РЕСУРС». Фирма никогда не работала на территории Прикамья, во всяком случае мы не нашли ее в числе участников государственных подрядов. Зато в числе бывших учредителей компании значится экс-министр закупок Пермского края Павел Заргарян.

Само «ПРО АЙ-ТИ РЕСУРС» по данным «СПАРК Интерфакс» на 60% принадлежит ООО «Капитал Трейд» с одним штатным сотрудником. Этой же кампании принадлежат 60% ООО «Организационно-Технологические Решения 2000», той самой, что исполняет крупнейшие контракты по работе с РИС Закупки. Всего за 2019 год «ОТР-2000» получило подрядов от МИРСа на 451,4 млн рублей.

То есть экс-министр закупок Прикамья Павел Заргарян (занимал должность министра до начала марта 2020 года) был одним из учредителей компании аффилированной одному из крупнейших подрядчиков МИРС Пермского края.

Оптимизационно-Технологические Решения

Что представляет из себя «ОТР 2000»? Крупная компания с персоналом в 800 человек и миллиардными оборотами. Но есть и проблемы. Еще в 2018 году налоговая служба Москвы после проверки доначислила компании налоги на сумму 1 млрд 11 млн рублей, прибавила к этому пени на 422 млн рублей и увенчала это дело штрафами в 113 млн рублей за совершение налоговых правонарушений по п. 3 ст. 122 налогового кодекса («умышленная неуплата или неполная уплату налогов»).

Начиная с этого момента арбитражные суды трех инстанций оставили решение налоговой службы в силе. Суды в своих решениях, практически прямым текстом пишут, что «ОТР 2000» создала цепочку подконтрольных фирм, которые в реальности ничего не делали, а работали «прокладками» по выводу денег. Из решения 9 Арбитражного апелляционного суда:

«Судом первой инстанции также правомерно установлено, что спорные организации не являются реальными участниками предпринимательских отношений их создание и деятельность не направлены на добросовестное участие в предпринимательской деятельности, а единственной целью их создания является оказание содействия в незаконном уменьшении расходов и увеличении налоговых вычетов, то есть получение необоснованной налоговой выгоды».

И еще одна ключевая цитата из решения 9 Арбитражного апелляционного суда:

«Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об установленной согласованности действий Заявителя, ООО «Ведит», ООО «Инфоэйдж», ООО «ПТБ» и ООО «ЦПР», направленной на минимизацию налоговых обязательств Заявителя, путем создания схемы «дробления бизнеса» и привлечения к выполнению работ сторонних организаций с целью создания «цепочки» подрядчиков и вывода денежных средств через организации, имеющих признаки фирм — «однодневок».

А Арбитражный суд Московского округа в решении прямо указывает на признаки обналичивания поступивших на счета фирмы денег: «…произведены доначисления налога на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость только в части сумм, отраженных в первичных документах, приходящихся на суммы расходов и суммы налога на добавленную стоимость, предъявленных контрагентами третьего звена, фактически не выполнявших работы (не оказывающих услуги), обладающих признаками «технических звеньев» и/или «фирм однодневок» с последующим обналичиванием денежных средств».

Отметим, сейчас компания «ОТР 2000», пройдя все судебные инстанции подала кассационную жалобу в Верховный суд РФ. И если решения предыдущих инстанций устоит и в Верховном суде, то крупнейший подрядчик Пермского края окажется злостным неплательщиком налогов, обязанным уплатить государству около 1,5 млрд рублей и возможно, с последующим интересом правоохранительных органов.

Считаем, что и руководство МИРС и руководство министерства закупок Пермского края не могли не знать о претензиях налоговиков и решениях судов. Однако по каким-то причинам продолжали доверять компании и только наращивали заказы для нее. Последний подряд компания ОТР 2000 выиграла в середине марта 2020 года, получив подряд на 113, 5 млн рублей на обслуживание той самой системы РИС Закупки. Исполнять контракт надо до конца следующего года.

Собственно, теперь хотя бы частично понятна подводная часть деятельности МИРСа. Мы видим что стоимость поддержки и доработки РИС Закупки во много раз превышает таковую у многих субьектов РФ. Видим, что во главе сразу двух министерств находились сослуживцы по прошлой работе или бывшие однокашники. При этом сотни миллионов стабильно уходят компании, в которой министр закупок когда-то был учредителем, а фирма по странному стечению обстоятельств может оказаться злостным умышленным неплательщиком налогов, пеней и штрафов на сумму 1,5 млрд рублей, да еще с возможными признаками «обналички».