Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
99648 +470
Умерли
5958 +29
Привито V2
623665 +823
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Как помочь нуждающимся в период пандемии. Несколько простых советов от волонтеров Волонтерские отряды Пермского края переориентировали свою деятельность (не все) и помогают тем, кто в самоизоляции и не покидает квартиры. При этом волонтерам не хватает средств защиты и денег на бензин. Они не имеют бюджета, не могут собирать средства, потому что являются добровольными объединениями граждан. Properm.ru пообщались с руководителями сообщества - выяснилось также, что многие хотят помогать совсем не из добрых побуждений.

Как помочь нуждающимся в период пандемии. Несколько простых советов от волонтеров

8 апреля 2020, 09:12

Как помочь нуждающимся в период пандемии. Несколько простых советов от волонтеров
Фото: Поисковый отряд им. Ирины Бухановой
Волонтерские отряды Пермского края переориентировали свою деятельность (не все) и помогают тем, кто в самоизоляции и не покидает квартиры. При этом волонтерам не хватает средств защиты и денег на бензин. Они не имеют бюджета, не могут собирать средства, потому что являются добровольными объединениями граждан. Properm.ru пообщались с руководителями сообщества - выяснилось также, что многие хотят помогать совсем не из добрых побуждений.

Ксения Макарова, координатор поискового отряда имени Ирины Бухановой: «Если у вас найдется лишняя банка тушенки, возьмем и с отчетом передадим нуждающимся»

Прием заявок на поиски в отряде не отменен. Вчера и позавчера были заявки, мы их также отрабатывали. Никто не откажет в поиске без вести пропавшего. Конечно, в первую очередь мы будем искать детей и пожилых людей. Взрослых, если ушли самовольно и нарушили самоизоляцию, мы также будем искать, но в приоритете пожилые, нуждающиеся в медицинской помощи и дети. Массовые сборы мы не проводим в связи с карантином. Заявки мы отрабатываем со старшими по районам, автономными группами.

Мы также патрулируем улицы с полицией, и нам проще найти человека в условиях, когда на улицах мало людей. Потерявшегося человека сейчас легче выявить. До карантина у нас в день отрабатывалось 15–20 заявок, сейчас 1–2. Люди дома, соблюдают карантин, не выходят на улицу.

Отряд приостановил проект, связанный с профилактикой пропажи детей, так как закрыты учебные заведения. Но мы больше стали работать с пожилыми, привлекаем волонтеров-медиков.

Заявки поступают через Минсоц. И даже из дежурных частей нам переправляют заявки бабушек, которые звонят и говорят, что у них нет ни хлеба, ни воды. Вчера наши волонтеры услышали, как женщина в окно попросила их купить хлеба. Наши волонтеры купили и, соблюдая дистанцию, передали.

Средствами индивидуальной защиты волонтеры обеспечивают себя сами, нам никто ничего не выделял. Волонтеры все в масках, перчатках, с антисептиками. Если они передают продукты, то сначала обрабатывают руки. Дистанцию соблюдают, даже когда идут вместе — 1,5–2 метра друг от друга. К людям на улице близко не подходят.

На патрулирование мы принимаем людей до 50 лет, социально адаптированных, здоровых. В большинстве это спортсмены, которые вызвались нам помогать — Лига бокса и айкидо. Женщин-волонтеров мы одних не отпускаем.

У волонтеров есть разрешение на передвижение с ограничением по районам. Волонтеры, которые передвигаются на автомобилях по всему городу, также имеют разрешение. У нас никогда не было финансирования отряда, волонтеры все приобретали за свой счет. Сейчас тяжело, потому что сами волонтеры остались без работы, их возможности ограничены, не хватает денег на бензин. Я вчера посетила девять районов.

Отряд нуждается в топливе и средствах защиты. Примем также продукты: если у вас найдется лишняя банка тушенки, возьмем и с отчетом передадим нуждающимся. От своей первоначальной цели — поиска пропавших людей — мы не будет отказываться. Думаю, будет сложнее, возможно, мы не сможем выехать в отдаленные районы из-за трудности с бензином. Некоторую часть волонтеров у нас уволили с работы, хотя президент сказал не увольнять.Кто-то, как я, был самозанятым.

Работа волонтерского отряда финансировалась за счет личных средств. Сейчас не у всех волонтеров есть доход и финансовая подушка, соответственно, могут быть перебои в работе отряда, доставке волонтеров на место поисков.

Елена Арыкова, руководитель соликамского объединения волонтеров: «Пандемия пройдет и меньше людей будут проявлять интерес к волонтерству»

Мы не приостанавливаем нашу работу, наоборот, у нас становится больше заявок — купить продукты и лекарства, с собаками погулять. Дополнительно наши волонтеры работают с администрацией города и оттуда получают заявки на помощь. Адрес скидывают в чат, задание забирает тот, кто из волонтеров свободен и находится ближе.

Наши волонтеры прошли обучение, все с сертификатами, и практически у всех есть разрешение на передвижение. Остальные помогают информационно, в соцсетях, деньги перечисляют. За три дня нам перечислили 7 тыс. рублей на экстренные нужды: купить продукты тем, кто остался без денег. В основном, на детей перечисляют. Мама-одиночка в двумя детьми не может нигде подработать, мы купили ей продукты.

В больнице, в экстренной хирургии оказался ребенок, еще долго будут лежать, остались без одежды, продуктов. Волонтеры увезли им два больших пакета. У нас командная работа: кто-то принимает заявки, объявляет сбор в соцсетях, кто-то покупает, кто-то отвозит.

Есть старички, которые напуганы, звонят, говорят: «Выйти не можем, по рецепту нужно лекарства получить, у меня лекарства кончились, которые ежедневно необходимо принимать». Волонтеры покупают лекарства на свои деньги, фотографируют чек, отсылают в администрацию города, и им компенсируют в штабе. Но сейчас уже, через четыре дня самоизоляции, стало меньше заявок, выдохнули, видимо, и пытаются обходиться без посторонней помощи.

До пандемии был спад волонтерской активности, люди неохотно реагировали на сборы. А сейчас стало больше людей, кто откликается на нужду, чувствуется единство. Мы никого не агитируем, соликамцы нас сами находят и предлагают помощь. Беда объединяет.

Но я понимаю, что пандемия пройдет и меньше людей будут проявлять интерес к волонтерству. Появится работа и личные дела. Сейчас многие идут в волонтерство от скуки, так и пишут: «Возьмите нас, дома не могу сидеть, хочу добрые дела делать». Я в таких случаях выясняю настоящую цель: хотят помогать или получить разрешение на передвижение. С такой мотивацией люди сами отпадают на этапе обучения.

Свою безопасность мы обеспечиваем сами, шьем маски. Администрация мне однажды выдала пакет: в нем были две марлевые маски, две пары резиновых перчаток и плащ. Отряду нужны средства индивидуальной защиты. Штаб города не может всех снабдить масками и перчатками.

Антон Бояршинов, региональный представитель поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт»: «Подготовка к летнему поисковому сезону сильно осложнена, сезон будет тяжелым»

Отряд работает в прежнем режиме с соблюдением мер безопасности. Заявки на поиск пропавших принимают по телефону горячей линии 8–800–700–54–52. Горячая линия работает в прежнем режиме.

Приостановлены все очные обучающие мероприятия, собрания и встречи. Курс молодого бойца для новичков организованный Центром поиска пропавших людей предварительно перенесён на июль. В остальном отряд развивается в прежнем темпе.

В приоритете поиск без вести пропавших, однако в этот непростой период в разработке пермского отряда несколько проектов оказания помощи гражданам. Один такой проект мы осуществляем совместно с центром «Грани», Дедморозим, Бессмертным полком, «Территорией передышки», приютом «Матроскин». Проект называется SOSеди. Мы объединились, чтобы поддержать горожан во время пандемии коронавируса. Волонтеры отряда помогают пожилым и одиноким людям по своей инициативе.

Безопасность волонтера обеспечивается средствами индивидуальной защиты. На поиски необходимо одевать очки, маску либо респиратор, перчатки. Частично волонтеры обеспечивают безопасность самостоятельно, но отряд просит помочь неравнодушных граждан. На эту просьбу уже откликнулись и сейчас у нас есть несколько комплектов СИЗ. Они будут предоставлены поисковикам, выезжающим на задачи.

Для поисково-спасательных работ волонтерам выдаются пропуска по установленной форме. Но большинство поисков пока осуществляется в информационном режиме. При активных поисках штаб по возможности не организуется, работа осуществляется автономными группами без скопления людей, задачи ставятся дистанционно.

Ближе к лету количество заявок возрастет, а так как подготовка к летнему поисковому сезону сильно осложнена, сезон будет тяжелым. При этом решать поисковые задачи в условиях режима самоизоляции с одной стороны проще — меньше людей на улицах, случайный человек заметней, но с другой стороны сложнее — меньше свидетельств, меньше вероятности, что потерявшемуся поможет случайный прохожий. Ну и режим выезда усложнился.

Ситуация с пандемией сплотит волонтеров, отряды будут объединяться в коалиции, так как многие задачи в команде решать значительно легче. Положительные связи и контакты, наработанные в этот период сохранятся.

Егор Демидов, координатор сообщества Volunteers_perm: «Часть волонтёров оказалась в изоляции рядом с группой риска — старичками и людьми с хроническими заболеваниями»

Мы не закрывали окно заявок, также продолжаем принимать запросы в нашей группе ВКонтакте, наши кураторы тоже продолжают отвечать на запросы. Но по сути, все запросы нам приходится переадресовывать. В нашем сообществе приостановлены абсолютно все направления работы, так как по всем видам волонтёрской помощи мы работали офлайн.

Перенесены мероприятия по всем системным направлениям — это социальное, экологическое и культурное волонтёрство. Под вопросом досуговые события для волонтёров. Возможно, нам придётся перенести и юбилей сообщества, запланированный на конец мая.

На данный момент мы оказались неспособны выполнять свои обычные задачи. Сейчас работаем с тем, чем можем. Например, для волонтёра сейчас желательно наличие автомобиля для оказания помощи пожилым. Для наших ребят наличие авто — скорее исключение. Часть волонтёров оказались в изоляции рядом с группой риска — старичками и людьми с хроническими заболеваниями. Им категорически не рекомендуется продолжать волонтёрскую работу, а стоит позаботиться о своих близких и максимально ограничить личные контакты. Я сам оказался заложником такой ситуации.

В условиях эпидемии очень остро проявилась наша особенность — отсутствие юридического лица. То есть мы не зарегистрированы, не имеем штаба и практически нет бюджета, а кураторы работают на добровольных началах. Само сообщество оказалось ненужным в текущих условиях, но волонтёрский ресурс мы стараемся перенаправлять. С другой стороны, эта же особенность позволит нам сохранить команду и не терять ресурсы, которых у нас и так почти не было.
Мы работаем практически без бюджета, лишь изредка привлекаем небольших партнёров или проводим небольшие целевые сборы средств. Эта работа не проводится в сообществе на постоянной основе, и сейчас такую работу мы тоже заморозили.

Раньше, до пандемии мы не планировали деятельность далее, чем на полгода. А в новых условиях оказались в ситуации, когда уже завтра может случиться что-то ещё. И сейчас мы попали в «режим ожидания». В зависимости от ситуации в стране и городе, будем что-то предпринимать.

Становится ясно, что приходит пора консолидации усилий, полагаю, это будет актуально не только для волонтёрского сектора. Всё общество оказалось в кризисной ситуации, и бороться с ней каждому будет тяжелее, чем всем вместе. Хорошо бы, чтобы новый тренд не имел стихийный характер, а превратился в систему. В ближайшей перспективе, при условии активного информирования населения может случиться расцвет адресной помощи нуждающимся и волонтёрства-онлайн. Если ситуация с эпидемией и жёсткими ограничениями не улучшится, то скоро нуждающихся в помощи станет в разы больше, и это в меньшей степени будет волонтёрская помощь.

Андрей Дербенев для Properm.ru

Оцените материал