Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
13047 +159
Выздоровели
8691 +91
Умерли
645 +6
Properm.ru
Хороводы вокруг стелы. Зачем обсуждать дизайн того, что не нужно? Знаете главную функцию сайта «Управляем вместе»? Нет, не связь с народом, и не имитация этой крепкой связи и бурной деятельности. «Управляем вместе» - психотерапевтический сайт! Во дни, как говаривал классик, сомнений и тягостных раздумий этот сайт, как никакой другой может порадовать нас чиновничьими кунштюками, повеселить и позабавить. И хорошо получается. И снимает социальное напряжение. Ну как можно всерьез злиться на бюрократию, которая выкидывает этакие забавные коленца? Кроме того — это еще и очень интересный маркер реакции.

Хороводы вокруг стелы. Зачем обсуждать дизайн того, что не нужно?

Хороводы вокруг стелы. Зачем обсуждать дизайн того, что не нужно?
Знаете главную функцию сайта «Управляем вместе»? Нет, не связь с народом, и не имитация этой крепкой связи и бурной деятельности. «Управляем вместе» - психотерапевтический сайт! Во дни, как говаривал классик, сомнений и тягостных раздумий этот сайт, как никакой другой может порадовать нас чиновничьими кунштюками, повеселить и позабавить. И хорошо получается. И снимает социальное напряжение. Ну как можно всерьез злиться на бюрократию, которая выкидывает этакие забавные коленца? Кроме того — это еще и очень интересный маркер реакции.

Примерно около 1750 года до нашей эры, вавилонский царь Хаммурапи возвел в центре города стелу, вызывающей по нынешним временам формы, зато с текстами законов. И правовая и общественная жизнь Вавилона вращалась какое-то время вокруг этой стелы. Так и в Перми случилось на днях. Паноптикум пермской чиновничьей мысли порадовал нас эскизами приветственных стел на въезде в Пермский край. И поскольку смешными событиями нас реальность не радует, сии проекты вызвали в соцсетях и тг-каналах гомерический хохот подобный тому, что в СССР вызывали речи Брежнева, хотя форма их на вавилонскую совсем не похожа. Вот они.

Если честно, я бы предложил дизайнеру и чиновнику, утверждавшему варианты, позвонить психотерапевту. Без шуток. Столь жесткая концентрация на кладбищенских мотивах может быть свидетельством затяжной депрессии и других проблем. Это не я сказал, это я у психотерапевта спросил. Не то, чтобы стопроцентно, сказал мне специалист, пути бюрократической мысли извилисты, но внимательно посмотреть не помешает. Тем более, продолжил он, сейчас различные формы депрессивных состояний очень распространены, слишком много давит на людей, а уж на людей во власти, тем более.

Так вот, в эскизах мы видим три варианта, отправляющих нас к погребальной эстетике. Причем любой из вас путем несложного гуглопроцесса определит еще и этно-конфессиональные мотивы надгробий, которые здесь использованы. Оставшиеся три варианта: «цены на бензин», «дорожный знак», «виндер обычный рекламный» судя по всему просто взяты из портфолио компаний, которые занимаются изготовлением рекламных конструкций и чуть доработаны. То есть в качестве ударных вариантов предполагаются вот эти самые «надгробия». Любители конспирологии, скрытых смыслов и захвата Земли рептилоидами, безусловно, получат простор для теорий. Но если серьезно, ЭТО, конечно, выглядит плохо. А для региона, который до сих пор хвастается зажиточностью, давними культурными традициями и чутким отношением к искусству — вульгарно и глупо.

У этой истории есть и второй аспект. Конечно, вся культурная и прогрессивная общественность Перми при взгляде на эскизы немедленно заломила руки в ужасе и экзальтации: «Тихий ужас! Убожество! Серость!» И это, безусловно, правда, мы проклинаем чиновников и разумеется за дело. И все же, позвольте спросить, кто их этому научил? Гельман, что ли?

Конечно, умалить влияние Марата Александровича на наше хрупкое провинциальное понимание прекрасного, помноженное на постоянное желание денег, трудно. Культуртрегера уже много лет нет в Перми, и даже поколения чиновников сменились, но незримый принцип «искусство должно быть из говна и палок, похоже на говно и палки, но стоить как золото» по-прежнему веет над Пермью. Такой подход конечно позволяет любой косяк выдать за эстетику гениального «Я так вижу». Но Гельмана здесь нет уже много лет. Мы успешно продвигаемся дальше. Мы убрали из тезиса слово «искусство», заменив его словом «всё».

Если кирпичный цех с гипсокартоном и побелкой обзывать «пространством искусства» и восхвалять это… Если вместо сноса бетонных заборов их разрисовывать и выдавать за фишку и новый стиль города… Если красную транспортную карту называть «Малахит»… Если снобистски морщить нос при словах «профессиональный футбол»… Если критиковать один стеклянно-железный параллелепипед о пяти этажах, а потом защищать другой стеклянно-железный параллелепипед о 24 этажах… То понятия размываются, и дерьмо уже не кажется сильно дерьмоватым, зато возникают глубокие дискуссии о качестве приготовления и оттенках вкуса оного.

Возвращаясь же к стелам на границах Пермского края, интересно, что ни у кого не возник вопрос: «А зачем они вообще нужны?». Нам обязательно надо символически обозначить прохождение границы? Это у нас что, неудовлетворенный позыв к сепаратизму? Если честно, ни одного другого повода, кроме как странной архаичной «пузомерки» в голову не приходит. А с кем мы меряемся стелами? А размер стелы, прости хоспеди, имеет значение? Те же люди, что дискутируют о нужности зоопарка, на полном серьезе спорят о внешнем виде кусков алюминия и бетона, для существования которых нет ни одной сколько-нибудь внятной причины.

И вся эта история конечно говорит нам о том, что люди в самоизоляции насиделись, потеряли критерии рационального и рады любому поводу, чтобы сбросить напряжение. Собственно, именно этот процесс нам демонстрирует портал «Управляем вместе».
Только за это его надо было придумать.


Оцените материал