Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
9448 +74
Выздоровели
6508 +45
Умерли
436 +5
Properm.ru
«Без разговора по душам невозможно выстроить доверительных отношений». Детский психолог о самоизоляции Самоизоляция – нетипичная ситуация, при которой дети и родители каждый день находятся друг с другом в замкнутом пространстве квартиры. Как справиться с этим непростым испытанием для отношений, рассказала детский психолог, психотерапевт Наталья Толмачёва.

«Без разговора по душам невозможно выстроить доверительных отношений». Детский психолог о самоизоляции

13 мая 2020, 08:01
интервью

«Без разговора по душам невозможно выстроить доверительных отношений». Детский психолог о самоизоляции
Самоизоляция – нетипичная ситуация, при которой дети и родители каждый день находятся друг с другом в замкнутом пространстве квартиры. Как справиться с этим непростым испытанием для отношений, рассказала детский психолог, психотерапевт Наталья Толмачёва.

— Наталья, какие психологические проблемы возникают в условиях самоизоляции?

— Любая стрессовая ситуация актуализирует проблемы, которые существовали у людей всегда, но маскировались какими-то другими обстоятельствами. Поэтому самоизоляция, которая для многих является стрессом, не создаёт новых психологических проблем, а становится тем фактором, который усиливает старые. Какие это проблемы? Для начала стоит заметить, что родителям обычно тяжело с детьми такого возраста, в котором они сами пережили травматический опыт. Именно поэтому одним психологически тяжело с грудными детьми, у мам острая послеродовая депрессия. А другим невыносимо тяжело с подростком, потому что они сами тяжело переживали этот возраст, и сейчас у них много ожиданий и проблем с ребёнком этого возраста. Поэтому если кому-то в принципе сейчас непросто со своим ребёнком, то в изоляции от него начнёт голова идти кругом. А кому с ним комфортно, то сейчас как раз период сближения.

Возьмём абстрактную Машу, которая оказалась на самоизоляции с ребёнком семи-восьми лет. Машу при этом сильно травили одноклассники в начальной школе. Проблема Маши, скорее всего, будет состоять в том, что она будет проецировать опыт своего прошлого на ребёнка, бояться его повторения у дочери. Возможно, Маше давно кажется, что на её ребёнка в школе недоброжелательно смотрят. Поэтому такая мама будет радоваться изоляции своего ребёнка от школы, совершенно не понимая страданий дочери, которой скучно без одноклассников и не хочется ничего делать дома, хотя раньше таких проблем не было.

Или вот ещё пример. У абстрактной Кати развелись родители, когда ей было девять лет. Теперь, когда она с мужем ругается, она очень боится, что её дочь будет страдать из-за конфликтов родителей и бояться их развода, как боялась она сама. Этот страх рождает обвинения мужа. Дескать, это всё из-за тебя, наша дочь страдает. Хотя в действительности страдает вовсе не ребёнок, а Катя, которая до сих пор остро переживает из-за развода родителей.

— Как дети переживают самоизоляцию? Для них это тоже стресс?

— Для детей до трёх лет весь мир — это его мама. Ребёнок в этот период эмоционально слит с матерью, её чувства и эмоции он переносит на себя. Поэтому если мама тяжело переживает этот период, то ребёнок тоже будет тревожиться, он может начать плохо спать, проситься спать с родителями и даже заболеть.

Детям с трёх лет до школы сейчас проще всего. В этом возрасте дети много играют, активно познают мир. Они легко могут провести в своих интересных занятиях весь период карантина. Проблема может возникнуть в том случае, если родитель будет заставлять себя играть со своим ребёнком, потому что это «надо» или по какой-то другой причине. Мы так устроены, что в ответ на «надо» у нас чаще всего возникает агрессия. А куда придётся девать эту агрессию в условиях самоизоляции? Либо подавлять, что не самый лучший вариант, либо вымещать на близких, в том числе, на ребёнке. Что делать? В самоизоляции, как в любой потенциально кризисной ситуации, главное состоит в том, чтобы выжить. Поэтому я рекомендую родителям прекратить стремиться быть идеальными родителями и не заниматься освоением методик воспитания. Самое мудрое в этот период — это просто отстать от дошкольника, позволить ему самому играть так, как ему это нравится.

От родителей дошкольников мне поступал такой запрос: дети не хотят выйти на улицу даже на полчаса, наотрез отказываются. В этом случае самое лучшее — не тревожиться по этому поводу, а наоборот, поддерживать себя установкой, которую мне подсказала одна из мам: «Если бы он хотел все время гулять, мне было бы сложнее». Когда ситуация нормализуется, дети снова пойдут в сад, они привыкнут гулять в обычном режиме.

Но самые большие сложности сейчас, конечно, у школьников, потому что их жизни изменилась в значительно большей степени, чем жизнь детей остальных возрастов. У них появилось удалённое обучение.

— Насколько я понимаю, это комплексная проблема. В ней сконцентрированы сложности, как минимум, трёх сторон: учителей, родителей, детей.

— Вы правы. Начнём с родителей. Чаще всего на сеансах с родителями мы решаем проблему контроля. В самоизоляции дети постоянно находятся в поле зрения, многие родители начинают излишне контролировать своих чад. Речь, в частности, о контроле за выполнением домашнего задания.

Моя личная позиция и как психолога, и как мамы сына-восьмиклассника состоит в том, чтобы не контролировать выполнение домашнего задания. Это дело ребёнка, его ответственность. Всё, что я делаю, это смотрю электронный дневник. Бывает, я там вижу «двойки». Не думаю, что это повод для наказания. Это — повод для разговора с ребёнком: а почему «двойки», что случилось? И, исходя из ответа, нужно разбираться дальше. Как минимум, узнать, что ребёнок предпринял, чтобы эти «двойки» исправить, связался ли с учителем, чтобы спросить, как их исправить.

Проблема с тревогой родителей из-за оценок своих детей, по моему опыту, связана с ложными внутренними убеждениями. Дескать, школьные оценки как-то влияют на то, насколько счастливым и успешным будет человек. Это спорное убеждение, ведь в жизни много примеров, когда бывшие двоечники становились высокооплачиваемыми специалистами и счастливыми людьми. Успешность жизни вовсе не связана с оценками, она связана с полученными в школе навыками и способностями эти навыки применять на практике.

— Что это за навыки?

— Во-первых, способность исправлять ошибки. «Двойки» — это признак того, что в действиях ребёнка есть какие-то ошибки. Задача родителей — мотивировать исправлять ошибки.

Во-вторых, школа ребёнка учит понимать, какие предметы, люди и дела нравятся, а какие — нет. Иногда возникает непростая ситуация, когда предмет нравится, а учитель — нет. В этом случае нужно помочь ребёнку понять, что для него важнее и как в связи с этим приоритетом выстроить поведение. В будущем эти умения помогут понимать, какой выбор в жизни делать.

В-третьих, школа — это место, в котором можно тренировать силу воли. Мне кажется, что это очень важно — дать ребёнку понять, что даже в деле, которое в целом очень нравится, будут участки работы, которые выполнять неприятно и даже тяжело. Поэтому важно помочь школьнику выработать индивидуальный стиль и режим выполнения трудных задач, такой, который ему нравится и подходит. Это может быть, например, его личное правило делать все сложные уроки сразу или с часовым перерывом между занятиями, вечером или, если есть возможность, утром. Сейчас в самоизоляции как раз есть много возможностей попробовать разные варианты.

— Есть ли какие-то специфические трудности во взаимоотношениях с детьми, которые возникли исключительно в период самоизоляции?

— Нет. Только обострения. Ведь сейчас что происходит? У всех нас появилось множество возможностей, чтобы друг с другом по-настоящему познакомиться и понять, к чему на самом деле шли наши взаимоотношения. Если все в семье рассорились, то дело не в самоизоляции как таковой, а в том, что, наверное, всё к тому и шло. Если мы сделали себе такое признание, то следующий шаг — это разобраться, что нас в поведении друг друга не устраивает. Это касается отношений и между взрослыми, и между взрослыми и детьми.

— Какие есть способы правильно выстроить отношения с детьми?

— С детьми практически любого возраста действует принцип открытого и честного разговора. В большинстве случаев родители разговаривают с детьми, когда чего-то требуют. Сделал ли уроки? Исполнил ли свои домашние обязанности? Это можно понять: у многих родителей хватает времени только на контроль. Но дело не только в цейтноте. Большинство родителей боятся открыто говорить со своими детьми. Потому что это от них самих потребует честности и открытости. Ведь многие привыкли транслировать своему ребёнку определённый образ себя, а здесь придётся выйти из роли.

Слегка отвлекаясь от темы, замечу вот что. В чём ведь состоит главная психологическая опасность самоизоляции? В том, что мы много времени находимся вместе и видим друг друга с разных сторон, это ослабляет и даже стирает тот образ себя, который мы транслируем вовне. То есть в самоизоляции мы для других обнаруживаем себя настоящих.

Обратно к детям. Невозможно выстроить с ребёнком доверительных отношений, не разговаривая с ним по душам, не рассказывая про свой опыт и не обесценивая опыт ребёнка. С обесцениванием у нас в России всё сложно. Эта черта глубоко прошита в нашем менталитете. Мы часто обесцениваем что-то важное и критикуем его, потому что считаем, что это даёт толчок для развития. На самом деле это даёт заниженную самооценку и портит любые взаимоотношения, ведь обесценивание вызывает естественную реакцию защиты.

— А если пока нет привычки не обесценивать?

— Тогда я рекомендую начать с того, чтобы молча слушать ребёнка, не давая никаких советов. Потом постепенно задавать уточняющие и проясняющие вопросы и самому раскрываться в разговоре. Примерно так: а знаешь, что меня больше всего тревожит в самоизоляции? Что денег у нас совсем не будет, что мы с голоду умрём, что мы с твоим отцом поссоримся и разведёмся, но мы взрослые люди, и не с таким справлялись, мы обязательно найдём выход!

Такие слова дадут понять ребёнку, что мы открыты и готовы говорить. В этом случае и ребёнок откроется. Потому что поймёт, что это для него безопасно.

— Какие ещё сложности возникли или обнаружились период онлайн-обучения?

— Как мне кажется, главные трудности здесь связаны с самой технологией. Точнее, с тем, что учителя оказались не готовы её применить на практике. В результате, школьники оказались вынуждены выполнять зачастую бесполезные задания. Да ещё в таком объёме, который практически не оставил свободного времени. Что я имею в виду? Онлайн-обучение не подходит для аналога школьного урока. Оно идеально приспособлено для проектной работы. Дети вместе выполняют какой-то проект, обсуждают его в мессенджерах, а то, что им не понятно, обсуждают на консультациях с преподавателями.

Учителя не знакомы с таким форматом, их просто не успели перепрофилировать, обучить использовать онлайн-платформы эффективно, в полную силу. В итоге вместо действительно интересных заданий детям дают темы для рефератов даже по таким, казалось бы, сугубо практическим предметам, как физкультура и труд. С количеством писанины в итоге справляются только отличники, которые посвящают этому всё своё время. Остальные делают как придётся.

Вторая проблема, которая обострилась с переходом на онлайн-обучение, состоит в том, что родители практически не общаются с учителями своих детей. Они не сообщают о своём недовольстве процессом обучения, потому что для многих до сих пор учитель — это родительская фигура, обладающая статусов непогрешимости, вызывающая страх и почтение. Учителя, мол, лучше знают, а мы все по отношению к учителям — дети. То есть родители иногда не способны занять позицию равного взрослого по отношению к преподавателю. Между тем учителя сейчас намного больше настроены на диалог с родителями, чем лет тридцать назад.

— Как действовать, если с ребёнком назревает конфликт? Как экологично из него выйти?

— Первое — это дать эмоциям выйти. Это значит сказать словами (а не агрессивными действиями или матом): я сейчас сильно злюсь на тебя, я просто в бешенстве, меня разрывает гнев. Ну а если вы сорвались-таки и наорали — не стоит винить себя. В конце концов, немного покричать — это не катастрофа. Главное — попросить прощения после этого. Не за претензии, а за способ их выражения. Мол, прости, переборщила.

Второе. Чтобы ребёнок не замыкался после таких вспышек, очень важно отделять личность от поведения. Что это значит? Что я ругаю ребёнка не за то, какой он есть, а за то, как от вёл себя в конкретном случае. Обязательно нужно проговорить, что вы по-прежнему любите своего ребёнка.

Третье. Не винить ребёнка в своей реакции, а делать так называемое я-сообщение. Я чувствую себя так-то и так-то. А не «это ты довёл меня».

И четвёртое. Нужно заботиться о себе и давать себе время отдохнуть. Стрессы связаны не с другими людьми, а с нашими внутренними состояниями. Поэтому очень важно приносить себе радость. Подпитывать себя ресурсами — это самая главная профилактика любого конфликта.

Вера Гиренко для Properm.ru

Оцените материал